ПРОКУСИЛ ПОЛИЦЕЙСКОМУ НОГУ И УДАРИЛ ПО НОСУ СОТРУДНИЦУ ПДН

История на грани абсурда приключилась накануне в Нижнекамске. Ее главный «герой» — 13-летний подросток, несколько дней назад сбежавший из казанского «ковидного» госпиталя. Попал он туда, как сообщают источники «БИЗНЕС Online», неслучайно. В сентябре суд отправил молодого человека с весьма неблагополучным и околокриминальным бэкграундом в центр содержания несовершеннолетних преступников, который находится в Казани. Там ему сделали тест на коронавирус, результат оказался положительным, и пациента поместили в больницу лечиться. При этом, как уточняют собеседники нашего издания, в госпиталь он прибыл в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с ним попросили побыть его мать для обеспечения порядка. Однако помеченный COVID-19 юный правонарушитель в больнице не задержался и сбежал домой, а жил он в Нижнекамске.

Ориентировку на юного беглеца разослали по республике, а домой к нему направились инспектор подразделения по делам несовершеннолетних и сотрудник муниципальной полиции. Обе — молодые женщины. Не дойдя до квартиры, где проживает подросток, они встретили его на улице — узнали по ориентировке. Нарушитель стоял у подъезда с друзьями и вальяжно грыз семечки. Увидев полицейского в форме, он понял, что пришли за ним. 

Далее история разворачивается сумбурно. Вероятно, подросток пытался вырваться из рук сотрудниц органов и бежать, но его держали. Произошла настоящая потасовка — подбежали друзья, которые помогали сопротивляться. В результате женщины оказались на земле. Видео момента этого инцидента быстро разлетелось по соцсетям. Рядом стояли и другие очевидцы, которые по каким-то причинам влезать в конфликт не стали.

На коротком 26-секундном ролике видно, как женщина-полицейский стоит на коленях, а сзади на ней висит подросток. Позже он, отчаявшись, хватается за голову. Видимо, это друг беглеца, который помогал ему вырваться. На земле сидит сотрудница ПДН и держит второго молодого человека — скорее всего, того самого нарушителя.

Как сообщают источники «БИЗНЕС Online», беглец прокусил ногу сотруднице полиции до крови. Сотрудницу ПДН подросток с ноги ударил по лицу, носом у нее пошла кровь. Малолетнего все же задержали и доставили обратно в госпиталь. Теперь решать его судьбу будет следственный комитет РТ.   

В октябре суд ЯНАО вынес приговор для больного коронавирусом, который в мае этого года выпрыгнул из окна второго этажа лечебного госпиталя вместе с еще одним пациентомВ октябре суд ЯНАО вынес приговор для больного коронавирусом, который в мае этого года выпрыгнул из окна второго этажа лечебного госпиталя вместе с еще одним пациентомФото: «БИЗНЕС Online»

ПОЛГОДА КОЛОНИИ ЗА ПОБЕГ ИЛИ СМЕРТЬ? 

Побег из больницы с диагнозом «коронавирус» — не редкость для российских учреждений. Неделю назад 36-летний «ковидный» пациент сбежал из одного из госпиталей Новосибирска. Его розыском занялись сотрудники полиции, однако поиски беглеца успехом не увенчались, по крайней мере, местная пресса об этом не сообщала.

В то же время судебная практика для беглецов уже начала формироваться — в октябре суд ЯНАО вынес приговор для больного коронавирусом, который в мае этого года выпрыгнул из окна второго этажа лечебного госпиталя вместе с еще одним пациентом. Первый беглец получил за нарушение ч. 1 ст. 236 УК РФ («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности угрозу массового заболевания людей») полгода колонии общего режима, сообщает Znak.com, о судьбе второго пока ничего неизвестно.

Самый трагичный случай произошел в Свердловской области. 41-летний житель Нижнего Тагила Дмитрий Камешков был госпитализирован в июле, а после диагностирования коронавируса по неизвестным причинам сбежал из больницы и скрывался. Спустя несколько месяцев поисков его тело без признаков насильственной смерти было найдено активистами поискового отряда «Лиза Алерт» в лесу, сообщает tagilcity.ru.    

«Кто должен здесь выступать «заградотрядом» перед человеком, сбегающим из больницы? Система МВД или медики? Кто тут должен в большей степени обладать полномочиями?»«Кто обязан здесь выступать «заградотрядом» перед человеком, сбегающим из больницы? Система МВД или медики? Кто тут должен в большей степени обладать полномочиями?»Фото: «БИЗНЕС Online»

«СОПРОТИВЛЕНИЕ ОРГАНАМ ЗАКОНЧИТСЯ ДЛЯ НЕГО НЕ ТАК БЕЗОБЛАЧНО»

Уполномоченный по правам ребенка в РТ Ирина Волынец заметила в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online», что ситуация находится у нее на контроле. «Вместе с профильными структурами мы проводим работу по этому случаю, осознавая особенности ситуации, мы должны учитывать много моментов и комплексно подойти к решению данной проблемы, — заметила омбудсмен. — По факту нанесения побоев ребенок, не достигший 14 лет, не может быть привлечен к административной и уголовной ответственности, потому все меры окажутся направлены на родителей. Для них это административная ответственность. В случае подтвержденного диагноза при коронавирусе нужно соблюдать режим самоизоляции или находиться в больнице. Родственники, проживающие с зараженным, также должны уйти на карантин. Потому что любой человек, страдающий вирусным или инфекционным заболеванием, представляет опасность для окружающих. То же самое касается всех, с кем он был во взаимодействии. И если это правило действует в отношении взрослых людей, то и ребенок не является исключением».

«Если он сбежал из больницы, значит, он, по крайней мере, неплохо себя чувствует, — заметила кандидат психологических наук, доцент Галина Александрова. — Может быть, он действительно состоит в каком-то [криминальном] сообществе, где подобное поведение является нормальным». Что могло стать причиной побега? Все что угодно, отмечает психолог: от семейных причин до каких-то общинных, групповых. «Необходимо внимательно рассмотреть контекст — его окружение, в каких условиях и в каких обстоятельствах он развивается и живет, — советует специалист. — А насчет того, что он позволил себе такие агрессивные действия в отношении сотрудников отдела по делам несовершеннолетних, то он, наверное, достаточно взрослый, чтобы отдавать себе отчет, что сопротивление органам закончится для него не так безоблачно. Отсюда я делаю вывод, что у него должны были появиться достаточно веские причины так себя вести».

«Безусловно, есть у сотрудников отдела по несовершеннолетним какие-то правила и инструкции, но мне сдается, что это может быть недостаточно четко прописано и специального обучения для таких сотрудников, возможно, не проводится, — продолжила психолог. — Тем более в ситуации, на которую так сильно повлиял коронавирус. Кто обязан здесь выступать этим, простите, „заградотрядом“ перед человеком, сбегающим из больницы? Система МВД или медики? Кто тут должен в большей степени обладать полномочиями? Я так понимаю, что если он совершает какое-то правонарушение, то сотрудникам МВД необходимо подключаться, а если не совершает, то остается только обращение к родителям и предупреждение тех, с кем он контактирует».