Помощь детям 
16.04.2020

Помочь укрепить позвоночник

Для покупки инвалидного кресла-коляски Дамиру Минебаеву нужно собрать 345 072 рубля

«БИЗНЕС Online» и Русфонд продолжают публикацию материалов о тяжелобольных детях республики. Дамиру Минебаеву из Нижнекамска два года. У него детский церебральный паралич. Мальчик не может ходить, но родители не теряют надежды и возят Дамира на реабилитации. Для поездок семье нужно специальное детское инвалидное кресло-коляска стоимостью 345 072 рубля. Минебаевы купить его не могут — нужна наша помощь.

Дамир— долгожданный ребенок. До двух месяцев малыш развивался, как все. После планового медосмотра хирург обнаружил у младенца две паховые и одну пупочную грыжи и растущую гемангиому на спине Дамир — долгожданный ребенок. До двух месяцев малыш развивался как все. После планового медосмотра хирург обнаружил у младенца две паховые и одну пупочную грыжи, а также растущую гемангиому на спине

ЧЕТЫРЕ ОПЕРАЦИИ В ОДНОЙ

Гузель и Ринат Минебаевы живут в Нижнекамске вместе с двумя детьми — 14-летней Дилярой и двухлетним Дамиром. Второй — долгожданный ребенок, и, может быть, поэтому сам поспешил появиться на свет раньше срока — на 33-й неделе. Несмотря на недоношенность, малыш, по словам Гузель, родился здоровым, самостоятельно задышал. В первые дни жизни Дамиру провели диагностику, взяли анализы, которые не выявили никаких нарушений, и маму с новорожденным отпустили домой.

До двух месяцев малыш развивался как все дети — гулил, улыбался близким и знакомился с миром. Все изменилось после того, как Минебаевы прошли плановый медосмотр, во время которого хирург обнаружил у младенца две паховые и одну пупочную грыжи, а также растущую гемангиому на спине. Семье рекомендовали срочно готовиться к операции.

«В два месяца и семь дней Дамира оперировали. Врачи приняли решение вырезать в один день и три грыжи, и гемангиому. Как мне сказали, сыну будет тяжело переносить наркоз несколько раз, и я доверилась», — вспоминает Гузель.

После продлившейся почти четыре часа операции медсестры разрешили маме пройти к сыну.

«Я, радостная, бегу в реанимацию и вижу — ребенок лежит под ИВЛ, с системами, приборами, мониторами, глаза закрыты, он еще не отошел от наркоза. Слышу, как пульс у него падать начинает. Перестает биться сердце, его бригада реанимации откачивает, дали разряды. Я не понимаю, что происходит, прошу объяснений. Мне ничего не говорят. Только случайно услышала, как медсестры между собой говорили, что это была передозировка наркоза», — рассказывает Гузель.

Как потом объяснят Минебаевым врачи, организм Дамира не справился с наркозом из-за недоношенности. Очнулся малыш только на третий день — и совсем другим. За это время у него пропали сосательные рефлексы, врачи кормили младенца через зонд сцеженным материнским молоком. Утратил малыш и другие навыки — не двигался, не узнавал маму, не гулил и не улыбался. Все тело было в тонусе.

В год Дамиру поставили диагноз ДЦП, сейчас ему два года В год Дамиру поставили диагноз ДЦП, сейчас ему два года

ИНТЕРЕС К ЖИЗНИ ПРОСНУЛСЯ В 10 МЕСЯЦЕВ

В больнице Гузель и Дамир провели почти месяц. Мама надеялась, что в таком состоянии — без движения и интереса к жизни — ее малыш пробудет лишь некоторое время и, выпив все положенные лекарства, станет расти и развиваться, как обычный ребенок: в полгода сядет, к году пойдет и начнет говорить.

Однако проходили неделя за неделей, а перемен не происходило, единственное, чему научился Дамир за 10 месяцев, — пить из бутылки с соской.

Помощь пришла из интернета — в одном из медицинских блогов Гузель прочитала о существовании остеопатии и решила свозить 10-месячного сына к такому специалисту.

«Это стало нашим счастьем, — вспоминает Гузель. — После остеопата ребенок впервые потянулся к игрушкам, подвешенным над кроватью. Это были первые движения Дамира».


После остеопата последовала череда реабилитационных занятий — массаж, парафин, войта-терапия. Дамиру сделали ЭЭГ, которая показала эпиактивность. Минебаевых направили к эпилептологу в казанскую клинику, где Дамиру дали необходимые препараты, а Гузель — совет оформить инвалидность, чтобы ребенок мог получать не только оплаченные родителями, но и бесплатные занятия.

В год Дамиру поставили диагноз ДЦП, сейчас ему два года. Занятия ЛФК, адаптивной физкультурой, сеансы остеопатии, упражнения с дефектологом и психологом дают результаты — он уже может говорить несколько слов. Занимается Дамир и дома — войта-терапия, упражнения на фитболе и балансировочной доске. Усаживая сына на доску и раскачивая, мама добивается положения, в котором он опирается на руки. Это необходимо, чтобы Дамир научился со временем вставать на четвереньки и ползти. На это семья очень надеется, ведь от уверенного ползания — шаг до первого шага.

В начале марта, за две недели до своего двухлетия, Дамир научился ползать по–пластунски. До этого он катился на спине, потом освоил повороты. Учится Дамир и сидеть. Пока — с опорой. Позвоночник малыша еще не готов к самостоятельному сидению, поэтому очень важно обеспечить ему при посадке физиологичное положение.

«Спинка слабая, копчик тоже, поэтому сажать Дамира надо правильно. Должна быть верная фиксация спины, ног. Сидя в коляске, на стуле, нельзя, чтобы ножки висели, это увеличивает тонус, деформирует тазобедренные суставы. Обязательно нужно фиксировать тело правильно и в положении лежа, и сидя, что не позволяет обычная коляска», — поясняет Гузель, почему сыну так нужно специальное детское инвалидное кресло-коляска.

«Дамиру необходимо правильно сидеть во время перемещения вне дома. Верная поза сидя будет способствовать правильному формированию суставов, нормализации работы дыхательной системы и желудочно–кишечного тракта. Мальчику необходимо кресло–коляска прогулочное „Кимба Нео“ с набором дополнительных аксессуаров для правильного позиционирования», — подтверждает и физический терапевт экспертного центра ранней помощи «Уверенность» Исламия Садыкова (Казань).

Еще одна причина, по которой Минебаевым подходит именно эта модель, — перекидная ручка. Возить в ней ребенка можно лицом к маме, что из-за эпиактивности Дамира очень важно.

Кроме того, по сравнению с другими инвалидными колясками она легкая, мобильная. Для хрупкой Гузель, которой часто приходится одной рукой везти коляску, а другой — держать сына, это большое преимущество. Также коляска «Кимба Нео» помещается в багажник легкового автомобиля, и ее удобно возить с собой. А ездят Минебаевы много и часто — по реабилитационным центрам всей страны.

Единственный минус этой коляски — стоимость в 345 072 рубля. Приобрести «Кимба Нео» самостоятельно Гузель и Ринат не могут, ведь работает и содержит семью только папа. Маме очень помогает заботиться о Дамире старшая дочь Диляра. Ей 14 лет, и она любимица братишки. Любимое занятие Дамира — катать с сестрой мяч и слушать музыкальные игрушки. Мама надеется, что со временем совместных занятий у ее детей будет больше. Но для этого Минебаевым нужно много трудиться, а мы можем им помочь.

Реквизиты для помощи Дамиру Минебаеву вы можете получить, нажав на красную кнопку «Как помочь», расположенную ниже, или по следующим адресам и телефонам: 8 937 619-00-18, tatarstan@rusfond.ru (Казань) или 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный), rusfond@rusfond.ru (Москва).

83145.gif

P.S. Деньги на лечение Дамира Минибаева собраны в полном объеме. Благодарим всех, кто помог!

Русфонд изначально создан при издательском доме «Коммерсантъ» осенью 1996 года с целью оказания помощи тяжелобольным детям на основании писем, приходящих в издание. Фонд работает на принципах адресной и прямой поддержки. Русфонд помогал семьям моряков АПЛ «Курск», жертвам Беслана и других терактов, несчастных случаев.

В настоящее время по объемам помощи и ее эффективности фонд является одним из крупнейших и наиболее эффективных среди благотворительных фондов России. Руководителем проекта является Лев Амбиндер — журналист, выходец из Татарстана.

Фонд помощи «Татарстан» — совместный проект деловой электронной газеты Татарстана «БИЗНЕС Online» (Казань) и российского фонда.

Проект стартовал 15 апреля 2011 года. В его основе — модель сбора пожертвований, созданная российским фондом помощи за 15 лет. Газета «БИЗНЕС Online» еженедельно публикует письма о тяжелобольных детях республики, которых может спасти лечение в российских и зарубежных клиниках, не предусмотренное государственным финансированием.

Благодаря публикациям «БИЗНЕС Online» в рамках проекта с 2011 года помощь получили 364 юных жителя Татарстана. На лечение было собрано около 177 млн рублей:

  • 2011 год — 7,1 млн рублей;
  • 2012 год — 8,8 млн рублей;
  • 2013 год — 11,6 млн рублей;
  • 2014 год — 14,7 млн рублей;
  • 2015 год — 13,2 млн рублей; 
  • 2016 год — 16,5 млн рублей; 
  • 2017 год — 28,0 млн рублей; 
  • 2018 год — 18,0 млн рублей;
  • 2019 год — 59,0 млн рублей.

Татарстанский проект сотрудничества газеты «БИЗНЕС Online» и Русфонда стал лауреатом республиканского конкурса на звание «Благотворитель года – 2011» в номинации «Социально ответственные СМИ».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль