встреча во внуково: «Я приехала за родственником. Я в суд подам»

Накануне Алексей Навальный, как и заявлял, вернулся из Германии в Россию рейсом авиакомпании «Победа». Силовики, как и обещали, его задержали. Правда, не во Внуково, а в Шереметьево. Прямо на паспортном контроле, где он успел поцеловать на прощание жену и где ему так и не позволили взять с собой адвоката. Таким образом разрешилась, пожалуй, главная интрига этого месяца — как в России встретят «берлинского пациента».

В том, что Навального сразу по прилете задержат, мало кто сомневался. Не было уверенности только в том, что самолет с оппозиционером долетит до пункта назначения. Поэтому после того, как в минувшую среду он лично анонсировал свое возвращение из Берлина в Москву, наблюдатели принялись строить версии (кто серьезно, кто с сарказмом), куда в итоге отправят самолет: то ли в Питер, то ли в Нижний, то ли сразу в Магадан.

Догадки о том, как могут изменить маршрут воздушного судна с Навальным на борту, продолжались, когда оно взлетело в небо. К тому времени несколько сотен сторонников оппозиционера и журналистов уже толпились во Внуково, где их ждали подогнанные автозаки, непробиваемые на жалость полицейские и дешевый балаган. С цветами, плакатами, плясками и песнями про «мало половин». Так «фанаты» встречали певицу Ольгу Бузову, которая в то же время должна была прилететь из Питера. Правда, молодые люди толком не могли объяснить, кто их надоумил в 20-градусный мороз примчаться во Внуково, да еще за три часа до часа икс. Зато все они четко знали нужный пароль. «Я на встречу Ольги Бузовой», — с этими словами можно было спокойно пройти через металлоискатель и попасть внутрь аэропорта, чтобы не мерзнуть у входа. Остальным требовалось предъявить билет на какой-нибудь из рейсов. Олегу Навальному, например, пришлось покупать билет до Уфы, чтобы встретить брата.

Но большинство сторонников оппозиционера не пустили «дальше передней», где выставили ограждения. Проходы из аэроэкспресса тоже перекрыли. Журналистов, блогеров и обычных встречающих держали на небольшом пятачке у входа в аэропорт. Поначалу ожидание протекало мирно, но постепенно напряжение нарастало. По данным волонтерской организации «Белый счетчик», всего встречать Навального собрались порядка 2 тыс. человек.

Несколько сотен сторонников оппозиционера и журналистов уже толпились во «Внуково», где их ждали подогнанные автозаки, непробиваемые на жалость полицейские и дешевый балаган. С цветами, плакатами, плясками Несколько сотен сторонников оппозиционера и журналистов уже толпились во Внуково, где их ждали подогнанные автозаки, непробиваемые на жалость полицейские и дешевый балаган с цветами, плакатами и плясками Фото: Алексей Белкин

— Мне кажется, что может что-то случиться с самолетом. Он, возможно, даже не долетит. Я думаю, Навальному не стоило возвращаться, — рассуждали молодые люди в толпе.

В конце концов, начал раздаваться тихий ропот.

— Где же видано такое? Мы здесь все околеем, напишу заявление в прокуратуру, — не выдержала девушка, утверждавшаяся, что приехала встречать дедушку-инвалида, который попал на один рейс с Навальным. 

— Да нет у нас ни суда, ни прокуратуры, — возразил ей мужчина средних лет.

Появилась новость о первых задержанных. Любовь Соболь, еще нескольких сотрудников ФБК, которые пили кофе внутри здания аэропорта, и фотокора «Новой газеты» отправили в автозак. Но даже после этого никаких громких возмущений не было, пока в толпу неожиданно не ворвался пожилой мужчина в красной куртке и шортах, из-под которых виднелись голые ноги. На лбу — черная повязка со словом «Навальный», на спине холщовый «плакат» с той же фамилией, пришпиленный булавками. Размахивая флагом России, старик несколько раз прокричал: «Навальный!», потом снял маску и гораздо тише произнес: «Путин — вор» и, словно испугавшись данных слов, осекся и надел маску снова. Но тут к нему подбежали несколько полицейских с собаками, скрутили и увели.

За час до назначенного прилета у входа выстроились полицейские и омоновцы, взявшись за руки, надвинулись на сторонников Навального и журналистов и, не разбирая, кто есть кто, всех начали выталкивать на мороз.

За час до назначенного прилета у входа выстроились полицейские и ОМОНовцы и, взявшись за руки, надвинулись на сторонников Навального и журналистов и, не разбирая, кто есть кто, всех начали выталкивать на мороз За час до назначенного прилета у входа выстроились полицейские и омоновцы, взявшись за руки, надвинулись на сторонников Навального и журналистов и, не разбирая, кто есть кто, всех начали выталкивать на мороз Фото: Алексей Белкин

— Просьба выйти на улицу. Вход на территорию аэропорта строго по билетам. Не мешайте проходу других граждан, — раздавалось из громкоговорителя.

Удивление собравшихся быстро сменилось возмущением. Женщины стали сопротивляться:

— Я никуда не пойду, сами туда идите. Это незаконно, — кричала одна.

— Я приехала встречать своего родственника. На Внуково в суд подам, — угрожала другая.

— Не пойду на улицу, я замерзну и заболею ковидом, — умоляла третья.

— Ничего страшного, вылечат, — процедил в конце концов один из полицейских.

— Хам. Я все равно не выйду на улицу.

Затем в адрес силовиков послышались крики: «Фашисты! Фашисты! Фашисты!» Кого-то стали задерживать прямо в аэропорту.

Как сообщает управление ФСИН по Москве, Навальный будет находиться под стражей до решения суда, который определит ему дальнейшую меру пресечения Как сообщает управление ФСИН по Москве, Навальный будет находиться под стражей до решения суда, который определит в отношении него дальнейшую меру пресечения Фото: © Michael Kappeler / dpa / www.globallookpress.com

задержание в шереметьево: «А Я БЫ НАВАЛЬНОМУ ДАЛ ГЕРОЯ РОССИИ. ЗА ХРАБРОСТЬ»

Корреспондентам «БИЗНЕС Online» почти что чудом удалось увернуться от цепочки полицейских и даже проскользнуть в зал прилета, где мы стали свидетелями такой картины. Полицейские, схватив какого-то мужчину за руки и за ноги, грузили его в лифт. Рядом бегали мальчики с цветами для Бузовой. Чуть поодаль валялись порванные плакаты с признаниями певице в любви. А у здания аэропорта развернулся настоящий митинг. «Долой царя!» — скандировали в толпе и раздавали листовки с призывами судить отравителей Навального, а Владимира Путина с правительством отправить в отставку. 

Тем временем стало известно, что самолет с «берлинским пациентом» сядет в Шереметьево, после чего пришло известие о задержании Навального, который успел сказать небольшую речь о том, что это «самый счастливый день» его жизни за последние месяцы. Силовики встретили оппозиционера у паспортного контроля и попросили проследовать с ними. Навальный, поцеловав супругу, отправился с ними, даже не успев проставить штамп в паспорте.

Его жена Юлия, держа в руках букет цветов, выступила перед журналистами у аэропорта вместо мужа. Женщина поблагодарила всех за то, что приехали. «Они настолько опасаются Алексея, что парализовали практически все полеты сегодня вечером в Москве, подвели столько людей просто из-за человека, который прилетел на свою родину. И самое главное, что Алексей сказал, что он не боится. И я тоже. И всех призываю не бояться. Спасибо вам большое за поддержку». А потом Юлия уехала на одном автомобиле с братом Навального, который успел домчаться из Внуково в Шереметьево. 

Как сообщает управление ФСИН по Москве, политик будет находиться под стражей до решения суда, который определит в отношении него дальнейшую меру пресечения. На сайте ведомства уточняется, что оппозиционера задержали на основании постановления о его розыске с 29 декабря 2020 года «за многократные нарушения испытательного срока», на котором он находился по делу о хищении средств компании «Ив Роше». Напомним, в рамках данного дела Навальный в 2014-м был приговорен к 3,5 года условно с испытательным сроком в 5 лет. В 2017-м суд продлил его до 30 декабря 2020 года. Согласно условиям испытательного срока Навальный должен регистрироваться в инспекции УФСИН дважды в месяц, говорится в сообщении ведомства. Там также указано, что в течение 2020-го он два раза не явился в инспекцию в январе и по одному разу в феврале, марте, июле, августе. Последняя явка Навального состоялась 3 августа 2020 года. Вызовы в инспекцию приостановили на время прохождения оппозиционером лечения в немецкой клинике «Шарите», однако 23 сентября его выписали, указал УФСИН.

Сейчас Навальный находится во втором отделе полиции управления МВД России по г. о. Химки. Сотрудник ФБК (организация признана в РФ иностранным агентом) Илья Пахомов написал в «Твиттере», что задержали также «членов команды» Навального. Газета «Ведомости» сообщила, что все сторонники оппозиционера собрались во Внуково, где сначала ожидался самолет, и поэтому там были приняты беспрецедентные меры безопасности. Только на улице к моменту прилета политика собрались более тысячи человек. Их задержания, как сообщило издание, начались еще за несколько часов до вылета Навального. По данным «ОВД-инфо», к вечеру 17 января всего были задержаны около 70 человек. Сегодня ночью, по данным источника ТАСС, близкого ко ФСИН, официальный сайт федеральной службы исполнения наказаний подвергся массированным DDos-атакам. «На протяжении двух часов сайт испытывает постоянные массовые DDOS-атаки, специалисты в настоящее время работают над восстановлением его нормальной работы», — сказал источник. Это произошло после публикации информации о задержании Навального.

Дмитрий Песков: «Прошу прощения. Его в Германии задержали? Я не в курсе» Дмитрий Песков: «Прошу прощения. Его в Германии задержали? Я не в курсе» Фото: kremlin.ru

международная реакция: «Российские власти должны немедленно освободить его»

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил журналистам, что не слышал о задержании Навального. «Прошу прощения. Его в Германии задержали? Я не в курсе», — заявил он в разговоре с изданием «Подъем». По словам Пескова, вчера у него был последний день отпуска и он не следил за происходящим.

После сообщений о задержании Навального ряд стран призвал российские власти освободить оппозиционера. «США решительно осуждают решение России арестовать Навального. Мы с глубокой озабоченностью отмечаем, что его задержание является последним в серии попыток заставить замолчать политика», — говорится в заявлении госсекретаря США Майка Помпео, распространенном госдепом. Глава МИД Канады Марк Гарно также осудил арест оппозиционера, заявив в своем «Твиттере»: «Российские власти должны немедленно освободить его. Это неприемлемо…» Глава Евросовета Шарль Мишель назвал задержание Навального недопустимым и призвал освободить его.

О том, что власти РФ должны незамедлительно отпустить задержанного, написал в своем «Твиттере» и Джейк Салливан, которого избранный президент США Джо Байден назначит советником по нацбезопасности после инаугурации. «Навального следует немедленно освободить, а виновные в ужасающем покушении на его жизнь должны понести ответственность. Атаки Кремля на оппозиционера — это не просто нарушения прав человека, а оскорбление народа России, который хочет, чтобы его голос услышали», — написал пост Салливан.

В ответ официальный представитель МИД России Мария Захарова в посте на «Фейсбуке» посоветовала зарубежным политикам уважать международное право и заниматься проблемами собственной страны. «Что хочется сказать господину Салливану (а также многим другим зарубежным деятелям, которые публикуют заранее заготовленные комментарии): уважайте международное право, не посягайте на национальное законодательство суверенных государств и займитесь проблемами в вашей собственной стране», — написала Захарова. 

«Команда Навального сознательно шла на то, что они сейчас получили. С моей точки зрения, Навальный и его ближайшее окружение прогнозировали такое развитие событий» «Команда Навального сознательно шла на то, что они сейчас получили. С моей точки зрения, политик и его ближайшее окружение прогнозировали такое развитие событий» Фото: © Kay Nietfeld / dpa / www.globallookpress.com

«ЧТО КАСАЕТСЯ ПРОТЕСТОВ МИЛЛИОНов ЛЮДЕЙ, ТО НЕ НАВАЛЬНЫЙ СТАНЕТ ИХ ПРИЧИНОЙ…»

Опрошенные «БИЗНЕС Online» эксперты прогнозируют не самое благополучное для оппозиционера будущее.

Павел Салин — директор центра политологических исследований финансового университета:

— Следует отметить, что задержание Навального не являлось ожидаемым по простой причине — у власти в отношении него стратегия «принимать решения с колес». Они на самом высшем уровне принимаются буквально за час-полтора до их реализации. Грубо говоря, когда политик еще вылетал из Берлина, не было окончательно принято решение, задерживать его или нет — следили за динамикой массовой активности, за тем, сколько людей приедет его встречать во Внуково. Если бы собралось на порядок больше, принимались бы другие решения.

Та же самая стратегия в отношении Навального продолжит реализовываться в ближайшие дни. Пока не принято решение, на сколько ему придется быть задержанным правоохранительными органами — на два дня, две недели или на несколько лет. В зависимости от того как станет развиваться динамика вокруг оппозиционера — и медийная, и в первую очередь уличная — то есть пройдут ли серьезные массовые акции в его поддержку, и станут приниматься меры. Опять же, критерии серьезности размыты и не определены. Либо незначительные акции, либо полное их отсутствие плюс пусть и сопровождаемое бурей в соцсетях, — и в отношении Навального будут реализовываться более жесткие решения.

Среда уже давно созрела для любых протестных действий — не только среди аудитории Навального и не только по данному поводу. Мы видим, что даже провластные аналитики прогнозировали всплеск массовых протестов на осень, но ничего не произошло. А летом, когда не прогнозировали, случилось. Ожидать можно всего чего угодно. Но на берегу сейчас все говорит против протестов — и холодная погода, и то, что Навального пришли встречать не так много людей, как ожидали либеральные оптимисты. Все говорит против сценария массовых протестов в его поддержку. Но сейчас эта динамика абсолютно непредсказуема. Может произойти какая-то мелочь, которая спровоцирует массовые протесты. И наоборот.


Константин Калачев — руководитель политической экспертной группы:

— Адвокат Навального считает это задержание незаконным, и к тому есть основания. ФСИН не могла его задерживать. Но думаю, что вопросы права уже никого не волнуют, Навального важно изолировать. Я предполагал, что подобное осуществят через домашний арест по новому делу. Но, видимо, выбран другой сценарий — продолжение дела «Ив Роше» и, соответственно, превращение условного срока в реальный. Я не удивлюсь, если оппозиционер отправится в колонию, потому что как минимум до сентября 2021 года он представляет угрозу для власти как модератор политических процессов, как человек, способный организовать опрокидывающее «умное голосование». Кстати, его можно было держать и под домашним арестом, но, видимо, посчитали, что данная мера пресечения не обеспечит ему необходимую степень изоляции. Недостаточно отрубить телефон и интернет, все равно он через родных и близких сможет поддерживать связь с внешним миром. И, судя по всему, политик более вероятно отправится в колонию, а менее вероятно — под домашний арест.

Локальные протесты в его защиту будут. Это что касается протестов в тысячи людей. А относительно протестов в миллионы, то не Навальный станет их причиной. Я бы не исключал, что в 2021 году мы столкнемся с массовыми протестами, но что станет триггером для них — вопрос открытый.

Команда оппозиционера сознательно шла на то, что они сейчас получили. С моей точки зрения, Навальный и его ближайшее окружение прогнозировали такое развитие событий. И фактически они сейчас формируют повестку, а не власть. Последняя выглядит, мягко говоря, неубедительно. С одной стороны, заявление о том, что Навальный никому не интересен, а с другой стороны — самолет (с ним — прим. ред.) садится не в том аэропорту, где должен приземлиться. Тысячи людей, которым ломают расписание ради этого, десятки задержанных и весьма неуклюжие комментарии. Сегодня с утра Песков заявил, что он не в курсе задержания Навального.

Так вот, с моей точки зрения, власть на самом деле теряет лицо, а оппозиционер зарабатывает очки. Конечно, есть серьезные угрозы, в том числе и его жизни. Это явно и очевидно. Но мне кажется, что все происходящее уже кризис жанра, и у власти есть тактика, но не стратегия. Есть тактика на удержание, а стратегия не просматривается. 


Михаил Виноградов — политолог:

— Нет смысла давать прогнозы. Всегда считалось, что Навальный в заключении для власти опаснее, чем реальный. У реального есть успехи и неудачи, а находясь в заключении, он окончательно становится символом. Плюс есть пример того же Ходорковского, который в тюрьме был более мощной фигурой, чем после освобождения. Но многое здесь зависит от волны общественной активности (не в защиту Навального, а вообще). В прошлом году она была низкой. Оппозиционер создал серию удачных информационных поводов и застал врасплох власть, которая фактически даже не пыталась опровергнуть выдвинутые обвинения — но само по себе это не гарантирует появления мощного антивластного движения. Здесь нет методики, позволяющей прогнозировать — бывали случаи, когда такая активность из ничего возникала за несколько дней.


Дмитрий Орешкин — независимый политолог:

— Раз власти это начали, то нет смысла отделываться символическим наказанием. Своими действиями Навальный доказал, что он опасен и его надо изолировать или выдавить из страны. Не удалось убить, значит, нужно убрать как-то иначе. Он показал себя слишком серьезным соперником. Я ожидаю жестких репрессий по отношению к нему и к его сторонникам.

Волна протестов так или иначе будет, но вопрос в высоте данной волны. Не думаю, что Кремлю стоит всерьез опасаться народного протеста, потому что такие режимы вообще мало зависят от народных настроений. Подобные настроения у нас считаются инспирированными извне, а сам народ якобы ничего хотеть не может. Он для них объект менеджмента, а не носитель собственной воли.

Если народ выходит на улицу в демократической стране — это признак ошибок или недостатков в работе власти. В авторитарной стране подобное воспринимается как признак недостаточной разработки лидеров протеста силовыми органами. Тогда из казарм начинают выходить люди с оружием, как было в Беларуси, Иране, или на площади Тяньаньмэнь в Китае.

Видите ли, в такого рода режимах вопросы не решаются на улице, а решаются только тогда, когда власти проедают материальное состояние, не имея никаких новых технологий. Горбачев в этом ряду исключение из правил: когда солдаты несколько десятков человек зарубили саперными лопатками на протестах в Тбилиси, а потом расстреляли в Вильнюсе, ему стало неприятно. Так вот, с их (властей авторитарных режимов — прим. ред.) точки зрения, Горбачев слабак, а они себя таковыми не считают.

Либо должен быть внутренний раскол внутри режима, но я подобного не вижу ни в России, ни в Беларуси.

Надо быть Навальным, чтобы ответить на вопрос, как сейчас ему лучше поступить. Он совершенно иначе видит мир, чем я. Сегодня многие революционно мыслящие товарищи, воспитанные в советской традиции (но при этом отказавшиеся от Советского Союза), говорят о том, что народ сейчас «выйдет и сметет власть». Но даже по Ленину, чтобы смести власть, не только низы должны не хотеть, но и верхи должны не мочь жить по-старому. А наши верхи могут. Поэтому, пока продается нефть, никакой кровавый режим народ не сметет. Страна наша безумно богатая, поэтому ее очень долго можно доить и не выдоить до конца.


Алексей Макаркин  первый вице-президент центра политических технологий:

— Судя по тому, что происходит, более вероятна версия о том, что его закрыли всерьез и надолго. Протесты, конечно, будут, но вопрос в их массовости.

Сейчас, если говорить про оппозиционную субкультуру, встает вопрос, насколько она готова. Мы видели свежий пример в интернете — обсуждение двух тем. Был суд над Юлией Галяминой, а также отключение аккаунта в «Твиттере» Дональда Трампа. Такое ощущение, что второй вопрос обсуждался более активно, чем первый. К Галяминой, конечно, пришли, но не так много людей. Вероятность реального срока оставалась, но, несмотря на это, активность была не очень высокой. Имелось ощущение, что бьется лбом о стену, а ее, понятно, не прошибешь. И в то же время очень сильный всплеск по поводу Трампа, «Твиттера», свободы слова. Чем-то мне подобное напомнило советское время, когда люди даже либерально настроенные — по советским понятиям — сочувствовали тем же диссидентам. Но это сочувствие сопрягалось с ощущением безнадежности. И люди уходили в обсуждение Рейгана, кто будет президентом Франции, обсуждали перспективы Запада.

Насколько сейчас будут массовые протесты — очень большой вопрос. Даже само отравление Навального не привело к какому-то значительному всплеску, к тому, что началось глобальное переосмысление. Судя по опросу «Левада-Центра», позицию, что его отравили, разделяют всего 15 процентов россиян. Есть достаточно много ощущений, и все они работают против оппозиции. Поэтому протесты, конечно, могут быть, но масштаб их окажется не очень высоким. Соответственно, власть к данным протестам явно готова.

Имеется еще такое ощущение, что власть сегодня ночью сильно испугалась. Такая мысль активно обсуждается в интернете. Я считаю, это серьезное заблуждение. Власть ведет себя так, как ведут себя силовики, которым дано указание провести операцию. Вот силовики и занимаются такими действиями, причем не особо думая, как подобное будет выглядеть в публичном пространстве. Думаю, власть работает в духе холодной войны, значит, Навальный — сам враг, и его надо изолировать от общества. Причем в удобном формате.

Есть несколько вариантов. Один — совершенно фантастический — Навального отпустят. Второй — домашний арест по новому делу о миллионах, пожертвованиях, которое раскручивается. Теоретически он возможен. Это более мягкий вариант. Третий — наиболее вероятный — задействование дела «Ив Роше» и изменение приговора на реальный. Развилка между двумя уголовными делами, и, судя по тому, что политика задержали по требованию ФСИН, вероятен наиболее жесткий сценарий. 

Борис Межуев — политолог, доцент философского факультета МГУ:

— Едва ли Навальному удастся выйти на свободу в ближайший год. Мне кажется, что правовые органы, которые решили его задержать, посчитали, что он нарушает определенный распорядок условного заключения, и не собираются проявлять к нему снисхождение.

Если сейчас оппозиционера отпустят — это будет отступление государства. В нынешней ситуации едва ли оно окажется готово пойти на подобное. Тем более что в настоящее время началась огромная кампания в защиту Навального. Если уж нынешняя администрация США вступилась за него, то можете представить, как отреагирует будущая, которая придет после 20 января. 

Отпустить Навального — значит, уступить перед давлением. Это окажется очень сложно сделать, хотя ситуация будет накалена до предела. Я не исключаю, что «Северный поток-2» может оказаться под вопросом, заключение по СНВ-3. 

Думаю, вряд ли оппозиционер выйдет на свободу в ближайший год, а что покажет суд, трудно сказать. Может, там найдут какие-то смягчающие для него обстоятельства, но до суда он будет находится там, где находится. 

Я думаю, что до лета точно не случится [никаких протестов]. Но к думским выборам какая-то накачка начнет происходить. Навальный получил новый статус в результате того, что произошло.
 
Вместе с тем самое главное, что очень мало людей доверяет его версии отравления. Они могли бы поверить, что это пытались сделать какие-то олигархи, министры, кому он наступил на хвост в разоблачении. Но когда он прямо обвинил лично президента, то подобное заставило сомневаться в его объективности. Арест Навального и начавшаяся раскрутка его супруги в качестве новой политической фигуры способны изменить ситуацию, по крайней мере в рамках Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов, где может появиться устойчивое ядро его сторонников. 

С одной стороны, есть противоречие между той частью людей, которые смотрят на Запад в качестве своей второй родины, и огромного слоя, занятого в силовых структурах. Для них всех не то что Навальный, а любые либеральные поползновения, идущие от обеих столиц, воспринимаются крайне враждебно. С данными людьми никто ничего не сделает.  

С другой стороны, для либеральной группы людей Навальный стал монопольным лидером — это важная вещь. Сейчас не удастся найти фигуру, которая способна пошатнуть его репутацию в указанной среде.

Все говорят, что Навальная станет российской Тихановской, что уже стало мемом. Учитывая общую феминизацию политики в мире, подобное может быть небесперспективно. Надо признать, что там она самая сильная фигура, не Соболь, не все остальные. Они не идут в сравнение с супругой оппозиционера по медийной яркости. Она способна на какую-то определенную игру в данном направлении. Может, выдвинется в Госдуму, чтобы добиться освобождения мужа. Это может сыграть определенную роль. Наверняка Навальная наберет подписи по Москве в том районе, где живет. А там попробуй с ней поборись.