Итоги 2019 года 
21.01.2020

Как стать рейдером в собственной компании

Главные бизнес-конфликты 2019 года в Татарстане

Если бы конфликтолог писал труд о специфике минувшего года, то Татарстан дал бы ему богатый материал для размышлений. Битва «Татнефти» и ТАИФа продолжилась изощренными ходами, в которых противники пожирали сами себя. На грани краха после боев различного значения оказались такие гиганты, как ипотечное агентство и «Инвэнт». Перчатку могущественным мира сего бросили экс-топы «Аммония» и КЗССМ… «БИЗНЕС Online» предлагает проголосовать за наиболее яркое, на ваш взгляд, событие — одно или несколько.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ ПО ПРОДАЖЕ ЗАВОДА «ТАТНЕФТЬ-НКНХ-ОЙЛ»

СПЕЦОПЕРАЦИЯ ПО ПРОДАЖЕ ЗАВОДА «ТАТНЕФТЬ-НКНХ-ОЙЛ»

Завсегдатаями нашего бизнес-скандального рейтинга остаются две крупнейшие компании республики — ТАИФ и «Татнефть». Постоянными разборками коллеги-конкуренты иллюстрируют поговорку о том, что двум домохозяйкам трудно ужиться на одной кухне.

В начале года завершилась длящаяся несколько лет тяжба вокруг СП с «Нижнекамскнефтехимом» — «Татнефть-НКНХ-Ойл». В результате на торгах «Татнефть» уступила его ТАИФу и начала строить свое производство на ТАНЕКО. Причем наши источники говорят, что для ТАИФа результат торгов стал неприятной неожиданностью: будто бы он не планировал получить в собственность предприятие, а участвовал в торгах, чтобы набить цену активу и вытянуть из «Татнефти» побольше денег, но в итоге перехитрил сам себя — нефтяники прекратили торговаться раньше, чем ожидалось, и ТАИФ, сам того не желая, оказался победителем. Компании пришлось заплатить за завод втрое выше стартовой цены — 2,5 млрд рублей, а сейчас нефтехимический холдинг не знает, что с ним делать: все технологии на производство масел принадлежат «Татнефти», а на отработку своих нужны спецы и время. Кому принадлежала сама идея хитрых торгов, неизвестно, но за итог будто бы поплатился 49-летний замгендиректора НКНХ Игорь Ларионов. На заводе он работал целых 22 года, а в топ-менеджменте — последние 13 лет, отвечал за корпоративную собственность и стратегическое развитие, в том числе занимался вопросами ценных бумаг, кроме того, курировал и инвестиционные проекты.

В 2019-м «Татнефть» решительно разрубила еще один гордиев узел, который связывал ее с ТАИФом: после двух лет битв из-за высокой цены на синтетический каучук, поставляемый «Нижнекамскнефтехимом» на «Нижнекамскшину», нефтяники предпочли за 12,9 млрд рублей купить «СИБУР Тольятти» — это поможет закрыть основные сырьевые потребности шинного комплекса «Татнефти».

В свою очередь ТАИФ довольно успешно выдавливает «Татнефть» с рынка теплоснабжения Нижнекамска.

БОРЬБА РИНАТА ХАНБИКОВА С «ВЭБ.РФ» ЗА «АММОНИЙ»

БОРЬБА РИНАТА ХАНБИКОВА С ВЭБ.РФ ЗА «АММОНИЙ»

Весь 2019 год шла подковерная борьба за «Аммоний». Сражались главный кредитор предприятия ВЭБ.РФ и бывший председатель совета директоров компании Ринат Ханбиков, который через ООО «Татаммоний» контролирует 46,43% акций менделеевского завода. Его не устраивала предложенная кредитором схема погашения задолженности почти в $1,5 млрд, которая предусматривала передачу 100% акций за $900 млн председателю совета директоров корпорации AEON  Роману Троценко, тесно связанному с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным. В результате многоходовой сделки выиграли бы все, кроме самого Ханбикова. Поэтому тот всеми силами старался затормозить нежелательное для себя развитие ситуации.

В итоге ВЭБ.РФ вынужден был задействовать главный аргумент — банкротство «Аммония», чего кредитор и правительство РТ до последнего старались избежать, так как это затягивало решение судьбы худо-бедно действующего предприятия. В ноябре Арбитражный суд РТ ввел на «Аммонии» процедуру наблюдения сроком 7 месяцев. Причем формально банк может обратить взыскание не только на сам завод и ООО «Татаммоний», но и на инвестиционно-венчурный фонд (ИВФ) РТ, которому принадлежит 33,57% акций «Аммония» и который выступал поручителем по кредиту банка. Впрочем, сам ВЭБ.РФ заявил, что процедура наблюдения понадобилась лишь для того, чтобы взять ситуацию на заводе под свой контроль, а также для финансового оздоровления компании.

В конце ноября президент РТ Рустам Минниханов и приехавший в Казань председатель госкорпорации развития «ВЭБ.РФ» Игорь Шувалов обсудили ситуацию с «Аммонием». По нашим сведениям, еще до поездки руководитель ВЭБа поставил руководству республики жесткое условие — утихомирить Ханбикова. И свершилось: база данных «Контур.Фокус» показывает, что 12 декабря 100-процентным владельцем «Татаммония» стал ИВФ РТ, принадлежащий правительству РТ. Таким образом, в первой стадии банкротства «Аммония» Татарстан консолидировал через ИВФ 80% акций предприятия. На каких условиях Ханбиков вышел из проекта, неизвестно. Да и смысл самого действа пока не очень понятен, ведь акционеры банкротного предприятия не влияют на процесс банкротства. Да, продавать доли банкрота юридически разрешено, но это имело бы смысл, если бы речь шла о чистой реализации акций. Неужели банкротный процесс хотят развернуть вспять?

БИТВА ЗА «ИНВЭНТ»: ЭЛЬБЕК САФАЕВ VS «ГАЗПРОМБАНК»

БИТВА ЗА «ИНВЭНТ»: ЭЛЬБЕК САФАЕВ VS ГАЗПРОМБАНК

Даже получив в августе 2,5 года колонии общего режима по обвинению в мошенничестве, татарстанский бизнесмен Эльбек Сафаев продолжает сражаться с Газпромбанком Юрия Ковальчука за контроль над своей группой компаний «Инвэнт».

Эта история началась в 2016-м, когда в капитал быстрорастущего «Инвэнта» вошла фирма «Интер РАО Капитал», за 3 млрд рублей выкупившая долю в 33%. Ее гендиректором значится Борис Ковальчук, сын Юрия. Сафаев надеялся на то, что за счет данной сделки и заказов «Интер РАО» он сможет значительно сократить кредитную нагрузку и увеличить прибыль. В свою очередь его новый партнер оговорил право обратного выкупа своих акций, причем последнему не только должны были вернуть внесенные средства, но и обеспечить определенный уровень доходности инвестиций. Также компания «Интер РАО» добилась изменения устава ООО «Инвэнт» — одним из условий входа было то, чтобы сделать схему «один участник — один голос». Этим в начале 2019 года и воспользовался главный кредитор компании Газпромбанк, получив в рамках соглашения о реструктуризации задолженности 0,01% доли в ООО «Инвэнт».

К тому времени Сафаев уже несколько месяцев находился в «Лефортово». Первоначально его обвиняли в посредничестве при передаче взятки, но в конце ноября обвинение переквалифицировали на покушение на мошенничество. Сам он неоднократно заявлял о том, что стал жертвой провокации и рейдерского захвата бизнеса. Действительно, после того как бизнесмен оказался изолирован, его активы находились под ударом кредиторов. Предложенная Газпромбанком реструктуризация не была завершена, а предприятия группы не смогли обслуживать долги. Летом 2019 года входящие в холдинг ООО «Инвэнт-Электро» ООО «Таткабель» и ООО «Инвэнт» начали процедуру наблюдения. Общий размер требований, включенных в реестр кредиторов, превышает 5 млрд рублей.

Но самое интересное, что АО «Газпромбанк — Управление активами», получив по соглашению о реструктуризации задолженности в ООО «Инвэнт» и ряде других структур группы 0,01% доли, стало обладать теми же полномочиями, что и ХК «Инвэнт» Сафаева, под контролем которого остальные 99,99% (правда, возвращенные 33% все еще в залоге у «Интер РАО Капитал», пока ему не выплачены 3 млрд вложенных инвестиций и еще 1,5 млрд рублей в виде прибыли). Это позволило представителям Газпромбанка блокировать все попытки людей бизнесмена через общее собрание учредителей сменить поставленного в 2018 году «Интер РАО» гендиректора группы «Инвэнт» Леонида Резникова, а также совет директоров и устав компании. В самом Газпромбанке эти действия сторонников Сафаева расценили как попытку рейдерского захвата… 1 августа 2019-го Дорогомиловский районный суд Москвы приговорил его к 2 годам 6 месяцам колонии общего режима. С учетом проведенного в «Лефортово» времени он может претендовать на УДО.

Власти Татарстана намерены урегулировать конфликт мирным путем — на крупном электротехническом производстве работали 1,3 тыс. человек. Министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов пытается помочь «Инвэнту» с загрузкой, например, договаривается с крупными энергетическими компаниями о работе по давальческой схеме. Но, чем бы ни закончилась эта история, она весьма поучительна: связавшись с москвичами, Сафаев побывал на Лубянке, угодил за решетку, а теперь стал «рейдером» в собственной компании. (Фото: tatarstan.ru)

АТАКА КРЕДИТОРОВ НА БИЗНЕС-ИМПЕРИЮ ИЛЬШАТА ТУКАЕВА

АТАКА КРЕДИТОРОВ НА БИЗНЕС-ИМПЕРИЮ ИЛЬШАТА ТУКАЕВА

Серьезные испытания выпали бизнес-империи миллиардера из Лениногорска Ильшата Тукаева. На кону банкротство его основного актива — ООО «Ортэкс» (специализируется на строительных работах по заказам крупнейших нефтяных и газовых компаний), а также ООО «Племрепродукт» (птицефабрика с репродуктором на 120 млн яиц, продает мясо кур и яйца под маркой «Бугульминский птицевод»), ООО «Репродукт» (комбикормовый завод мощностью 200 тыс. т полнорационных гранулированных комбикормов в год) и расположенной в Самарской области Тимашевской птицефабрики. Говорят, изначальной причиной финансовых проблем у миллиардера стал конфликт с одной из крупнейших нефтяных компаний, которая по каким-то причинам отказалась оплачивать ему выполненную работу. Впрочем, это лишь слухи, которые наши источники не готовы обсуждать официально. Но, по всей видимости, именно из-за того Тукаеву пришлось сворачивать многомиллиардную программу инвестирования в сельское хозяйство.

Первый звоночек прозвучал в апреле 2019 года, когда иск о банкротстве «Ортэкса» подал поставщик сельхозтехники — ООО «Хартманн» (Hartmann Gmbh). И хотя вскоре истец и ответчик подписали мировое соглашение («Ортэкс» обязался выплатить 1,5 млн евро за поставленную им технику), заявление о вступлении в дело о банкротстве компании подал Сбербанк. Он потребовал с Тукаева вернуть 1,5 млрд рублей кредита, взятого в 2015-м под залог уставного капитала. Следом аналогичные заявления подало еще несколько компаний, в том числе Россельхозбанк (на 933 млн). Впрочем, решение о банкротстве «Ортэкса» до сих пор не вынесено — рассмотрение заявлений в Арбитражном суде РТ по разным причинам переносится уже более полугода. Но в ответ на это Сбер и Россельхозбанк подали иски на те же суммы к сельхозактивам Тукаева. Причем Сбербанк оказался более проворным и в качестве обеспечения сумел арестовать имущество «Племрепродуктора» на 580,5 млн рублей, а также все имущество и счета Тимашевской птицефабрики. Сейчас в арбитражных судах Татарстана и Самарской области рассматриваются заявления кредиторов о признании сельхозактивов миллиардера банкротами. (Фото: tatarstan.ru)

ЗАДЕРЖАНИЕ АДВОКАТА ПО ДЕЛУ КАЗАНСКОГО ЗАВОДА СТАЛЬНЫХ ДВЕРЕЙ

ЗАДЕРЖАНИЕ АДВОКАТА ПО ДЕЛУ КАЗАНСКОГО ЗАВОДА СТАЛЬНЫХ ДВЕРЕЙ

Многолетняя война между саратовскими владельцами известного дверного бренда Torex неожиданно громко отозвалась в 2019 году в Казани. Руслан Мухитдинов попытался вернуть потерянную им долю в аффилированном с Torex Казанском заводе стальных дверей (КЗСД). Для этого он через арбитраж РТ хотел признать недействительными решения общего собрания акционеров, в результате которых его 20-процентная доля в уставном капитале, оцениваемая в 224 млн рублей, была уменьшена до 4%, а саратовский миллиардер Игорь Седов стал собственником 80% капитала завода. МВД по РТ квалифицировало действия Мухитдинова как мошенничество в особо крупном размере.

В мае находящийся под подпиской о невыезде предприниматель пожаловался на незаконное уголовное преследование бизнес-омбудсмену РТ Тимуру Нагуманову, который передал рассмотрение этого вопроса в татарстанский центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», возглавляемый Гульнарой Сергеевой. Экспертизу дела поручили адвокату Элику Абдрашитову, который сотрудничал с ЦОП на условиях pro bono (бесплатно). Далее события стали приобретать черты фарса. Юрист сделал заключение, что попытка Мухитдинова вернуть свои акции носит характер корпоративного спора и у МВД по РТ нет оснований обвинять бизнесмена в мошенничестве. Однако затем первый, по версии следствия, вышел на связь с руководством КЗСД и предложил ему за 1,5 млн рублей подготовить положительное для завода заключение. Кроме того, Абдрашитов якобы пообещал, что использует связи в правоохранительных и судебных органах РТ, а также полномочия адвоката и примет все меры для осуждения предпринимателя к максимально длительному сроку лишения свободы.

15 июля юрист был задержан в момент передачи требуемой им суммы. Позднее, давая показания в суде, Абдрашитов заявлял, что представители КЗСД, узнав, что он ведет дело Мухитдинова, неоднократно соблазняли его крупными суммами, а когда поддался на посулы, записали разговор с ним на диктофон. Так это было или нет, неважно — факт грубейшего нарушения адвокатской этики налицо. Скандал фактически дискредитировал всю деятельность татарстанского ЦОПа, надолго отложив рассмотрение дела бизнесмена. В результате это произошло в начале октября в московском ЦОПе в присутствии бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Члены ЦОПа решили поддержать Мухитдинова. Титов пообещал направить письма в соответствующие органы и предпринять все меры по защите предпринимателя… Тем временем его дело передано в Вахитовский районный суд.

ИСК «УРАЛЭНЕРГОСТРОЯ» ПРОТИВ «ТАТЭНЕРГО», НА КОНУ — 820 МЛН РУБЛЕЙ

ИСК «УРАЛЭНЕРГОСТРОЯ» ПРОТИВ «ТАТЭНЕРГО», НА КОНУ — 820 МЛН РУБЛЕЙ

Модернизированная Казанская ТЭЦ-1 «Татэнерго», на которой в 2017–2018 годах в рамках федеральной программы ДПМ построили новую парогазовую установку, успешно работает уже год, чего нельзя сказать о компаниях, которые ее возводили. Порядка 30 субподрядных организаций (из Татарстана и других регионов) оказалось в непростой ситуации: долги перед каждой варьируются от 1 млн до 150 млн рублей. Некоторым субподрядчикам такой кассовый разрыв грозит банкротством.

В мае 2016 года екатеринбургское ООО «Управляющая компания „Уралэнергострой“» (УЭС) заключило с «Татэнерго» (тогда еще Генерирующая компания) контракт на возведение под ключ за 6,3 млрд рублей двух энергоблоков Казанской ТЭЦ-1. Уже когда договор был подписан, уральцы поняли, что денег может не хватить, и заключили допсоглашение, согласно которому, если будет превышение сметы более чем на 10%, его оплачивает заказчик, если менее — подрядчик. Однако, как выяснилось, условия допсоглашения стороны понимают по-разному. В результате многолетних споров заказчик и генподрядчик так и не пришли к согласию и 1 августа 2019 года УЭС подал в Арбитражный суд Москвы иск о взыскании с «Татэнерго» недоплаченных 821 млн рублей. По последней информации, 20 декабря рассмотрение иска в очередной раз было приостановлено — в связи с назначением новой экспертизы.

Пока суд да дело, порядка 15 татарстанских субподрядчиков оказались в трудном финансовом положении. Суммарно им недоплатили примерно 400 млн рублей. «Кидают везде, это понятно, но не на такие же суммы! — так описал „БИЗНЕС Online“ сложившуюся ситуацию один из подрядчиков. — Все, кто родился строителем, работают не столько ради денег, сколько ради интересных проектов. ТЭЦ-1 — очень интересный проект. Я ушел с хорошей должности ради него. Мне не заплатили больше 20 миллионов. Пришлось взять кредиты на несколько миллионов на себя и жену — было время, когда даже ее обручальное кольцо заложил в ломбард, чтобы хоть как-то людям заплатить».

BASF И «НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ» ОТБИЛИСЬ ОТ ИСКА, ГРОЗИВШЕГО ЛИКВИДАЦИЕЙ СП

BASF И «НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ» ОТБИЛИСЬ ОТ ИСКА, ГРОЗИВШЕГО ЛИКВИДАЦИЕЙ СП

В ноябре ООО «Эластокам» (созданное в 2000 году СП немецкой компании BASF и «Нижнекамскнефтехима») одержало важную победу в многолетнем споре со своими клиентами: Арбитражный суд РТ отказал в регрессном требовании 281,7 млн рублей к нему в рамках судебной тяжбы, инициированной ГК «Промет».

История длится с 2013-го, когда ООО «Узловские двери» (входит в ГК «Промет») начало закупку в ООО «Спектр» наполнителя (двухкомпонентной полиуретановой пены) для металлических дверей, который был произведен в «Эластокаме». Через какое-то время оказалось, что материал внутри дверей начинает разрушаться. В результате бракованными оказались 150 тыс. изделий, многие из которых уже были установлены. В начале 2014 года производитель дверей обратился с рекламацией в «Эластокам», на что получил обвинения в нарушении технологии. Тогда в 2015-м «Узловские двери» заявили в арбитраж с иском к «Спектру» и дело дошло до Верховного суда РФ, где в августе 2019-го он был выигран. В свою очередь «Спектр» подал в татарстанский арбитраж регрессный иск к «Эластокаму» с требованиями в 281,7 млн рублей. Он вызвал брожение среди учредителей совместного предприятия. В пресс-службе BASF даже говорили, что размер заявленного ущерба ставит под вопрос целесообразность дальнейших инвестиций в развитие предприятия.

Последнее решение АС РТ сняло угрозу ликвидации СП, по крайне мере до апелляционной инстанции. (Фото: tatarstan.ru)

«ТАФЛЕКС» ОБВИНИЛИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ БАНКРОТСТВЕ

«ТАФЛЕКС» ОБВИНИЛИ В ПРЕДНАМЕРЕННОМ БАНКРОТСТВЕ

Главное следственное управление МВД по РТ обвиняет владельца типографии «Тафлекс» и по совместительству председателя национально-культурной автономии удмуртов РТ Андрея Герасимова в преднамеренном банкротстве своей компании и легализации выведенного из нее имущества. Сам он уверяет, что стал жертвой валютного кризиса и наветов со стороны поставщика материалов для печати — московского ООО «АМ Материалс». Сейчас Кировский районный суд Казани проводит судебные слушания по этому делу.

Типография «Тафлекс», специализирующаяся на печати самоклеящихся этикеток и акцизных марок, приобретена принадлежащей Герасимову группой компаний «Базис-Инвест-Холдинг» в 2012 году. Покупка была с обременением — непогашенными кредитами, которые предыдущие владельцы «Тафлекса» взяли на приобретение современного типографского оборудования. На момент покупки типографии ее задолженность составляла 263 млн рублей, в том числе 1,22 млн евро перед московским ООО «АМ Материалс», которое специализируется на поставках из стран Евросоюза типографских красок и материалов для производства самоклеящихся этикеток. Кроме того, у «Тафлекса» имелся кредит в Спурт Банке — на 107,7 млн рублей.

За два года новый владелец погасил более чем 57 млн рублей долгов, однако все расчеты бизнесмена сломал обвал рубля в конце 2014-го: двукратное увеличение рублевых цен на типографские материалы подкосило бизнес «Тафлекс» — и он начал задерживать оплату поставщикам. По словам Герасимова, в начале 2015 года Спурт Банк по итогам очередного мониторинга финансового состояния ЗАО «Тафлекс» рекомендовал предпринимателю перевести основные и оборотные средства на новое юридическое лицо — ООО «Тафлекс», которое финансовое учреждение пообещало продолжить кредитовать. Операцию провели через Метизную компанию, учрежденную тестем Герасимова, Кучаевым. Как утверждает адвокат бизнесмена, данный вариант был согласован с руководством банка-кредитора и стал единственно возможным для продолжения работы типографии, а также для расчетов со всеми кредиторами уже от лица ООО «Тафлекс». Для этого тогда же осуществили реструктуризацию задолженностей и перевод всех долговых обязательств на новый «Тафлекс».

Все поставщики типографии, по словам юриста, якобы согласились с данной схемой, в том числе и «АМ Материалс». Однако вскоре выяснилось, что москвичи не хотят согласовывать мировое соглашение о переводе оставшейся суммы долга в рубли. В декабре 2015 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск «АМ Материалс» о взыскании с ЗАО «Тафлекс» суммы долга в размере 654,1 тыс. евро на текущую дату (52,3 млн) и неустойки в 30 225 евро (2,4 млн рублей). Не получив требуемого, в апреле 2016-го ООО «АМ Материалс» добилось в Арбитражном суде РТ признания ЗАО «Тафлекс» банкротом. В июле 2018 года Арбитражный суд РТ отказался удовлетворять иск представляющего интересы «АМ Материалс» конкурсного управляющего о привлечении Герасимова к субсидиарной ответственности по долгам компании. Тогда конкурсный управляющий обратился с заявлением в УЭБ и ПК МВД по РТ по факту противоправных действий бизнесмена при управлении ЗАО «Тафлекс», после чего и было возбуждено уголовное дело.

ЭКС-ДИРЕКТОР ЗАВОДА СИЛИКАТНЫХ МАТЕРИАЛОВ СХЛЕСТНУЛСЯ С ТАИФОМ

ЭКС-ДИРЕКТОР ЗАВОДА СИЛИКАТНЫХ МАТЕРИАЛОВ СХЛЕСТНУЛСЯ С ТАИФОМ

Для одного из старейших предприятий стройиндустрии столицы РТ — Казанского завода силикатных стеновых материалов (КЗССМ) — год прошел под знаком судебной тяжбы между бывшим гендиректором Джамилем Саляховым, возглавлявшим завод более 17 лет, и совладельцем компании ТАИФом, которому принадлежит 77,9% уставного капитала. В ноябре 2018-го бизнесмен написал заявление о выходе из состава учредителей КЗССМ, где ему принадлежало 12,9% уставного капитала. В январе 2019-го его полномочия были прекращены. 5 апреля, выждав положенные по закону три месяца, он подал в Арбитражный суд РТ иск к предприятию, требуя выплаты своей доли. Изначально предприниматель претендовал на 102,6 млн рублей и 7 августа выиграл суд. Единственное, что удалось заводским юристам, — снизить оценку стоимости доли до 91,9 млн рублей. КЗССМ подал апелляционную жалобу, но 10 декабря Арбитражный апелляционной суд в Самаре оставил решение АС РТ без изменения.

Но ТАИФ не был бы ТАИФом, если бы так просто сдался. Завод подал встречный иск о взыскании с Саляхова 48,5 млн рублей убытков, которые он якобы причинил предприятию, когда являлся гендиректором. Для обоснования иска были вытащены скелеты из шкафа: результаты налоговой проверки завода за 2013–2015 годы. Проверяющие установили, что две компании из большого числа контрагентов завода — «ТоргСервис» и «Гранат» — имеют признаки фирм-однодневок: у них отсутствуют какие-либо ресурсы, персонал, основные средства и транспорт. В результате КЗССМ было доначислено более 11 млн рублей налогов, свыше 3 млн пени и 303,1 тыс. штрафа. Эти суммы удержали с предприятия. Представители ТАИФа считают, что во всем виноват Саляхов — он должен был убедиться, что поставщики благонадежны. Знакомый с ситуацией источник «БИЗНЕС Online» считает, что к разладу гендиректора с ТАИФом привели плохие финансовые показатели КЗССМ на фоне снижения спроса на силикатный кирпич, а также подозрения в злоупотреблениях.

Казалось бы, рутинное судебное разбирательство по частному вопросу может больно аукнуться КЗССМ. В 2018-м чистый убыток завода составил 19,9 млн рублей, а его кредиторская задолженность выросла на 155%. При этом выручка снижается второй год подряд. В таких условиях выплата почти 100 млн рублей бывшему гендиректору отнюдь не мелочь.

СТАРТ ПРОЦЕДУРЫ НАБЛЮДЕНИЯ В ИПОТЕЧНОМ АГЕНТСТВЕ РТ

СТАРТ ПРОЦЕДУРЫ НАБЛЮДЕНИЯ В ИПОТЕЧНОМ АГЕНТСТВЕ РТ

Печальным стал конец октября для АО «Ипотечное агентства РТ»: комитет кредиторов ИнтехБанка отказался принять предложенный гендиректором ИА РТ Андреем Симаковым вариант реструктуризации агентству и еще четырем фирмам кредитов, который предполагал списание процентов и начисленной неустойки. Речь о четырех кредитах ИнтехБанка для группы аффилированных с Симаковым компаний, по большей части договоров поручителем выступал он сам. Компании должны 1,588 млрд рублей, из которых около 634 млн — это проценты и начисленные неустойки. Скорее всего, на решение кредитного комитета «Интеха» повлияло то, что 30 июля арбитраж уже признал ИАРТ банкротом по иску банка «Союз», задолженность которому составляет 47,8 млн рублей.

Обосновывая свой вариант мировых, Симаков отмечал, что 14 декабря 2016 года (а это ровно тот день, с которого арбитраж РТ постановил считать дату картотеки ИнтехБанка) его группа компаний со своих депозитов попыталась закрыть кредиты на сумму 330 млн рублей. Но, как известно, все подобные сделки после даты картотеки аннулируются судом. Так что требования по кредитам перед юрлицами были восстановлены, а вот депозиты сгорели. «А теперь еще 600 миллионов начислено за три года — проценты и пени, по сути, повышенный процент. Потому с точки зрения справедливости, мы считаем, эти 600 миллионов начислены искусственно. Если банк будет так относиться к бизнесу-заемщику, то любой бизнес погибнет», — подчеркивал Симаков. Отметим, что кредиты брались для покупки участков и строительства домов в коттеджном комплексе «Загородный клуб», а также для приобретения объектов недвижимости от застройщика ООО «Тандем-Д» (видимо, речь о ЖК «Экопарк „Дубрава“»). Заемщики добросовестно использовали деньги по целевому назначению, кредит обслуживали без просрочек и нарушений. Выручка группы компаний аккумулировалась на депозитах в ИнтехБанке.

По мнению Симакова, если бы «Интех» принял мировое соглашение, то ИАРТ можно было сохранить. Теперь же есть риск потерять компанию с 16-летней историей, которая запускала ипотеку в республике и первой зашла на рынок комплексного развития территорий в малоэтажном строительстве. Напомним, ИА РТ создавалось при участии правительства Татарстана, но сейчас это частный бизнес, у агентства есть управляющая компания ООО «Группа „Дар“», которая на 80% принадлежит Симакову. 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль