Радель Баязитов: «Значительная часть реабилитантов  —  незрячие. Приехав в Казань, многие из них волнуются, так как бояться потеряться. Наша цель — чтобы у них не было таких переживаний. Мы их встречаем, размещаем, помогаем»Радель Баязитов: «Значительная часть реабилитантов — незрячие. Приехав в Казань, многие из них волнуются, так как боятся потеряться. Наша цель — чтобы у них не было таких переживаний. Мы их встречаем, размещаем, помогаем»

«ПОРОЙ КАЖДЫЙ ЧАС ЕЗДИМ НА ВОКЗАЛ, В ТОМ ЧИСЛЕ НОЧЬЮ»

— Радель Илдарович, Фонд «Ярдэм» знаменит на всю Россию многочисленными благотворительными проектами. Расскажите о тех, в которых непосредственное участие принимаете вы лично.

— Есть несколько направлений, в которых я непосредственно участвую: подготовка работы нашего Учебно-реабилитационного центра, проект поддержки бездомных, а также акция «Дорога жизни». Если коротко охарактеризовать мои обязанности — это координирование. Делать так, чтобы все работало хорошо и качественно, не было сбоев и накладок.

— Как строится эта работа?

— Наш Учебно-реабилитационный центр занимается в первую очередь незрячими и людьми с малым остатком зрения, колясочниками, опорниками, людьми с ДЦП, глухими и слабослышащими, а также слепоглухими.

На регулярной основе они проходят здесь комплексную реабилитацию. Им оказывают всестороннюю помощь — от реабилитации и обучения компьютерной грамотности до различных культурно-просветительских программ. Учебная составляющая очень насыщенная. У нас есть общежитие для иногородних, столовая, массажный кабинет, компьютерный и учебные классы, библиотека, мини-типография. В помещениях соблюдены все нормы для проживания инвалидов по зрению. В общем, все условия, чтобы люди почувствовали себя максимально комфортно.

Я помогаю руководителю Учебно-реабилитационного центра Малике Рафкатовне Гельмутдиновой. На мне многие оперативные вопросы управления и организации процесса. Занимаюсь мониторингом — ищу инвалидов, которым нужна помощь. Обзваниваю различные Общества незрячих, глухонемых и так далее. Мы находимся в постоянном поиске тех, кого, возможно, забыли, тех, кто нуждается, но сам по каким-то причинам не может обратиться за помощью. Также работаю непосредственно с заявками на участие в курсах.

Я отвечаю за организационные вопросы, связанные с формированием групп для обучения на наших курсах, за встречу и размещение. Обычно из 50 человек, которые записываются на курсы, порядка 40 не из Казани.

Значительная часть реабилитантов — незрячие. Приехав в Казань, многие из них волнуются, так как боятся потеряться. Наша цель — чтобы у них не было таких переживаний. Мы их встречаем, размещаем, помогаем. Наш Фонд оплачивает не только сами курсы и транспортные расходы реабилитантам. Стараемся максимально помочь нуждающимся, поддерживать психологически и морально.

«Наш Фонд оплачивает не только сами курсы и транспортные расходы реабилитантам. Стараемся максимально помочь нуждающимся, поддерживать психологически и морально»«Наш Фонд оплачивает не только сами курсы и транспортные расходы реабилитантам. Стараемся максимально помочь нуждающимся, поддерживать психологически и морально»

«МОГУ СХОДУ ДОГОВОРИТЬСЯ О ПОСЕЩЕНИИ РЕАБИЛИТАНТАМИ 5–6 МУЗЕЕВ ХОТЬ СЕЙЧАС»

— Такая работа предъявляет особые требования?

— С одной стороны, я ответственен за такие технические вопросы, как составление договоров с вновь прибывшими реабилитантами, объясняю им правила и порядок проживания, обучения на курсах. А с другой — ты встречаешь их на вокзале, порой за два дня приезжают все 40 человек, поэтому мы с моими помощниками каждый час ездим на вокзал, в том числе и ночью.

Вы знаете, инвалиды запоминают тех, кто встретил их первым. Они помнят твой голос, твой запах. Порой уже к концу курсов, когда пройдешь мимо одного из реабилитантов, он узнает тебя, остановит и поблагодарит. До слез трогает такое отношение. Я непосредственно в педагогической части курсов не участвую, поэтому затем общаюсь с инвалидами только во время дополнительных выездных мероприятий, которые я тоже организую.

— А что за дополнительные мероприятия?

— Это посещение музеев, театров, кино — примерно 15 таких мероприятий в месяц. Культурная программа — очень важная часть реабилитации, чтобы курсы стали психологической перезагрузкой. Чтобы реабилитанты почувствовали себя полноценными членами общества, чтобы у них появились новые впечатления и эмоции. Именно к этому мы стремимся в нашей работе.

Вначале было непросто договориться с учреждениями культуры, все это технически организовать. А теперь уже могу сходу договориться о посещении 5–6 музеев хоть сейчас. У нас есть три автобуса, на которых мы вывозим реабилитантов на мероприятия. Я нахожу водителей каждый раз под такие выезды. Обязательно организую сопровождающих. Если 50 инвалидов, то с ними должно быть 6–7 человек. В таких выездах самое сложное поддерживать дисциплину, а это непросто, некоторые реабилитанты отвлекаются, не всегда следуют инструкциям. Но, слава Богу, все проходит без инцидентов и каких-либо проблем, работа налажена хорошо.

Особенно приятная часть моих обязанностей — проследить, у кого из наших гостей день рождения, чтобы поздравить их, купить и вручить подарки. Это важная составляющая внимания и заботы, людям приятно, когда не забывают о таких вещах.

— Чему вы сами научились, работая с инвалидами и организуя такие курсы?

— Еще большей ответственности и дисциплине. Когда только начинал работать, видел, что порой некоторые из наших сотрудников могли немного опоздать либо на занятия, либо когда встречают на вокзале гостей. Сейчас такого нет. Все работает четко. И для этого мне самому нужно было больше внимания уделять своей дисциплине. Это важно, если ты координируешь такой большой процесс.


«ПРИГЛАШАЛ БЕЗДОМНЫХ: «ПРИХОДИ В СКВЕР, МЫ ТЕБЯ ТАМ УГОСТИМ ГОРЯЧИМ ОБЕДОМ»

— Есть еще и проект по поддержке бездомных — ведь вы обеспечиваете их горячей едой?

— Да, мы данный проект реализуем вместе с «Доброй Казанью». Рядом с Колхозным рынком есть сквер, где мы регулярно угощаем обедами нуждающихся, чаще всего это бездомные. В начале проекта я только один ездил. Искал бездомных и нуждающихся. Порой едешь и видишь — у дороги стоит бездомный. Подойдешь к нему, расскажешь, что есть такой проект: «Приходи в такое-то время в сквер, тебя там угостим горячим обедом». Дело в том, что мы туда не в ланч-боксах еду привозим, а сами на месте накладываем из кастрюль. И если мы привезли пищи условно на 35 человек, то нужно раздать все, что мы приготовили. Потому надо всех оповестить. Это тоже довольно непростая работа. У меня есть помощники в этом деле, Фарид и Альберт. Мы вместе трудимся как по организации деятельности реабилитационного центра, так и по проекту помощи бездомным. Когда появились эти ребята, работа пошла заметно лучше. Слаженность в деле дает результат.

 — Эта слаженность проявилась и во время карантина. С весны в течение нескольких месяцев Фонд «Ярдэм» накормил около 100 тысяч нуждающихся, а сейчас начался второй этап. Вы в этом тоже принимали участие?

— Примерно за месяц до того, как был объявлен карантин, мы поняли, к чему все идет, и начали подготовку к сложному периоду. Стали готовить списки нуждающихся, и первое время, поскольку в финансовом плане мы оказались ограничены, нам удавалось кормить около 500 человек в день. Однако в течение месяца благодаря тому, что к акции присоединились неравнодушные сограждане, мы смогли увеличить число благополучателей до 2 тысяч в день.

На самом деле большая часть такой работы оказывается в тени. Мало кто знает, как работали повара, фасовщики, координаторы, волонтеры, операторы, журналисты. Отдельный и очень сложный момент — сбор средств на эту акцию. Первое время она держалась на собственных небольших ресурсах Фонда «Ярдэм». И в какой-то момент мы решили, что нужно рассказать об акции как можно большему числу людей, ведь только так нам удалось бы найти средства для поддержки нуждающихся.

Я сам занимался и фасовкой, и координацией. В первой половине дня работа начиналась с фасовки по ланч-боксам приготовленной рано утром поварами еды. Они выносили обед в зал, где были заготовлены ланч-боксы, на которые мы предварительно наклеивали наклейки с эмблемой Фонда «Ярдэм». Затем нужно было правильно распределить порции по районам Казани. Каждый район, в свою очередь, разделен на части, за каждую из которых отвечала группа волонтеров. На одного из них приходилось примерно 20–30 адресов. И здесь нужно ничего не перепутать, чтобы по всем адресам была доставлена еда, распределить нагрузку между волонтерами правильно. Нельзя было допустить, чтобы обеды люди получали холодными к вечеру. Ведь идея состояла в том, чтобы нуждающиеся, среди которых большинство инвалидов и стариков, получили обеды в горячем виде, чтобы им не пришлось тратить время и силы на их разогревание. Слава Всевышнему, отработали без сбоев, все было сделано четко по плану. Это огромный опыт для нас.

— Вы сами занимались развозкой еды?

— Да, особенно первое время, когда у нас было очень мало помощников. Потом я иногда ездил с волонтерами, чтобы показать, как все правильно сделать. Ведь карантинные правила оказались довольно жесткими — приходилось заранее звонить тому, кому везешь обед, предупредить, чтобы они поставили табуретку у двери. На эту табуретку мы ставили ланч-бокс с обедом, чтобы не было прямого контакта между волонтером и благополучателем. Само собой, волонтеры носили маски и перчатки, а также проверялись на наличие симптомов коронавируса.

Мне удалось и некоторых своих знакомых вовлечь в волонтерство. Сам ездил с ними и все показывал. Также участвовал в создании роликов о нашей акции.

«Сложно передать словами. Когда ты участвуешь в таком большом деле, у тебя открывается порой второе дыхание. Чувство, что на самом деле, ты можешь гораздо больше, чем тебе прежде казалось»«Сложно передать словами. Когда ты участвуешь в таком большом деле, у тебя открывается порой второе дыхание. Чувство, что на самом деле ты можешь гораздо больше, чем тебе прежде казалось»

МЫ ЖИВЕМ В ОБЩЕСТВЕ, ГДЕ ОЧЕНЬ ВЕЛИК ЗАПРОС НА СОЦИАЛЬНУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ»

— Какие чувства вы при этом испытывали?

— Сложно передать словами. Когда ты участвуешь в таком большом деле, у тебя открывается порой второе дыхание. Чувство, что на самом деле ты можешь гораздо больше, чем тебе прежде казалось. Именно потому я здесь, в Фонде «Ярдэм». Кстати, моя жена тоже теперь участвует в работе Фонда. Она увидела, насколько я увлечен таким делом, насколько это важно и благородно, так что не смогла остаться в стороне.

Сегодня мы живем в обществе, где очень велик запрос на социальную справедливость. Постепенно данная тема становится все более и более актуальной для нашей жизни. Наверное, не так много мест, где ты можешь почувствовать, что находишься на пути достижения социальной справедливости, и «Ярдэм» — именно та организация, где это я ощущаю. У меня было много возможностей заниматься другими делами, однако когда я оказался здесь, то все мысли стали только о том, как помочь сотрудникам Фонда на пути социального служения.

Кроме того, для меня личным примером являются руководители Фонда — Илдар хазрат Баязитов, Ильгам Фатхирахманович Исмагилов и Малика Рафкатовна Гельмутдинова. Они заражают энтузиазмом и энергией делать большие дела на пути служения людям. Как-то в одной книге я прочитал, что если ты хочешь стать счастливым человеком, то тебе надо найти дело своей жизни, свою профессию, и еще лучше, чтобы от такого дела была польза другим людям. Вот именно это я чувствую здесь, в «Ярдэме».

«Я рад, что у нас очень сильная команда. Профессионалы своего дела»

— Что для вас Фонд «Ярдэм» сейчас?

— Это место, где я нашел свое дело, моя семья, мои друзья. Я рад, что у нас очень сильная команда. Профессионалы своего дела. Особенно приятно работать с такими прекрасными людьми, как Рафис хазрат Сайфуллин, Владимир Новиков, Ренат Музаферов, Айнур Ахметшин и многие другие. В Фонде «Ярдэм» работают такие специалисты, рядом с которыми ты чувствуешь, что нет никаких барьеров и преград.

Подобных преград нет, если в твоем сердце добро и благие намерения. Именно поэтому в течение стольких лет Фонду удается реализовать такое количество проектов и акций. Ведь люди вокруг видят искренность тех, кто ведет этот корабль. Авторитет и доверие, которые в течение долгого времени зарабатывал Фонд, дают о себе знать. Люди верят Фонду «Ярдэм», потому что организация занимается совершенно конкретными делами, которые говорят сами за себя, и каждый может их увидеть. Надеюсь, со временем еще больше людей это поймет и силы нашего Фонда позволят помогать еще большему числу нуждающихся. Я в это верю. Дай Бог.