Интернет-конференция Закамье 
26.02.2020

«Разве можно в городе с полумиллионным населением иметь только один самостоятельный вуз?»

Директор Набережночелнинского технологического техникума о проблемах профобразования и общепита и о том, почему не стало НГТТИ

«С преподавателями спецдисциплин — проблема №1, которую надо решать на уровне города и республики. Мы их ищем на производстве. В Китае, если специалист на производстве получал 1 тысячу юаней, то, перейдя в систему среднего профобразования, он будет зарабатывать в 10 раз больше! У нас почему-то все не так», — обозначил Виктор Суворов одну из болевых точек среднего профобразования. Об оттоке молодежи из Челнов, качестве блюд в ресторанах города он рассказал на интернет-конференции в «БИЗНЕС Online».

Виктор Суворов: «Разве можно в городе с полумиллионным населением иметь только одно самостоятельное высшее учебное заведение и три с половиной филиала?!» Виктор Суворов: «Разве можно в городе с полумиллионным населением иметь только одно самостоятельное высшее учебное заведение и три с половиной филиала?!» Фото: Олег Спиридонов

«В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ ПРАКТИКА В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ СОСТАВЛЯЕТ НЕ МЕНЕЕ 85 ПРОЦЕНТОВ. У НАС — НИЧТОЖНО МАЛО»

— Виктор Семенович, каков план набора на новый учебный год? Сколько учащихся и на какие специальности набираете на «бюджет» и внебюджетное отделение? Как изменился план набора по сравнению с прошлыми годами?

— На 2020–2021 годы прием в ряды студентов на бюджетные места у нас увеличился с 250 до 350 человек. Специальности и профессии те же: «технология продукции общественного питания», «повар-кондитер», «пекарь», «коммерция» (по отраслям), «экономика и бухучет» (по отраслям), «организация обслуживания в общественном питании».

Всего у нас учатся 1 043 студента, из них чуть более 2/3 — это челнинские ребята, остальные — из разных районов Татарстана, есть по два-три студента из регионов России и ближнего зарубежья — Украины, Таджикистана.

— Политика «выдавливания» выпускников школ после 9-го класса, на ваш взгляд, решила проблему с набором в техникумы и колледжи?

— Количество девятиклассников-выпускников в последние годы значительно увеличилось, но не потому, что их «выдавливают», а просто их стало больше и прием облегчился — появился конкурс. Это я говорю в целом о среднем профессиональном образовании. Что касается нашего учебного заведения, то у нас проблем с набором никогда не было — всегда был конкурс. Я помню время, когда он доходил до 15 человек на место! К нам было невозможно поступить. Это было в тот период, когда мы создали многоуровневое учебное заведение: с системой начального, среднего профессионального и высшего образования. Была великолепная модель, до сих пор считаю, что такие учебные заведения и надо было формировать, а не идти по пути Болонского процесса, который по бакалавриату настоящего высшего образования не дает.

«Количество девятиклассников-выпускников в последние годы значительно увеличилось, но не потому что их «выдавливают», а просто их стало больше, и прием облегчился — появился конкурс» «Количество девятиклассников-выпускников в последние годы значительно увеличилось, но не потому, что их «выдавливают», а просто их стало больше и прием облегчился — появился конкурс» Фото: mon.tatarstan.ru

— Почему успешная модель трехступенчатого образования в итоге была ликвидирована и у вас забрали статус вуза, оставив только техникум?

— Тенденция сокращения вузов — общероссийская. За это время убрали, реформировали или присоединили к другим примерно 1,5–1,6 тысячи высших учебных заведений. Их было около 2,5 тысячи.

Сначала вузы расплодили чуть ли не в каждом подъезде. В результате мы выхолостили в стране не только образование, но и педагогику. По большому счету, в некоторых вузах просто выдавали дипломы. У нас было трехступенчатое образование, как я говорил. Был уверен, что большинство учебных заведений пойдет по этому пути. Я 40 лет в образовании, занимаюсь теорией и практикой всю жизнь. Поэтому уверенно говорю, что у нас было великолепное учебное заведение: извините за субъективность, но я много где бываю и могу сравнивать.

Когда количество вузов решили сократить, провели мониторинг «качества» образования, я согласился с этим, но не со всеми показателями, по которым в итоге провели сокращение институтов. Один из индикаторов предполагал наличие в высшем звене обучения 2 процента иностранных студентов. То есть, если их нет, вуз не подходил под принятые стандарты. Мы принципиально не брали иностранцев, потому что это было бы в ущерб нашим местным ребятам, которые могли бы занять эти места. Второй момент — заработная плата профессора должна была быть, допустим, 60 тысяч рублей. А мы финансировались из республиканского бюджета и нормативное подушевое финансирование составляло от 36 тысяч до 42 тысяч рублей. Как из них можно было платить обозначенную зарплату? Еще один критерий, по которому оценивали вузы, — доход от научной деятельности должен составлять у учебного заведения 5 миллионов или 1,5 миллиона рублей в год на каждого преподавателя. Я понимаю, в больших университетах или в областных, республиканских центрах это можно достичь, но не во всех же вузах! То же самое и со средним баллом по ЕГЭ, который установили не ниже 63–65, а у нас этот показатель разнился каждый год. Ко многим, в том числе и к нам, начали приезжать комиссии. В этих условиях я не стал ждать, пока нас закроют, а предложил открыть на нашей базе ресурсный центр, чтобы создать крепкий техникум. В итоге наш вуз лишили аккредитации по двум специальностям по вышке, еще две оставили, но в этих условиях быть на какую-ту раскоряку мы были не согласны. Поэтому довели выпуски до конца и преобразовались в техникум. Но при всем этом подъездно-подвальные филиалы все еще существуют и опять идет выхолащивание образования и педагогики.

Что касается укрупнения, слияния вузов. Вы найдите хоть одну научную публикацию в системе педагогики, науки и образования, которая бы говорила о пользе объединения вузов. Есть только отрицательные — это, наверное, о чем-то говорит?

Да, можно вытащить филиал из подъезда и забрать себе в головной вуз. Но зачем самодостаточное учебное заведение, несущее определенную гордость городу, с кем-то объединять? У нас не было никаких нарушений, судебных исков за 30 лет моей работы, сформировался свой очень позитивный микроклимат. Разве можно в городе с полумиллионным населением иметь только одно самостоятельное высшее учебное заведение и три с половиной филиала?!

«Всего у нас учатся 1043 студента, из них чуть более 2/3 — это челнинские ребята, остальные — из разных районов Татарстана, есть по два-три студента из регионов России и ближнего зарубежья — Украины, Таджикистана» «Всего у нас учатся 1 043 студента, из них чуть более 2/3 — это челнинские ребята, остальные — из разных районов Татарстана, есть по два-три студента из регионов России и ближнего зарубежья — Украины, Таджикистана» Фото: mon.tatarstan.ru

— Как отразился на перспективах выпускников диплом техникума? Качественно что изменилось?

— Качественные различия, конечно, есть. Когда мы давали поуровневое образование, то у нас практика у студентов начального профессионального образования занимала до 75 процентов! А это очень важно. Такую практико-ориентированную систему начального образования весь мир принял, а мы уничтожили. В экономически развитых странах практика в процессе обучения составляет не менее 85 процентов, причем не только в высшей, но и в средней и начальной системах обучения. У нас в стране по высшей и по средней ступени обучения ничтожно мало.

Когда подросток попадает в систему начального профобразования, ему всего 15–16 лет и головной мозг в этот период снижает свою деятельность, молодежь принимает знания не головой, а через душу, руки и сердце. Поэтому именно в этот отрезок времени очень нужна и важна системная практика. А когда молодой человек набрал практики в начальном и среднем образовании, теории на высшей ступени — получается великолепный специалист. Конечно, результат зависит и от самого студента, но если придерживаться требований международных стандартов, системы менеджмента качества, своих моделей, то все выпускники обязательно будут конкурентоспособными.

«Желающих поступить к нам, как правило, бывает больше, чем мы можем принять, поэтому остальным мы предлагаем внебюджетные места — у нас обычно формируются две-три такие группы» «Желающих поступить к нам, как правило, бывает больше, чем мы можем принять, поэтому остальным мы предлагаем внебюджетные места — у нас обычно формируются две-три такие группы» Фото: mon.tatarstan.ru

«ПОСТУПИТЬ ЛЕГЧЕ ИЗ РАЙОНОВ, ПОСКОЛЬКУ ОЦЕНКИ ТАМ, КАК ПРАВИЛО, СТАВЯТ ВЫШЕ, ЧЕМ В ГОРОДЕ»

— Какой у вас конкурс на место? Какой проходной балл?

— Сегодня конкурс составляет четыре-пять человек на одно место, но точное количество абитуриентов подсчитать трудно, поскольку они подают документы сразу на несколько специальностей, профессий, полагая, что куда-то да пройдут. Средний балл также разнится — мы, к сожалению, принимаем по оценкам в аттестате — от 4,2 до 4,9. Но это не значит, что у нас нет отличников или тех, у кого балл ниже 4,2. Как известно, по отметкам в аттестате поступить легче из районов, поскольку оценки там, как правило, ставят выше, чем в городе, а уровень знаний обычно ниже.

— Внебюджетные группы у вас тоже есть?

— Желающих поступить к нам, как правило, бывает больше, чем мы можем принять, поэтому остальным мы предлагаем внебюджетные места — у нас обычно формируются две-три такие группы. Стоимость обучения такая же, как и по бюджетным направлениям, менять ее в меньшую или большую сторону мы не можем.

— Какое направление в обучении самое дорогое?

— Вы знаете, на протяжении десятков лет в системе профессионального образования наблюдается интересная картина: самое дорогое направление — это почему-то «коммерция» (70 тысяч рублей в год). Хотя оно наименее затратное, самое легкое в обучении. А вот самое сложное, которое должно быть по логике наиболее дорогим, — это «технология продукции общественного питания», «повар-кондитер» — дешевле, чем «коммерция» по отраслям.

— Может, это связано со спросом, с психологией поступающих?

— Технологи и повара как раз самые востребованные, на них самый высокий конкурс! Поступают, как правило, парни, поскольку с такой специальностью они могут добиться карьерного роста. Шеф-повар, например, считается выше любого директора ресторана. Но нормативы финансирования устанавливаются государством. Видимо, наверху руководствуются какими-то другими показателями.

— Обучение в этом году не подорожает?

— Цена обучения очень инертная, пока предпосылок для подорожания не было. Кстати, у нас, в Татарстане, в отличие от других регионов, в нормативно-подушевое финансирование входит еще и стипендия. Конечно, этого финансирования недостаточно, хотя, имея кадры, лаборатории, оборудование и технологии, мы старается готовить конкурентоспособных выпускников.

— А многие ли студенты получают стипендии?

— Не хотел бы никого обидеть, но у нас все достаточно хорошо обучаются. Те, кто учится без троек, получают стипендию — а это 4/5 от всех обучающихся. Меня даже как-то отругали: «Зачем вы бюджет тратите? Не могут же все хорошими быть».

«Технологи и повара как раз самые востребованные, на них самый высокий конкурс! Поступают, как правило, парни, поскольку с такой специальностью они могут добиться карьерного роста» «Технологи и повара как раз самые востребованные, на них самый высокий конкурс! Поступают, как правило, парни, поскольку с такой специальностью они могут добиться карьерного роста» Фото: mon.tatarstan.ru

«С преподавателями спецдисциплин — проблема НОМЕР ОДИН, которую надо решать на уровне города и республики»

— Общежитие для иногородних студентов после реорганизации сохранено?

— Данное учебное заведение (бывшее торгово-кулинарное училище) вместе с общежитием было построено по титулу министерства торговли Татарской АССР. Я считаю этот проект интересным, одним из лучших в России. Во-первых, само здание очень уютное, подходит для учебно-воспитательного процесса, нравственного, духовного развития, во-вторых, учебный корпус соединен теплым коридором с великолепным общежитием — я таких проектов больше не видел!

Общежитие рассчитано на 220 мест, и в нем живут в основном студенты, поступающие из районов.

Когда я «вырвал» у министерства 45 миллионов рублей на ресурсный центр (хотя формирование ресурсного центра предполагает финансирование от 120 миллионов и выше), часть средств направил на ремонт общежития. Но все сделать не удалось — самая главная проблема не только НТТ, но и других учебных заведений — это лифты. Срок годности их истек, специализированные городские техслужбы после ревизии нам каждый год продлевает эксплуатацию лифтов, но очевидно, что их давно пора менять. Причем они не находятся на балансе городского хозяйства, помощи приходится ждать только от министерства, которое пока не выделило денег. Но мы надеемся, что вскоре сможем закончить реконструкцию общежития и заменить лифты — по крайней мере в этом году средним профессиональным учебным заведениям планировалось выделение средств на эти цели.


— Вы упомянули о недостаточном финансировании. Какова средняя зарплата у преподавателей НТТ? Есть ли дефицит кадров?

— В нашем стратегическом плане развития один из главных пунктов — это повышение квалификации кадрового потенциала. Выясняем, какие у нас основные проблемы, я приглашаю ученых из разных вузов и сам выступаю. Мы создаем ценностно-мотивационную платформу, чтобы все понимали, какую проблему нужно решать и зачем.

Есть еще одна проблема — в России не стало индустриальных педагогических техникумов, где человеку давалась рабочая профессия и специальность педагога. Вот мой заместитель по хозяйству окончил такой техникум в свое время. Он 30 лет со мной, у меня же проблем никаких нет! Он как педагог знает направление «главного удара». И когда у нас появились деньги на ресурсный центр, он сразу сказал, где, что и как лучше сделать.

Если не рассматривать вопрос повышения квалификации, профессиональной компетенции, то проблемы с кадрами есть, как и у всех. Есть определенное движение. К сожалению, зарплата всегда была не очень хорошая. А когда пришлось увольнять людей и переходить из института в техникум, то, конечно, трудностей прибавилось.

Как я уже отметил, мы постепенно начинаем увеличивать прием студентов по программе среднего профобразования, а это означает увеличение количества часов. Наши преподаватели и так работают на 2–2,5 ставки. В этом году мы будем нуждаться в педагогах общеобразовательных дисциплин. С преподавателями спецдисциплин — проблема номер один, которую надо решать на уровне города и республики. Таких никто не готовит! Мы их ищем на производстве. В Китае, если специалист на производстве получал 1 тысячу юаней, то по их закону, перейдя в систему среднего профобразования, он будет получать в 10 раз больше! Конечно, там очередь в колледжи и техникумы! У нас почему-то все не так. И когда китайцы приехали на WorldSkills в Казань, для них ничего не стоило занять первое место, и следующий чемпионат, как я говорил, будет проходить у них.

«Когда китайцы приехали на WorldSkills в Казань, для них ничего не стоило занять первое место и следующий чемпионат, как я говорил, будет проходить у них» «Когда китайцы приехали на WorldSkills в Казань, для них ничего не стоило занять первое место, и следующий чемпионат, как я говорил, будет проходить у них» Фото: tatarstan.ru

— По поводу зарплаты в техникуме, у вас, наверное, как и во многих учреждениях, есть план по допдоходам, можно пока выходить из ситуации за счет них?

— Вот эта крамольная мысль как к вам попала? Почему техникумы должны зарабатывать? Найдите еще одну страну, где заставляют зарабатывать! Учебные заведения должны учить! А если их реформируют, то в некоторых странах дают еще один бюджет, а у нас полтора года, в течение перехода из вуза в техникум, мы получали ниже, чем все образовательные организации СПО! Внебюджет у нас есть, но он не такой большой, поскольку я категорически против сдачи в аренду общежития, где живут студенты, иначе там будет нарушение нашей ауры, качества. Кто-то сдает столовые под свадьбы, юбилеи. Я не буду делать того, что внесет грязь и неразбериху. Люблю свое учебное заведение и хочу, чтобы здесь были порядок, чистота, уют, как в семье.

Что касается зарплаты в НТТ, то она составляет 30–35 тысяч рублей. Но у мастеров производственного обучения она ниже, чем у преподавателей, — до 30 далеко не доходит.

— Как-то в одном из магазинов города увидели торт производства НТТ. Это один из способов получения допдоходов?

— На комбинате «Челны-Хлеба» наши студенты и готовили эти торты под руководством начальника цеха, тоже нашей выпускницы. Видимо, ребята фишку НТТ в какую-то партию привнесли. Но массового производства нет. А раньше, когда мы готовили кондитеров, наши торты славились на всю республику. Были мастера с золотыми руками, что они вытворяли! Сегодня кондитерское дело не так развито: закрылись индустриальные техникумы, мастера ушли на пенсию. Кондитерский цех у нас есть, и мы когда-то пробовали готовить изделия и продавать в нашем кафе «Лакомка». Но отравиться тортом очень легко, поскольку это скоропортящийся продукт. Мы не стали рисковать санитарной обстановкой и ставить на поток производство кондитерки.

«На комбинате «Челны-Хлеба» наши студенты готовили эти торты под руководством начальника цеха, тоже нашей выпускницы» «На комбинате «Челны-Хлеба» наши студенты готовили эти торты под руководством начальника цеха, тоже нашей выпускницы» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Начальное профобразование — самый востребованный сегмент в России»

— Насколько материально-техническая база НТТ соответствует требованиям времени, запросам предприятий?

— Основную сумму из выделенных 45 миллионов мы как раз направили на реконструкцию, ремонт лабораторий и приобретение технологического оборудования. Конечно, наша база не лучше, чем у европейских или сингапурских учебных заведений, но считаю, что мы практически соответствуем требованиям производства. Другое дело, что сейчас большое внимание уделяется чемпионатам WorldSkills, UniorSkills, а участие в них предполагает проведение демоэкзаменов, которые требуют дополнительного самого современного, сложного оборудования и технологий. Мы посчитали, сколько денег нам нужно, направили заявку в министерство. Не знаю, насколько в этом вопросе нам пойдут навстречу, но за последние два года наша просьба не была реализована.

— А победители чемпионатов WorldSkills среди ваших студентов есть?

— По региональному чемпионату, у нас, конечно, есть победители. А по национальному у нас было четвертое место, но в итоге наградили нас как за третье. На мировой чемпионат мы пока не попали.

— Что помешало?

— Многое. Мы находились несколько лет в подвешенном состоянии по реорганизации института в техникум, когда закончились сроки лицензии, аккредитации. В тот период нам пришлось уволить, сократить 100 человек! Слава богу, что все отнеслись с пониманием. У нас в коллективе всегда был и есть хороший микроклимат, и, надеюсь, будет. Во время такой пертурбации неполными силами мы не смогли достойно подготовиться. И я не скажу, что мы завтра будем участвовать в мировом чемпионате. Конечно, к чемпионату в Китае, который пройдет через 2 года, мы не успеем подготовиться должным образом, но мы будем планировать наше дальнейшее участие.

— В последнее время много говорится о нехватке рабочих рук и ресурсных центрах как панацее. А обеспечены ли государством созданные центры всем необходимым?

— Тренд руководства РТ на укрепление базы среднего профессионального образования правильный. Но сразу дать всем полностью оснащенные ресурсные центры невозможно, да и не нужно делить учебные заведения по этому принципу. Деньги на центры выделяются огромные, и я считаю, что вложения себя оправдывают. В Японии, Германии, Сингапуре, Франции, США, в скандинавских странах готовят до 56 процентов рабочих рук в общем объеме трудовых ресурсов. У нас несколько лет назад этот показатель был равен 5 процентам. Сегодня мы практически не готовим рабочий класс в нужных для экономики объемах. Поэтому повторюсь, что начальное профобразование — самый востребованный сегмент в России.

«Вы же видите, сколько открывается пекарен, булочных, кондитерских! Да и крупные предприятия, такие как «Челны-Хлеб», нуждаются в обученных кадрах» «Вы же видите, сколько открывается пекарен, булочных, кондитерских! Да и крупные предприятия, такие как «Челны-Хлеб», нуждаются в обученных кадрах» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Планируется ли появление новых специальностей в НТТ?

— В этом году планируем заявиться, а затем лицензироваться на такую специальность, как «технология хлеба, кондитерских и макаронных изделий».

— Почему именно это направление выбрали?

— Вы же видите, сколько открывается пекарен, булочных, кондитерских! Да и крупные предприятия, такие как «Челны-Хлеб», нуждаются в обученных кадрах.

— Не считаете, что у нас уже избыток пекарен в Челнах?

— Для полумиллионного города это нормальное явление. У нас другое ненормально — когда через подъезд алкомаркеты!

— Один из рестораторов нашего города как-то посетовал, что НТТ не успевает за изменениями на рынке общепита: мол, японская кухня уже успела утратить былую популярность в Челнах, а в техникуме ей еще и не обучали. В чем, на ваш взгляд, заключается проблема и как ее решить?

— И тем не менее именно наши выпускники успешно работают, к примеру, в японском ресторане «Гиннотаки». А почему ресторатор не сказал про новозеландскую кухню, сингапурскую? Все кухни нереально охватить в техникуме, да и зачем, ведь мода изменчива. Была популярна японская кухня — мы подхватили, но зачем на ней зацикливаться? Есть же мировая статистика: по данным международных опросов, самой лучшей признана российская и европейская кухня. Об этом говорят и китайцы, и сингапурцы, и японцы, и европейцы. Так почему же мы должны обучать японской кухне? Поэтому я не согласен, что есть какая-то проблема. По обозначенным популярным кухням наша подготовка соответствует всем стандартам.

— В общем, щи да каша — пища наша…

— И это не плохо, и генетически очень важно.

— С какими заведениями города вы сотрудничаете, где студенты проходят практику?

— В первую очередь, это ТД «Челны-Хлеб», крупные магазины «Метро», «Лента», а также «Содексо-Евразия», «Агросила-молоко», рестораны «Татарстан», Maximilians, «Фергана», «Чайхона», Open City и другие. Нет практически ни одного крупного заведения, где бы не было наших поваров, официантов или других специалистов. Некоторые рестораны дошлифовывают наших ребят — например, директор «Искушения» Энже Вазитовна Гимадеева, одна из немногих, кто делает суперфиниширование наших официантов. Ее официанты знают меню, всю кухню как повара, расскажут, что из чего приготовлено. У нее и повара изучают официантское дело. Оттачивает кадры и Светлана Михайловна Зайцева (директор кафе «Шале», ресторан «Океан»), и ресторан «Круглый стол». Всего около 50 заведений, предприятий, где проходят производственное обучение наши студенты, из них 25 — наши базовые партнеры, 10–12 — якорные компании, с которыми заключены долгосрочные отношения. И мы получаем от них благодарности, чему я очень рад. Но, к сожалению, тесного сотрудничества, как за рубежом, нет. В некоторых странах базовые предприятия со своим оборудованием и технологиями находятся у порога учебного заведения, там колледжи выбирают, с кем сотрудничать, а компании квотируют рабочие места и получают налоговые льготы.

Мы же работаем на образовательных стандартах, хотя должны на профессиональных, то есть необходима связка с ТПП, предприятиями. У нас ни одно учебное заведение пока так не работает, потому что законодательной базы для этого нет.

«Когда я прихожу в некоторые другие учебные заведения, то вижу, как студенты курят или целуются. Целоваться — это хорошо, но не в этом же месте!» «Когда я прихожу в некоторые другие учебные заведения, вижу, как студенты курят или целуются. Целоваться — это хорошо, но не в этом же месте!» Фото: Олег Спиридонов

«У нас на двери на входе написано: «Если ты куришь, выбери себе другое учебное заведение»

— В своем блоге на нашем сайте ранее вы обозначили одну из сегодняшних проблем — «образованный дурак», когда ориентация на запросы производства, а не человека, привела к «вымыванию» нравственных качеств, культуры у молодежи. На ваш взгляд в техникуме и вузе этим уже поздно заниматься? Воспитание — это все-таки задача семьи и школы?

— В законе об образовании нет статьи о главенствующей функции воспитания, нет методики, есть только отдельные подзаконные акты. Раньше в школе мы изучали больше классической литературы, которая формировала идеологию, культуру, здоровый образ жизни, а сегодня из программы исчезли Крылов, Лесков, Шмелев, Грибоедов, Чаадаев, Белов, Рубцов, Кольцов, Исаковский, зато ввели Гладилина, Улицкую, Солженицына, Ерофеева. Их прочитать можно, но создавать культуру, нравственность на их почве нельзя. Интернет, негативные новости и телепрограммы привели к клиповому мышлению, эстетизации нравственно-безобразного; для детей неважно, что было вчера и будет завтра. Что говорить, если Сталинградская битва в учебнике по истории описана одной строчкой, зато подробно написано об американцах.

Педагогика стала предписывающей: ОГЭ, ЕГЭ, стандарты, диагностика. А ведь педагогика — это полет души, воспитание человека человеком. Нашему техникуму повезло, потому что у него есть институт воспитания, который не снял с себя и коллектива воспитательную функцию. Считаю, что лучше отменить другие уроки, нежели уроки нравственности, культуры. Мы занимаемся интеграцией урочной и внеурочной деятельности — переводим часть учебного материала из аудиторной в другие формы. Нам важны сцена, спортивный зал, где будет ребенок, экскурсии, участие в демонстрации на 9 Мая, помощь студентов ветеранам, инвалидам. Те дети, которые, может, и не учились на пятерки, но участвовали в подобных мероприятиях, в жизни становятся успешными — всегда находят место для своего подвига. А к нам иногда приходят ребята, которые кроме учебы ничего не видели. Как говорил Дмитрий Иванович Менделеев: «Образование без воспитания — это меч в руках сумасшедшего». Он бы сейчас сам с ума сошел, если бы увидел, что происходит. Да, нам уже поздновато воспитывать 16-летних, в первую очередь это должно идти из семьи, школы, но мы это все равно этим занимаемся.

— У вас бывают случаи отчислений из-за нарушения воспитательной дисциплины?

— Сколько угодно. У нас на двери на входе написано: «Если ты куришь, выбери себе другое учебное заведение». Дальше дресс-код пошел: наши студенты — будущие работники сферы обслуживания, где внешний вид очень важен, встречают ведь по одежке. Да и потом, если вы оденетесь как-то неопрятно, не так, как подобает обстановке, вы плохо выступите, и наоборот. Я по себе знаю. В школе мои способности, любовь к чтению и всегда аккуратный внешний вид были замечены учителями — мне доверяли во всем!

Когда я прихожу в некоторые другие учебные заведения, вижу, как студенты курят или целуются. Целоваться — это хорошо, но не в этом же месте!

— Сколько ваших выпускников трудоустраивается по специальности? (Читатель)

— Город стремительно развивается как в плане производства, так и сферы обслуживания. Сегодня наше учебное заведение не выдает необходимого количества выпускников. Поэтому трудоустроены могут быть все, другой вопрос — хотят ли все? Некоторые очень избирательно подходят к выбору места работы — из Нового города на ГЭС не хотят ездить, например.

Во время производственного обучения 60 процентов студентов уже знают, где будут работать. По нашим данным, по окончании техникума более 80 процентов устраиваются по специальности. Остальные продолжают обучение, идут в армию, выходят замуж и так далее. Некоторые, имея полученные знания, находят работу по смежным специальностям. Так что у нас хороший показатель. В европейских колледжах и институтах считается нормальным, когда трудоустраивается 51 процент выпускников — в таком случае учебному заведению выделяется полный бюджет. В требованиях же того самого мониторинга, после которого мы реорганизовались, значился показатель в 98 процентов трудоустроенных! А что сделано для того, чтобы в сфере общепита, к примеру, столько выпускников оставалось?

«Во время производственного обучения 60% студентов уже знают, где будут работать. По нашим данным, по окончании техникума, более 80% устраиваются по специальности» «Во время производственного обучения 60 процентов студентов уже знают, где будут работать. По нашим данным, по окончании техникума более 80 процйентов устраиваются по специальности» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Ранее мы сообщали, что, по результатам опроса КАМАЗа, 83 процента выпускников школ хотят уехать из Челнов навсегда. После озвучивания данной проблемы какие-то шаги в городе предпринимаются, собираются ли представители высшего и среднего профессионального образования для некоего «мозгового штурма», составления программы действий?

— Честно говоря, я не знаю, меня, по крайней мере, не приглашали по этому вопросу. Но пять лет назад я неоднократно писал программы и письма по проблеме оттока молодежи. Сравнивал: почему у нас 7 средних учебных заведений, а в Альметьевске — 8, в Нижнекамске — 9, почему у них и вузов больше? К примеру, в Саранске на 350 тысяч населения приходится 382 доктора наук, а в нашем полумиллионном городе не более 30! Это же интеллектуальная элита. Мы что, хотим, чтобы наш город, имея неплохие условия, рос на вахтовиках и мигрантах? Нам говорят, что челнинцы уезжают, но, мол к нам из деревень приезжают. Да где деревни-то? Они вымирают! Я сам деревенский, знаю, о чем говорю. Село заканчивается, приезжают оттуда примерно 5 процентов, миграционный баланс уже нарушается.

Поэтому обязательно надо создавать мощный, красивый технический университет, несколько начальных и средних профессиональных учебных заведений. Ребят, которые прошли армию, надо на льготных условиях принимать в учебные заведения, особенно на нужные для экономики города специальности. Отучившимся — давать подъемные, ссуды по ипотеке, места для детей в садиках, создать другие условия, которые бы приостановили этот отток.

— Что касается условий — какова средняя зарплата на рынке общепита, например, на предприятиях пищепереработки, в ресторанах, кафе?

— Если не рассматривать су-шефов и шеф-поваров, которые минимум 100–150 тысяч получают, то у остальных средняя зарплата небольшая — 25–30 тысяч рублей. А у продавцов еще ниже.

«Не дай Бог вам поехать, например, в Германию»

— Назовите ваших известных выпускников. Помогают ли они вашему образовательному учреждению? (Ленар)

— Например, шеф-повар ресторанов «Фергана», «Чайхона» Ильдар Рахимов. Замечательный парень, частенько бывает у нас, помогает на выпускных экзаменах. Среди наших выпускников — управляющий «Мудрого пекаря» Федорова Наталья, корпоративный шеф-повар ООО «Содексо-Евразия» Ермолин Антон. Они тоже помогают нашему учебному заведению в организации различных мероприятий. Су-шеф ресторана «Татарстан» Бабенцев Алексей — тоже наш человек. В ресторане «Белый кролик» (Москва) трудится су-шефом великолепный выпускник — Алексей Пронский, который работает под руководством известного шеф-повара Владимира Мухина. По итогам 2019 года, ресторан занял 13-е место в мире! Анатолий Строков— неоднократный победитель конкурсов профмастерства мирового уровня в Москве. Сегодня он работает в петербургском кафе «ЧайПолино». Шеф-повар французского ресторана Алмаз Исхаков — чемпион «Адской кухни» — тоже наш выпускник!

Наши ребята работают в Америке, Швейцарии, Англии, Швеции, Франции. Мы с ними также поддерживаем связь.

Иногда приходится слышать, дескать, ваш выпускник не соответствует каким-то требованиям. Мы всегда разбираемся, и может выясниться, что это не наш выпускник! Сколько раз меня радовало, что произошла ошибка! На наших выпускников ни разу рекламаций не пришло.

— Вы упомянули «Адскую кухню», сразу вспомнились и гастрономические фестивали, которые проводятся в Казани и других городах. А почему в Челнах их нет при том, что у нас много кафе, ресторанов, есть НТТ, в котором, наверное, проводятся кулинарные соревнования?

— Не задавался таким вопросом, поскольку в последнее время у нас своих проблем было выше крыши. Но спасибо за идею, мы ее обсудим в коллективе. Внутри НТТ у нас действительно неделями проводятся соревнования. Когда, к примеру, приходишь на неделю чая или сахара, то каждый раз совершаешь какие-то открытия, получаешь столько знаний! Каждый продукт и его приготовление — это искусство!

Еще у нас есть детская академия, где мы проводим кулинарные и кондитерские мастер-классы для малышей из детского сада и школьников, приобщаем к профессии.

— Вы сами готовить умеете?

— Да, я иногда готовлю, и, как говорят окружающие, очень вкусно. Но я считаю, что любой мужчина лучше женщины приготовит. Даже вместе созданные пельмени каждый сварит по-разному! Женщина обычно как варит? Бульк — и пошла. Ей некогда, у нее тысяча дел! Мужики же ничего не умеют, не знают, не делают. Как-то на 8 Марта сел писать список дел, которые женщина выполняет. Господи! Бумаги не хватит! И кто это видит? Никто. Мужик вышел на огород, столб вкопал, второй вкопал, натянул бельевую веревку, соседи говорят: «Во, мужик молодец!» (Улыбается.)

Я люблю готовить каши, очень вкусные они у меня, первые блюда легко делаю. Поскольку я деревенский, то, где бы я ни жил, всегда делал в доме печь — внуки гурьбой на нее залезают. И когда я в субботу эту печечку истоплю, беру тяжелый чугунный казан, кладу туда мяса, картошечки, морковочки, лучок, перец, соль, лаврушечку, маслица и накрываю крышкой. Вынимаю через два – два с половиной часа — такая вкуснятина получается! Вся семья или гости сбегаются на этот запах! И вот эта тушеная картошка — мое коронное блюдо, которое тут же съедается (улыбается).

«Сказать, что все великолепно готовят, не могу — дома всегда лучше. Я сейчас не говорю про столовые. А ведь ресторан должен быть выше, лучше домашнего питания» «Сказать, что все великолепно готовят, не могу — дома всегда лучше. Я сейчас не говорю про столовые. А ведь ресторан должен быть выше, лучше домашнего питания» Фото: «БИЗНЕС Online»

— А ходите ли в кафе, рестораны?

— Хожу, люблю посидеть, попробовать вкусные блюда и хорошие напитки, которых, правда, у нас нет.

Всех вкуснее, на мой взгляд, готовят в «Искушении», «Шале», «Круглом столе». В других заведениях тоже хорошо, но часто цена слишком завышена. То есть из этих заведений уходишь с ощущением, что ты переплатил лишнего. В той же Италии в ресторанах и кафе мне нравится, что в блюде и мяса, и зелени много, и цена такая же, как у нас, и даже ниже. А в наших заведениях, как правило, подают блюдо, в котором мяса немножко, зелени практически нет.

— Как оцениваете уровень общепита в Челнах? Что изменилось за последние 10 лет?

— Сказать, что все великолепно готовят, не могу — дома всегда лучше. Я сейчас не говорю про столовые. А ведь ресторан должен быть выше, лучше домашнего питания.

Если оценить развитие общепита за 10 лет, то, конечно, возможностей для приготовления пищи стало больше: появилось новое оборудование, например пароконвектоматы, а также технологии. И нареканий к качеству приготовления блюд, конечно, стало меньше.

— Следите ли вы в техникуме за продуктовой корзиной? Как оцениваете качество местных продуктов, сами предприятия пищепереработки?

— По сравнению с другими странами, у нас и у белорусов пока еще есть натуральные продукты. Не дай бог вам поехать, например, в Германию, сразу почувствуете разницу. Поэтому там стоит искать русские магазины. Но потихоньку и мы движемся в сторону той же Европы.

— А как же известные и ценящиеся европейские сыры?

— Сыры — да, есть отдельные качественные продукты, но в целом наше продовольствие лучше.

— Читаете ли вы «БИЗНЕС Online»? Какие пожелания, замечания есть нашему изданию?

— Я только недавно стал вами интересоваться — читаю примерно два с полоиной года. Мне нравится, что вы ищите актуальные, проблемные темы, а проблема, как известно из психологии, является единицей мышления. Это замечательно. К сожалению, проблема четвертой власти — СМИ — в том, что она объединяется с властьимущими. Вам же пока удается оставаться партнерами, ведущими конструктивный диалог.

— Спасибо за высказанное мнение и за интересную беседу!

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (13) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
26.02.2020 09:49

КАМАЗ угрохал город

  • Анонимно
    26.02.2020 09:21

    Суворов - глыба, на таких и держится образование еще пока.

    • Анонимно
      26.02.2020 10:21

      Это он рядом с вами глыба, а издалека, для остальных, он обычный крупный камень!)

  • Анонимно
    26.02.2020 09:49

    КАМАЗ угрохал город

  • Анонимно
    26.02.2020 10:14

    Если техникум назвать университетом от этого не изменится ничего, ну или зп сотрудников. Опять внимание обращают на обертку, как называется, какой статус присвоен.

  • Анонимно
    26.02.2020 10:24

    То что ВУЗ был действительно образцовым это правда! Не возможно было купить себе зачеты, все сдавали своими силами, приходилось учиться! Суворов отличный ректор, держал всё в руках, студенты вставали с кресел, когда он проходил мимо. Это уважение, его просто так не получишь. Жаль, что ВУЗ закрыли

  • Анонимно
    26.02.2020 10:29

    мне понравился вот этот кусочек: "Но я считаю, что любой мужчина лучше женщины приготовит. Даже вместе созданные пельмени каждый сварит по-разному! Женщина обычно как варит? Бульк и пошла. Ей некогда, у нее тысяча дел! Мужики же ничего не умеют, не знают, не делают. Как-то на 8 марта сел писать список дел, которые женщина выполняет. Господи! Бумаги не хватит! И кто это видит? Никто. Мужик вышел на огород, столб вкопал, второй вкопал, натянул бельевую веревку, соседи говорят: «Во, мужик молодец!» (улыбается)."

  • Анонимно
    26.02.2020 10:39

    Удачи и крепкого здоровья Виктору Суворову! Это один из больших профессионалов в Челнах.

  • Анонимно
    26.02.2020 11:54

    да ладно?! нет политики «выдавливания» выпускников школ после 9-го класса?

  • Анонимно
    26.02.2020 12:41

    а еще в городе должен быть футбол уровня ПРЕМЬЕР ЛИГИ !

  • Анонимно
    26.02.2020 13:51

    Казань - 200 км. Сколько там ВУЗов? Они готовят специалистов для республики.

  • Анонимно
    26.02.2020 16:34

    " а не идти по пути Болонского процесса, который по бакалавриату настоящего высшего образования не дает"
    было 5 лет, из которых пол года не учились, а писали диплом (ага, прям все пол года сидели и писали)
    стало 4 года, когда за последние месяцы добиваешь свой диплом, который пишешь с начала года.
    Получается, что разница между настоящим высшим образованием и ненастоящим- пол года.

    Но все забывают, что без Болонской системы, невозможно было поступить без взятки, т.к. проводились внутренние экзамены, где результаты спокойно тасовались.

    Получается что мы поменяли систему, где давали "настоящее" высшее образование взяточникам, на "ненастоящее" высшее достойным.

    • Анонимно
      26.02.2020 20:00

      Неуч, внутренние экзамены исчезли с приходом ЕГЭ. Сдай диплом!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль