Культура 
22.02.2020

Пошел вон, Вавилон, или Тонкости профессиональной гигиены

«Набукко» на Шаляпинском фестивале – 2020: именитый итальянский певец не доехал до Казани

Программка «Набукко» Верди — предпоследнего спектакля Шаляпинского-2020 — продавалась в фойе театра без обычной обязательной нагрузки в виде фестивального буклета. И неудивительно: в нем исполнителем партии Захарии был объявлен известный итальянский бас Карло Коломбара, но в итоге иудейского жреца спел неизменный и безотказный Михаил Казаков. Об оперных идолах и сомнительной пользе строевого шага рассказывает на «БИЗНЕС Online» критик Иона Койфман.

«Коллизия вердиевской оперы беспощадна: царь-нечестивец Набукко прощен и исцелен от безумия после обращения в иудейскую веру» «Коллизия вердиевской оперы беспощадна: царь-нечестивец Набукко прощен и исцелен от безумия после обращения в иудейскую веру» Фото: Виталий Янчишин, журнал «Элита Татарстана»

ГЛАВНОЕ — ВЕЛИЧИЕ ЗАМЫСЛА

Коллизия вердиевской оперы беспощадна: царь-нечестивец Набукко прощен и исцелен от безумия после обращения в иудейскую веру. Властолюбивая и мстительная царевна Абигайль погибает, хотя взывает к милосердию Иеговы и раскаивается перед смертью.

Новая постановка Ефима Майзеля, как и прежняя казанская версия Дени Криефа 2003 года, — среднестатистический для оперного захолустья спектакль. Его герои добросовестно делают все, что полагается по заветам театрального псевдоисторизма: ездят в паланкине, разбивают скрижали и глиняные таблички, носят по очереди зубчатую корону, машут руками и мечами и иногда даже не забывают адресовать реплики друг другу.

Пластика персонажей эклектично неряшлива. Аккуратные статичные мизансцены и медленные синхронные движения хора в начале спектакля довольно скоро переходят в удушливую суету и бытовой мусор обильной жестикуляции — беспорядочное воздевание рук и возлегание в позах, ошибочно принятых за живописные. Артисты, расставленные и разбросанные по сцене, выглядят безнадежно забытыми, словно игрушечные солдатики на полу детской. «Так кто из них кто?» — спросил свою спутницу мой сосед по ряду после финала первого акта.

«Аккуратные статичные мизансцены и медленные синхронные движения хора в начале спектакля довольно скоро переходят в удушливую суету» «Аккуратные статичные мизансцены и медленные синхронные движения хора в начале спектакля довольно скоро переходят в удушливую суету» Фото: Виталий Янчишин, журнал «Элита Татарстана»

КРАСИВЫЕ ДЕРЕВНИ КРАСИВО ГОРЯТ

Поскольку режиссура Майзеля оказалась бессильной ответить даже на этот вопрос, вся ответственность за разъяснения легла на декорации и костюмы (Виктор Герасименко). Иудеи одеты в белое, ассирийцы — в голубое, царь наряжен в пурпур, царевны блистают стразами. По краям сцены расположены вавилонские бронзовые барельефы, в центре находится витражная коробка со звездами Давида, которую после сожжения храма сменяет все та же бронза, а в момент безумия правителя над его троном нависают крылья летучей мыши — знак Баала.

По казанским меркам сценография Герасименко кажется почти аскетичной и сдержанной, разве что одеяния ассирийцев маячат ядовитыми анилиновыми пятнами. И барельефы, и витражи — это высокие раздвижные панели наподобие дверок шкафа-купе, позволяющие быстро превращать закрытое сценическое пространство в частично открытое. Удобство такого решения на деле оказывается сомнительным; и доблестная вавилонская армия, и благочестивые иудеи вынуждены толпиться на входе и выходе. В движении конструкция иногда издает подозрительные звуки.

Если трагедия личностей реализуется в спектакле в виде неуверенных метаний по сцене, то трагедия последствий неограниченной власти воплощена с помощью видеографики (Данил Герасименко). И психологические, и политические кульминации сюжета подменены небезупречной по вкусу и смыслу эстетизацией. Красиво плывут по небу закатные облака, красиво сгорают в красных языках пламени жители оккупированного Иерусалима, красиво разваливается на куски идол — набор безобидно наивных спецэффектов для людей, каждый день видящих качественную анимацию в рекламных роликах и видеоиграх.

«И психологические, и политические кульминации сюжета подменены небезупречной по вкусу и смыслу эстетизацией» «И психологические, и политические кульминации сюжета подменены небезупречной по вкусу и смыслу эстетизацией» Фото: Виталий Янчишин, журнал «Элита Татарстана»

ЭПИЧЕСКАЯ СИЛА

Дирижер Стефано Романи отработал вердиевскую партитуру без цезур, без дыхания, практически без контрастов — быстро, громко и безучастно, словно метроном. Музыкальные дерзости и резкости молодого Верди, любителя плотной оркестровки и напряженного ритмического пульса, превратились в сюиту из бодрых цирковых галопов, стыдливых школьных вальсов и оглушительных маршей на плацу. Сопротивляться этому апофеозу строевого шага солистам было нелегко — справился только Михаил Казаков (Захария). Певец в тот вечер был в отличной форме, а музыкантской воли и опыта ему в этой партии не занимать.

Остальным пришлось труднее. Зоя Церерина (Абигайль) преодолевала заоблачные вокальные сложности своей партии довольно успешно, если не считать избыточного вибрато и заметной борьбы с акустически «глухой» частью сцены. Геннадий Ващенко (Набукко), обладатель голоса красивого тембра и большого объема, просто плыл по течению и намерений фразировать более экспрессивно явно не имел. Дарья Рябинко (Фенена), напротив, интонировала свою партию в преувеличенно чувствительной манере. Устав тайком коситься на дирижера, солисты в отчаянии поворачивались к нему лицом. Влюбленный иудейский военачальник Измаил (Антон Иванов), обращаясь к Фенене, спел свою реплику «Misera!» («Несчастная!») прямо в яму и был, очевидно, прав.

Сразу несколько спектаклей Шаляпинского в 2020 году продемонстрировали базовую проблему текущего состояния театра и фестиваля. И это даже не пресловутый режиссерский «нафталин» и небольшое количество солистов в труппе, а прежде всего отсутствие элементарной профессиональной гигиены в работе приглашенных дирижеров и постановщиков и поддержании дальнейшей жизни спектаклей. Результат очевиден: опера Верди оказалась жертвой повседневной тактики татарского театра оперы и балета, выдаваемой за генеральную стратегию. Если уж служить идолу «красивого оперного пения», то делать это, по крайней мере, последовательно.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (7) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    22.02.2020 09:18

    Иона, спасибо. Полностью разделяю, не будучи специалистом. Не страшно было только за исполнителя партии Захарии, всем остальным было трудно, и это было очевидно. Набукко был невыразителен, иудейского принца было не слышно совсем. зато дамы, наоборот, старались в некоторые моменты на грани фола.

    Новомодный кубизм центральной конструкции на сцене не подружился ни с нафталиновыми спецэффектами, ни с логистикой хоровых групп. С другой стороны, хор и вытягивал всю постановку.

    Каждый раз, попадая в оперу в Казани, особенно на фестиваль, удивляюсь тому, как застыло здесь время. Ни капли жизни и фантазии. Скучно.

  • Анонимно
    22.02.2020 10:49

    Ух ты, до чё кудряво сказано - дух захватывает!

    "... отсутствие элементарной профессиональной гигиены в работе приглашенных дирижеров и постановщиков и в поддержании дальнейшей жизни спектаклей ..." - это оказывается базовая проблема текущего состояния театра и фестиваля )))
    Аллё! Это вы о чем?

  • Анонимно
    22.02.2020 11:25

    Наш оперный в глубочайшем затяжном перманентном кризисе. Нужна явно перезагрузка и новые идеи.

  • Анонимно
    22.02.2020 16:14

    красивое оперное пение всегда было,есть и будет идолом в нормальных оперных театрах.

  • Анонимно
    22.02.2020 17:56

    Спасибо за информацию! Мне тоже очень понравилась опера. Великолепное пение и солистов и , особенно, хора. Как я рад, что пошел на Набукко!))

    • Анонимно
      22.02.2020 21:39

      17:56
      В казанском театре великолепный хор!!!

      В некоторых спектаклях хор расставлен по сцене с художественным замыслом - хоровики стоят почти на авансцене. Так даже простые зрители слышат, что у артистов хора голоса получше звучат, чем у солистов.

  • Анонимно
    22.02.2020 22:16

    А нам понравилось. Да , не идеально. Но хор великолепен. И все оперы в нашем театре с большим числом хоровых партий на приличном уровне. Иногда кажется, что солисты не дотягивают до уровня хора. Но нет у нас солистов. А приглашенные-это ж сколько репетиций надо, чтобы ансамблем спеть. Это вам не костюмчик под размер пошить. Да и режим экономии не позволяет на звезд раскошелиться. Все открываем новые имена известные в узких кругах.
    А критиковать -работа такая-все плохо, а как надо, чтобы было хорошо- это уж вы сами, а мы опять покритикуем.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль