Нефть 
2.09.2020

Наиль Маганов: «Сошлось все: кризис сбыта, соглашение ОПЕК, страны закрываются…»

В рамках нефтегазохимического форума – 2020 в Казани лидер «Татнефти» рассказал об отношении к кризису, экологии, о культуре и детях-патриотах

«Экономика упала, еще наложились «ножницы Кудрина»… Тяжело, но не смертельно», — рассуждает об экономическом кризисе гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов. Пандемия и соглашение ОПЕК заставили нефтяную компанию шире смотреть на планы инвестиционного развития: меньше внимания добыче, больше — переработке. А выход в страны Средней Азии объясняется «избыточным потенциалом». Почему Маганов считает главным приоритетом для государства культуру и образование — в интервью топ-менеджера Ильшату Аминову.

Наиль Маганов Наиль Маганов Фото: Сергей Елагин

«у нас сформировался избыточный потенциал»

— Я вчера готовился к интервью, много читал о «Татнефти», о ваших планах выйти в Казахстан и строить там шинное производство. Какие ближайшие проекты на 10 лет сегодня можно обозначить?

— Из значимых проектов у нас есть Стратегия среднесрочная, до 2030 года. Она связана и с вопросами о добыче нефти. Мы намерены довести добычу как минимум до 40 миллионов тонн (в год) и выше на существующих наших активах. Тот научный потенциал, та база, те наши инструменты — это информатизация, наука и подготовка кадров — создают уверенность, что мы на истощенных месторождениях сможем эффективно нарастить добычу нефти.

Второй огромный проект, который утвержден в Стратегии, — мы идем дальше по переделу. Мы уже вошли в нефтехимию. В бюджетах компании заложены на это соответствующие инвестиционные средства, мы определились с рамками, где станем работать в части нефтехимии, и приступили к реализации. Данный проект по капитальным инвестициям будет не меньше, а больше, чем проект ТАНЕКО. Однако мы считаем, что, во-первых, это точно повысит устойчивость компании, во-вторых, отвечает вызовам нашего времени. Мы откликаемся на те посылы, которые для нас создает государство.

Кроме того, у нас сформировался избыточный потенциал. Мы строили у себя, завершаем, развивали у себя шинный бизнес, нефтепереработку, нефтедобычу, у нас это получается. Теперь избыточный свой потенциал хотим открыть для всего мира и раздвинуть для себя горизонты, сотрудничать с теми странами, где мы можем оказаться полезными. Тут появляются наши проекты в Узбекистане, Казахстане. Здесь понятно, почему так. Для нас это и культурно, и ментально близкие страны. Со многими руководствами мы учились вместе в одних институтах, говорим на одном языке. Это хорошо и легко. Кроме того, у нас есть проекты и в Северной Африке. Надеемся, что в Центральной Азии, Иране, Ливии, Сирии наступит наконец мир (а он должен, люди не могут столько страдать без причины), мы сможем вместе с нашими коллегами из этих стран заняться наконец основным нашим мирным делом — доставлять людям энергию для того, чтобы жизнь была у них комфортной, чтобы они могли удовлетворять свои потребности.


— Мы очень кстати перешли к вопросам социальной ответственности бизнеса. Я вспоминаю начало пандемии и вашу мгновенную реакцию на потребности общества, когда вы заказали огромный самолет, его отправили, привезли тонны масок, линии для производства медицинского оборудования, защитные костюмы и так далее. Все-таки вы уже огромное количество времени уделяете развитию социальной сферы, вкладываетесь в нефтяной регион. Вопрос такой: почему компания инвестирует столь огромные средства в данное направление и какой в этом смысл для бизнеса?

— Во-первых, у нас сам по себе бизнес социальный. Мы работаем для того, и наши цель, обязанность и функции — мы людям доставляем энергию, ее добываем и передаем потребителям. Транспортная, тепловая, свет — все это энергия и производные от нашей работы. А сама по себе это огромная социальная задача — обеспечить людям возможности для комфортной жизни.

Второе… Недра какими были? Они оставались, как 100 миллионов лет до нас. Специалисты, которые могут создать технологии, должны и придумать, как сделать это эффективно, для того чтобы максимально ответственно, бережно использовать такие недра на благо человечества. Отсюда и наши посылы о том, что самое главное — люди, даже не столько технологии, само качество нефти (что тоже важно), а люди. Мы должны сделать все, чтобы они могли максимально реализовать свой потенциал во всем. Это целая экосистема. Люди, с которыми мы общаемся, работаем, не только нефтяники, но и все те, кто живет рядом с нами и далеко от нас…

— Врачи, учителя, социальные работники…

— Полиция, продавцы, дворники. Мы все живем в одной стране и объединились, чтобы жизнь сделать более комфортной. Отсюда и наши социальные проекты. Мы видим, общаемся, знаем, определяемся где-то с нашими возможностями, где-то с потребностями для того, чтобы развиваться. Только в этом случае, когда с каждым днем будет повышаться внутренняя культура людей, внутренние амбиции по-хорошему, когда жители станут чувствовать свою востребованность, когда мы все поймем и сделаем мир вокруг себя лучше, тогда случится процветание и прогресс.

«Татнефти» и республике во многом повезло, что председатель совета директоров компании Рустам Минниханов — президент, которого народ избрал как лидера для того, чтобы делать жизнь лучше, чтобы мы становились увереннее в завтрашнем дне, чтобы сегодня было хорошо, а мы развивались. Все наши социальные инициативы всегда находят поддержку у Рустама Нургалиевича, совета директоров, и не только находят. Более того, президент всегда повышает планку.

Третье — мы и сами живем там, где добываем. Мы хотим, чтобы вокруг нас были счастливые люди, которые не просто живут, ходят на работу, но и гордятся тем, что они живут в этих городах, в нашей республике, стране.

— Нельзя быть счастливым там, где вокруг несчастье, правильно? Мне понравилась ваша фраза: «Мы даем людям энергию». Она очень емкая, потому что по большому счету нефть — квинтэссенция солнечной энергии.

— Это наша обязанность. Мы получали лицензии, для чего брали на работу, заниматься профессионально данным делом. Вы говорили о росте капитализации. Акционерам — прибыль, для государства — налоги.

— Для людей — среда!

— Плюс энергия. За прошлый год мы заплатили где-то 510 миллиардов рублей налогов. Это огромные средства, на которые появляются возможности.

— В том числе практически больше трети бюджета республики. Я даже не сомневаюсь, что от самочувствия компании «Татнефть» зависит жизнь Татарстана.

— А мы не считаем, какая мы часть. Мы полагаем, есть закон, его надо исполнять, а нам — профессионально делать свое дело и достигать тех целей, которые перед нами стоят, независимо от внешних обстоятельств.

про экологию

— Вы говорили о среде. Сейчас тренды мировой экономики — это экологичность, борьба с вредными выбросами, изменение климата. Компания «Татнефть» уделяет таким вопросам огромное внимание. Насколько, вы считаете, это важно?

— Есть разные точки зрения. Кто-то говорит, что это миф, кто-то — что, наоборот, недооцененная угроза. Мы, управленцы, работаем с рисками. В нашем случае лучше оценивать те из них, которые касаются климатических изменений, как реальные, оценивать риски, которые несут угрозу земле, существованию людей, и понимать, что человечество будет предпринимать все меры для того, чтобы такую угрозу исключить. Мы коммерческая организация. Для нас это означает, что есть проблема, а значит, и рынок. Можем ли мы принять участие свое в решении проблемы как коммерческая организация? Да. У нас отработан целый ряд технологий, мы их сейчас объединяем в единые экономически эффективные цепочки, при этом очень экологически эффективные. Мы сможем найти свои технологии, наработки и предложить миру и бизнесу для того, чтобы решать данную проблему.

Мы считаем, что правительство примет меры для того, чтобы такую угрозу снизить. Какими методами они это будут делать — штрафы, налоги, какие-то ограничения. Подобный риск накладывает угрозу на будущее нашего бизнеса.

— Плюс какие-то преференции для тех, кто сделает правильно.

—  Наш коллектив, персонал — ответственные, люди обращают внимание на климатические изменения и переживают. Неслучайны движения «зеленых» и прочее, это означает, что жители понимают обеспокоенность и выражают ее. Компания, которая занимает ответственную позицию по таким вопросам, будет привлекательна для потребителей. Я считаю, у нас тогда люди останутся небезразличными, ответственными, а когда ты работаешь с такими, успех гарантирован.

Естественно, для нас очень важно укреплять взаимоотношения. Как я говорил, мы расширяем географию своей работы: куда бы мы ни приехали, для местного населения важно, чтобы приезжали компании экологически ответственные. Если мы занимаемся, всячески это демонстрируем на примерах, куда бы мы ни отправились, нам будет легче говорить, с нами станут проще общаться и понимать, что мы ответственная организация, что наша деятельность не нанесет даже гипотетического вреда. Более того, у нас есть технологии, которые помогут решить все проблемы, которые накапливались на нашей земле многие-многие годы. По всем подобным аспектам, исходя из этого, мы и строим свою работу, политику и экологические программы.

«Экономика упала, еще наложились «ножницы Кудрина»

— Наиль Ульфатович, согласитесь, мы живем в условиях непростого, очень глубокого экономического кризиса, вызванного определенными проблемами, в том числе пандемией. Насколько кризис повлиял на работу вашей компании? Насколько вы скорректировали ваши планы и что планируете делать в ближайшие пять лет?

—  Абсолютно не радует ситуация с кризисом. Сошлось все: кризис сбыта, соглашение ОПЕК, страны закрываются, самолеты не летают, машины не ездят…тяжело. Экономика упала, еще наложились «ножницы Кудрина», это уже наше, российское. Тяжело, но не смертельно.

В интервью нам часто задают вопрос: «Как вы думаете какой будет цена на нефть?» Мой стандартный ответ: «Мы не думаем об этом». Всегда размышляем, как сделать так, чтобы мы при любой стоимости нефти могли работать. Мы как-то даже говорим, что пусть последняя тонна нефти, которая будет добыта на земле, добывается «Татнефтью». А для этого надо оставаться эффективными, и на том построена вся наша работа, история готовила нас к таким ситуациям. Она уникальная, мы точно с ней никогда не сталкивались.

В таких условиях находятся люди, коллектив — никакой растерянности. Все продолжали работать. Мы не сократили у себя ни одного человека, более того, нарастили целый ряд программ, направленных на повышение эффективности, и люди на это откликнулись. На сегодняшний день приняты оперативные меры, в том числе и правительством, — это соглашение с ОПЕК, правильное и здравое отношение всех нефтяников и правительств к случившемуся. Оно привело к тому, что сегодня ситуация выправляется, а цены на нефть растут. Мы знаем, что спрос на нашу продукцию гораздо выше, чем то, что мы можем предложить в условиях ограничений. В этом плане все налаживается.

Ближайшие планы на пять лет — стратегия у нас написана, она до 2030 года. Конечной целью мы для себя поставили такие задачи, что мы выполним их при любом раскладе, независимо от внешних обстоятельств.

Тактика немножко меняется. Мы перестроили наши инвестиции с вопросов добычи нефти, раз пошло ограничение, мы больше сейчас направляем инвестиции на нефтехимию, нефтепереработку. Завершим проекты там и вернемся опять к вопросу нефтедобычи.

Активно рассматриваем новые направления, в том числе композитные. Огромный спектр.

— Знаете, мне нравится эта фраза: «Для того, кто стоит на месте, кризис смертелен. Для того, кто двигается, это возможности».

— По-настоящему возможности.

— Все-таки кризис рождает мысль: как преодолеть то, что сегодня есть, для того, чтобы сделать больше завтра.

— Точно у всех управленцев в голове уже стереотип, устойчивые нейронные связи, и независимо от тяжести внешних обстоятельств… Это риски, задачи, а наша специальность — решать такие вопросы.

«воспитанный человек не позволит себе быть неэффективным»

— Как вы думаете, какой отрасли Татарстана нужно сегодня уделить особое внимание?

— Я думаю, культуре и образованию.

— Неожиданный ответ, прямо скажу. Я думал, вы скажете, цифровизация, IT… Почему?

— Культура и образование за собой потянут все. Культурный, образованный человек, в определенной культуре воспитанный, не позволит себе быть неэффективным. Если у тебя есть культура ответственного потребления, экологическая культура, нравственная культура, культура производства — все это взаимосвязано, начиная с культуры и образования. У нас многое в республике делается, чтобы люди сами уделили этому внимание, чтобы мы, граждане, сами вокруг себя делали наш мир и страну лучше.

— Может быть, несколько личных вопросов. Ваше любимое место для прогулок?

— Нет у меня любимого места для прогулок. Все зависит от ситуации, настроения, от того, чем ты сейчас занят. Когда-то хочется видеть хорошее и прекрасное, когда-то — сосредоточиться на какой-то задаче, и прогулка — только какая-то результативная технология. Иногда хочется побыть с кем-то, пообщаться. Могу сказать, что люблю прогуливаться и воспринимаю это для себя как инструмент, что-то подобное, что помогает правильно жить.

— Нас смотрят в разных странах. Какие места в Татарстане вы бы советовали посетить?

— Чтобы я — прогулки, места в Казани? (смеется). У нас вообще прекрасная республика, уникальная. Нефтяники работают на большой территории, я по образованию горный инженер и трудился на нефтепромыслах — уникальная природа. Место, где сошлась среднерусская возвышенность: березы, тайга, предгорья Урала, холмы, реки — сложно что-либо выделить. Ты можешь увидеть весь мир в одном месте. Пустыни только нет, но, может, и хорошо.

— Есть такой интересный вопрос. Ваши дети вообще где живут, с какой страной связывают свое будущее?

— Сын — горный инженер, так же, как и дедушка, дядя и папа, — нефтяник. Работает и в Татарстане тоже, как я сказал, компания наша выходит за пределы республики, это связано и с выездами. Дочь пока студентка, учится. Закончит — определится, но я знаю, что она большая патриотка, не только Татарстана, но и страны.  

— Обычно интересуются, чему вы учились у старших поколений. Я спрошу по-другому: а что вы узнаёте у младших?

— Младшее поколение — у них точно есть чему поучиться. Все меняется, у них немножко другая культура, и она очень интересная. Есть на что обратить внимание, на что посмотреть. Из общечеловеческого в молодежи мне импонирует их задор, оптимизм. Я с удовольствием встречаюсь с младшими и все время пытаюсь вступить с ними в диалог. А это прежде всего потребность, какая-то внутренняя необходимость что-то узнать от них нового, использовать во благо.

— Они требуют от нас все время меняться, вот это я заметил.

— Потому, когда с ними общаешься, невольно начинаешь меняться. А так это не дает тебе возможности успокаиваться. Неуспокоенный — значит, жизнь, значит, ты живешь и развиваешься.  

— Ну и такой, человеческий вопрос. Что для вас счастье?

— У нас есть возможность, что здорово, делать жизнь людей вокруг себя лучше. Вот что здорово. Это такая привилегия.

— Спасибо, блестящий ответ! В чем сила Татарстана, по-вашему?

— Люди, люди, люди. Люди, которые объединены одной целью, задачей, кто-то осознанно, кто-то неосознанно, — сделать жизнь лучше. Люди настоящие патриоты. Вот это основной показатель.

Предприятия: Татнефть им. Шашина
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
Анонимно
2.09.2020 17:28

Открывать производства в других странах это хорошо
Ссорится с другими странами плохо
Россия умудрилась со всеми разругаться

  • Анонимно
    2.09.2020 17:15

    Открывать в других странах новые производства это ошибка. Почему не учимся на своих ошибках? Укртатнафта например.

    • Анонимно
      2.09.2020 17:28

      Открывать производства в других странах это хорошо
      Ссорится с другими странами плохо
      Россия умудрилась со всеми разругаться

    • Анонимно
      2.09.2020 17:39

      Это законы бизнеса. Не займёшь нишу ты, займут другие, а это деньги. Россия подвинула интересы США и Европы в Африке - российские кампании, в том числе ТН туда пошли, другие страны. Вы совсем за глупцов не считайте, это политика и потери той же ТН за границей, хоть она и старая, но все же российская и удар по налогам и имиджу именно России. Поэтому бизнес не просто заходит туда, где Россия заняла нишу, а после анализа и «добро» из АП РФ и ГШ РФ, которые просчитывают стратегические риски. Не все так просто.

    • Анонимно
      2.09.2020 18:04

      Прт УкрТатнафту не надо говорить, там не так все просто, как звучит от Татнефти. По Кременчугскому заводу можно решить было и продолжить спокойно работать.

  • Анонимно
    2.09.2020 17:26

    Говорун:(((

  • Анонимно
    2.09.2020 17:29

    Год чёрных лебедей. Год крысы удался по полной! Интересно с какими физиономиями мы будем стоять 31 декабря и провожать этот год!?

    • Анонимно
      2.09.2020 17:55

      Президент опять скажет, что это был тяжелый год, (как и остальные 20 лет) в принципе.

  • Анонимно
    2.09.2020 18:14

    Как будет расти добыча до 40 млн. тонн на старых почти убитых месторождениях? За счёт тяжёлой нефти? Она имхо невыгодная, дорогая.

  • Анонимно
    2.09.2020 22:53

    Неожиданно приятная статья - здорово что на первом месте у такого человека культура и образование. Дети-наше будущее и надо в них в первую очередь вкладываться. В татнефти это похоже понимают и есть надежда что все будет хорошо)))

  • Анонимно
    3.09.2020 07:28

    Хорошее интервью
    Наиль Ульфатович большой молодец!

  • Анонимно
    3.09.2020 07:39

    Недавно видела станцию Татнефть в детском городке Кид спейс в Казани. Как правильно рассказывать детям о труде людей а отрасли. Респект компании.

  • Анонимно
    3.09.2020 10:39

    Очень здорово, когда есть такие компании, которые многое делают для людей, заботятся о будущем, о молодежи, о подростках, о детях!!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль