Бизнес о COVID-19 
7.08.2020

Ренат Миназов, «Инсайт»: «Бизнесу нужно спасать себя – это принцип матери в самолете»

Вирус и бизнес: владелец наркоклиники о падении выручки на 20–35%, закрытых медосмотрах и коронафобии

«Пациенты испытывают страх, что их заразят или что их легкие уже поражены. Они требуют, чтобы им каждый день проверяли динамику легких, а осматривали в противочумном костюме», — рассказывает о «ковидных» буднях психиатрической клиники «Инсайт» ее директор Ренат Миназов. О том, как учреждению пришлось экономить на кадрах и стройке нового филиала в Нижнем Новгороде и почему он считает кощунственным собирать людей на медосмотры, читайте в нашей очередной «коронаистории».

Самый тяжелый период был, наверное, в первые две недели карантина в апреле. Это элементарная реакция на шок, резкие перемены для персонала, переход на удаленный режим работы, а в дальнейшем — сокращение ряда персонала «Самый тяжелый период был, наверное, в первые две недели карантина в апреле. Это элементарная реакция на шок, резкие перемены для персонала, переход на удаленный режим работы, а в дальнейшем — сокращение ряда сотрудников»

О карантине

  • Самый тяжелый период был, наверное, в первые две недели карантина в апреле. Это элементарная реакция на шок, резкие перемены для персонала, переход на удаленный режим работы, а в дальнейшем — сокращение ряда сотрудников. Сейчас на «дистанционке» у нас работает порядка 30–40% амбулаторного звена, но она существовала и раньше, ведь у нас есть иногородние пациенты и это единственный способ вести их наблюдение.
  • Наши амбулаторные подразделения перестали работать с конца марта и до 6 июня. После этого мы открылись, но не в полной мере: например, групповая терапия возобновила работу месяцем позже. Мы присматривались, отрабатывали меры безопасности — дистанцию, приучение людей к маскам и перчаткам, замеры температуры и пр. Администраторов пришлось вышколить, чтобы они исправно совершали термометрию, вели журнал учета.
  • Стационар работал всегда, ни дня не отдыхал. А некоторые наши площади закрыты и по сей день — например, отделение медосмотров в Альметьевске. Арендодатель никак не идет на уступки, и мы несем издержки.
  • Отделение медицинских осмотров было закрыто, и до сих пор его работа не возобновлена, потому что, хоть Роспотребнадзор и разрешает проводить медосмотры, на наш взгляд, ситуация с коронавирусом не разрешилась и для нас это кощунственно — собирать большое количество людей в одном месте. Мы таким не занимаемся из медицинских и этических соображений. Так что персонал отделения медосмотров был сокращен в 6 раз. Оставшиеся сотрудники ведут переговоры, заключают контракты и делают другую административную работу.
  • Если брать офисные подразделения, то для многих уход на удаленную работу вызвал шок. Необходимо было перестроиться, отладить работу, перевести офис на дом, решить вопросы с интернетом. Обратный процесс, когда люди вернулись в офис, прошел полегче. Ряд иногородних сотрудников уехали в родные дома, к примеру в Чистополь, Марий Эл, и продолжили работу дистанционно. С ними договорились, к примеру, до 1 сентября.
  • В начале июня амбулаторная помощь вышла на стабильную стезю: работают все врачи, психологи. Мы лишь замечаем изменения в бизнес-секторе: многие контрагенты сокращают расходы, кто-то закрылся, ликвидировался. Процент работы с юрлицами по обычным медосмотрам упал на 100%, а по предрейсовым — на 30%.
  • Выручка нашего бизнеса в апреле показала минус 35%, в мае и июне — минус 20%, июль еще не смотрели.
  • Медперсонала, психологов, санитарок сокращение не коснулось. Мы сократили офисный персонал — штатного юриста, скажем, сменили на юриста по совместительству. Претензионная работа упала, да и контролирующие органы дают нам каникулы. В бухгалтерии процессы оптимизировали, одного программиста сократили. Где могли обойтись без сокращений, обошлись. Экономили на интернете, телефонии, рекламе и маркетинге — где могли, урезали расходы.
  • Мы ведем строительство новой клиники в Нижнем Новгороде. Соответственно, отказались от каких-то подрядчиков, сроки возведения пришлось растянуть, сократилось финансирование. Конечно, стройка не встала на паузу, но замедлилась. Планируем открывать клинику в конце 2021 года.

Выручка нашего бизнеса в апреле показала минус 35%, в мае и июне — минус 20%, июль еще не смотрели «Выручка нашего бизнеса в апреле показала минус 35 процентов, в мае и июне — минус 20 процентов, июль еще не смотрели»

Коронафобия

  • В самом начале пандемии число терапевтических обращений увеличилось. У нас были переполнены онлайн-чаты, zoom-сессии. Такое напряжение, что пришлось разворачивать мощности серверов, увеличивать жесткие диски. Во время интернет-конференций связь падала из-за большого потока. Число обращений в стационар сначала несколько снизилось, потому что люди заняли выжидательную позицию, не зная, то ли за гречкой бежать, то ли в стационар ложиться. Через месяц это прошло, и граждане стали, как обычно, обращаться за стационарной помощью.
  • У людей был наплыв тревожности, они не знали, чего ожидать в дальнейшем. Обсессивно-компульсивные, панические расстройства вышли на передний план. Было очень много пациентов с коронафобией, в том числе и наших постоянных психотических больных: если раньше существовали иные поводы для расстройств, то сейчас другая фабула. Люди испытывают страх, что их заразят или что легкие уже поражены. Они требовали, чтобы им постоянно делали снимки, каждый день проверяли динамику легких, чтобы осматривали в противочумном костюме… Особенно яркий наплыв таких граждан был в первые три-четыре недели карантина, но и сейчас они обращаются. И какое-то время такие пациенты еще будут приходить, потому что коронавирус с нами живет, а мы — с ним.
  • Но это не значит, что люди стали тревожными из-за коронавируса. Они бы нашли и другой повод для паники.
  • Коронафобия — уже официальный термин. Наш психотерапевт как раз сегодня проводил практический вебинар для врачей широкого профиля по теме коронафобии и ковидотерапии, каким образом нужно обращаться с такими случаями. Мы давали рекомендации для терапевтов, хирургов, анестезиологов и других врачей, которые сталкиваются с такими пациентами. Есть готовые практические рекомендации, которые разработаны в научных институтах, институте им. Бехтерева, Российском обществе психиатров. У нас имеются и свои наработки, опыт.

Нам пришло 138 тысяч рублей на дезинфекцию — это единственное, что мы получили от правительства. А больше ни на что мы и не могли претендовать «Нам пришло 138 тысяч рублей на дезинфекцию — это единственное, что мы получили от правительства. А больше ни на что и не могли претендовать»

О мерах правительства

  • Нам пришло 138 тыс. рублей на дезинфекцию — это единственное, что мы получили от правительства. А больше ни на что и не могли претендовать.
  • Может быть, я такой человек, не привык надеяться на кого-то. Соцсети кишат, конечно, информацией о том, как хорошо бизнесу помогали за рубежом… Я заграницу не идеализирую, не знаю, как там. А нашу поддержку мы изучали, но нам ничего из предложенного не подошло. Государство решило, что раз мы медицина, то мы не пострадавшая отрасль.
  • На мой взгляд, меры, которые есть сейчас, смешные. Я как бизнесмен смотрю — мне бы совершенно другие вещи были необходимы. Вот про дезинфекцию — круто, взяли и помогли. Четко, понятно, просто. А остальное... ну сколько можно разговаривать о новых кредитах? Какие кредиты, чем ты их платить будешь? Или отсрочка по арендным платежам, а потом тебе все они вернутся скопом. Чем ты будешь платить, если сейчас не работаешь?
  • Торговым центрам, к примеру, надо было помочь и выставить им требования, чтобы они бизнес не душили. Тут много можно сказать, чего не сделано.

Я не застал кризис 1998 года как бизнесмен, но помню детские, юношеские ощущения — полный кошмар, и хуже, чем тогда, наверное, еще не было «Я не застал кризис 1998 года как бизнесмен, но помню детские, юношеские ощущения — полный кошмар, и хуже, чем тогда, наверное, еще не было»

О кризисе

  • Я не застал кризис 1998 года как бизнесмен, но помню детские, юношеские ощущения — полный кошмар, и хуже, чем тогда, наверное, еще не было. А вот если брать то, что у нас случилось в 2008, 2014 годах и отдельные признаки кризиса в 2016-м, то, наверное, коронавирусный — это самый серьезный кризис, на мой взгляд, за последние 20 лет. На моих глазах разваливается большое количество предприятий, ООО, ИП. Я встречаю много людей, которые продают свое имущество, чтобы спасти бизнес: квартиры, мотоциклы, автомобили и т. д. Люди, которые планировали брать ипотеку, откладывают ее… Я это вижу.
  • Но я как оптимист наблюдаю и позитивные аспекты — что инвестиции вливаются в Россию, что огромные миллиарды не вывозятся, потому что некуда ездить за границу. Может быть, подобное как-то спасет небольших предпринимателей. Для меня опора экономики — это не «Газпром» с «Роснефтью», а армия ипэшников и небольших бизнесменов. Я знаю и многих, которые держатся, подключают креатив, используют дистанционные технологии, что вызывает уважение.

Прогноз на будущее

  • У нас в отрасли всегда кто-то появляется и исчезает, но основные игроки (а таковыми я считаю владельцев, которые сами специалисты и понимают это дело) остаются. Инвесторы, которые просто вкладывают деньги в подобное дело, как раз обычно закрываются в такие периоды.
  • Для нашей клиники я вижу угрозу лишь в том случае, если люди начнут рассчитываться с нами картошкой. Наверное, тогда станем ею оплату получать, а работать все равно будем. Я вижу спрос, возврат пациентов, доверие к нам, что люди предпочитают услуги нашей клиники услугам государственных и муниципальных больниц.

Совет бизнесменам, попавшим в трудную ситуацию

  • В первую очередь сохранять спокойствие и не впадать в панику. Прикинуть, какой лишний груз можно скинуть, что тянет на дно, отказаться от этого. Нужно «высушиться» окончательно, скинуть весь балласт.
  • Необходимо спасать себя — это принцип матери в самолете, которая сначала надевает маску на себя, а потом на ребенка. Если ты начнешь проявлять себя героем и всех вокруг спасать, то можешь утонуть. Начнешь кредиты брать, чтобы зарплаты закрыть, а не думать о том, как деньги зарабатывать или сократить расходы, тогда умрешь.
  • И второе — искать новые пути, стратегии, перестраиваться на новые форматы, открывать новые проекты. И сохранять оптимизм.
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    7.08.2020 08:55

    Кто пристегнулся, сидели как живые.

  • Анонимно
    7.08.2020 08:57

    Кто не застал кризис 1998 года не бизнесмен.

    • Анонимно
      7.08.2020 09:12

      Я вспомнил то время , был работающим студентом , наемным и свой бизнес уже как год. Когда все встало, а кушать надо, стал делать курсовые, рефераты и кандидатские на заказ. Так и выжили . Сейчас бизнесу 24 год идёт . Сейчас непросто тоже но выжить нужно. А собственную кандидатскую так и не сделал..

  • Анонимно
    7.08.2020 08:58

    разумно

  • Анонимно
    7.08.2020 09:08

    Красавчик

  • Анонимно
    7.08.2020 11:15

    Советую обратить внимание руководству на своих администраторов и юриста. Есть над чем поработать...

  • Анонимно
    7.08.2020 12:41

    Кто во время короны не должен платить?

    Люди? Которые должны кормить семью а их уже "сократили" ?
    Малый бизнес? Платя аренду и зарплату, но не работая?
    Арендодатели? Которым бизнесу платить уже нечем, (все ушло на зарплату), с которых государство требует налоги?
    Государство? От которого все ждут безвозмездной поддержки и всяких социалок?

    Услышав про вторую волну, где то тихо заплакал сын чиновника, которому в очередной раз не хватило на яхту...

  • Анонимно
    7.08.2020 21:38

    Ренат очень крутой : нашёл нишу и грамотно развивает этот бизнес. Крутые схемы мотивации для персонала придумал.

    Человек, которому подарил брошюрку музея З.Фрейда.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль