Московская,-60_Дом,-где-жил-М.Вахитов.jpg
Здание по ул. Московская, 60, которое когда-то принадлежало купцу Апанаеву, а затем в нем жили татарские революционеры Хусаин Ямашев и Мулланур Вахитов

МОСКОВСКАЯ, 60: ИНСТИТУТ И ОБЩЕЖИТИЕ

Сегодня власти Казани предприняли очередную попытку передать новым собственникам исторические дома с обязательством восстановить их не позднее 2013 года. Причем торги должны были состояться с понижением цены. Из-за прежних безуспешных попыток продать здания, первоначальная стоимость могла быть срезана на 50%.

На здание по ул. Московская, 60, которое когда-то принадлежало купцу Апанаеву, а затем в нем жили татарские революционеры Хусаин Ямашев и Мулланур Вахитов, нашлось два желающих. Это ректор Казанского института финансов, экономики и информатики Альбина Салихова и некто Ринат Мухаммадиев – тезка известного татарского писателя. В итоге здание без каких-либо споров было продано Салиховой по минимальной цене - за 22,4 млн. рублей. Стартовая стоимость составила 44,9 млн. рублей.

Салихова сообщила газете «БИЗНЕС Online», что в приобретенном здании планируется разместить институт (его учредитель - АНО «Республиканский Центр подготовки кадров») и общежитие. «Оформляем на физлицо, чтобы проще было с оформлением. Средств вкладывать будем много, - обтекаемо ответила она. - Плюсом является то, что вкладывать деньги можно поэтапно, так как у здания очень большая площадь».

torgi3.jpg
Альбина Салихова приобрела здание на Московской по минимальной цене - 22,4 млн. рублей

ГЛАДИЛОВА, 22: ЗАГАДОЧНЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ В СЕРОМ ПАЛЬТО

На дом купца Свешникова (ул. Гладилова, 22), владельца медно-литейного завода в Адмиралтейской слободе, нашлось два претендента – некто Евгений Семенидо и ООО «Нефтек» (компанию представлял мужчина в сером пальто). После непродолжительных торгов здание в стиле классицизма постройки 1830 года было продано с понижением до минимальной цены – за 4,4 млн. рублей при стартовой цене в 8,9 млн. рублей. Покупателем стало ООО «Нефтек». Представитель компании наотрез отказался от каких-либо комментариев для обступивших его журналистов.

Отметим, что в открытых источниках ООО «Нефтек» фигурирует в качестве торгового дома, сдающего в Казани в аренду «Муравейник» на ул. Тукая, 2. Кроме того, компании с такими же данными зарегистрированы в Москве, Московской и Нижегородской области.

Гладилова-22,-Дом-Свешникова.jpg
Дом купца Свешникова (ул. Гладилова, 22), владельца медно-литейного завода в Адмиралтейской слободе

МАРДЖАНИ, 4: ЗА ВОСКРЕШЕНИЕ ВЗЯЛСЯ «СИМУРГ»

Наибольшее количество желающих нашлось на здание по ул. Марджани, 4 – ООО «Химпромкомплект», ООО «Запад», ООО «Симург» и Рауф Хасанов (тот самый башкирский предприниматель, который в октябре купил здание типографии «Миллят» за 5,8 млн. рублей).

Однако фактически торги происходили между двумя участниками: ООО «Химпромкомплект» и ООО «Симург». Здание после снижения цены до минимальной начали продавать с повышением цены в 5%. В результате на отметке в 7,5 млн. рублей (при стартовой стоимости в 8,9 млн.) дом достался владельцу финансово-промышленной группы «Симург» Самаду Хакимову. Он также не стал раскрывать планы, инвестиции, задумки.

«Симург» - один из известных игроков на строительном рынке РТ. Основные направления деятельности - строительство, домостроение, выпуск автокомпонентов, услуги. На счету компании 37 построенных объектов. «Симург» участвовал в реконструкции здания МВД, возводил в качестве подрядчика жилые дома для «Свея».

Торги по домам Апанаева (Тукая, 84), Сабитовой (Тукая, 86) и Рахманкулова-Такича (ул. Нариманова, 70) не состоялись – желающих приобрести эти объекты не нашлось.

Марджани,-4.jpg
Наибольшее количество желающих нашлось на здание по ул. Марджани, 4

Таким образом, с начала кампании по продаже исторических зданий в частные руки инвесторов обрели уже 8 объектов. Помимо сегодняшних это Дом Карла Фукса, бывшая типография «Миллят» (Нариманова, 62) и дом, где жила актриса Сахибджамал Гиззатуллина-Волжская (Карла Маркса, 60а). Два объекта, по которым не было ни одной заявки на аукцион от инвесторов, были проданы без объявления цены: флигель Петонди-Лошкина, где жил Лев Толстой (по ул. Дзержинского 11/2) и дом Маркова (ул. Баумана). Как сообщил на одном из последних деловых понедельников в мэрии замглавы исполкома Казани Рустам Нигматуллин, за все эти здания удалось выручить 28,4 млн. рублей – то есть меньше, чем за один сегодняшний день.

Впрочем, деньги, как подчеркнул на том же совещании мэр Ильсур Метшин, в данном случае - скорее гарантия серьезности намерений инвесторов. Главное – восстановить здание. Напомним, при покупке памятника каждый инвестор подписывает охранное обязательство и должен привести в порядок фасад не позднее первого квартала 2013 года. В противном случае здание вернется в муниципальную казну без компенсации затрат.

«ВОПРОС НЕ В ТОМ, ЧТОБЫ ПРОДАТЬ»

Газета "БИЗНЕС Online" предложила прокомментировать сегодняшние сделки экспертам.

Сергей Саначин - главный архитектор центра разработки генплана Казани:

- Дом Свешникова интересен по архитектуре, а в общем, это обычные дома, и нет такого, чтобы кто-то очень интересный их посещал или там был.

Инициатива властей города по продаже исторических зданий частникам – это хорошо. Кто еще будет финансировать? У нас есть одна старинная болезнь – это гиперпроекты. Все чем-то увлечены: то тысячелетием, то Универсиадой, потом будет что-то еще. Для нормальной рядовой жизни собственно горожан, а не каких-то брэндов, время вряд ли когда-то наступит. Поэтому всю эту рутинную, простую работу кроме как частникам, некому делать.

Вопрос ведь не в том, чтобы продать - хотя это хорошо, а в том, на каких условиях. Я неоднократно говорил, что те условия, которые были поставлены флигелю Петонди, дому Фукса – это не есть нормальная историческая реставрация. Это всего-навсего ремонт, на худой случай реконструкция. Не ставится задача воссоздать дом в таком виде, в котором, скажем, в нем был Пушкин. Надо просто поправить дом. Простая двухэтажная коробка. Формализмом воняет на 200 километров. Самое главное – необходимо поставить условия, за которыми должны следить наши «охранники», а они этим не занимаются. Осуществляют только проектирование.

Продажа имущества в частные руки – это хорошо. Не всего, конечно, есть уникальные здания, которые должны идти под музеи или такие объекты, в которые частники не пойдут. Например, какой частник, который ищет выгоду, поможет музею Боратынского? Никакой! Кроме государства никто не поможет этому дому. И он будет такой, пока в него кто-нибудь спичку не бросит. А остальные каменные дома, в которых может быть изменена историческая функция (при сохранении облика), - святое дело. Во всем мире так делается: частникам продаются здания на условиях хорошей реставрации, реконструкции, но с приспособлением под собственные нужды.

Георгий Мюллер - краевед:

- Все три объекта – типичные представители дореволюционной казанской застройки, внешне малопримечательные. Тем более что утрачены очень многие элементы декора – балконы, чугунные решетки... Сложно даже сказать, какие они были изначально. Взять тот же дом Свешникова – типичный жилой дом конца XIX – начала XX века. Что интересно, Свешниковы уехали из Казани еще до революции, если я не ошибаюсь, в 1911 году. Они как чувствовали предстоящие в стране события – и окончательно распрощались с городом, продав и дом, и металлургический завод. Его потом, кстати, у покупателя отобрали – это «Серп и молот»…

Что касается той кампании по продаже исторических зданий, которую проводят сегодня власти – думаю, это сейчас единственный правильный выход из сложившейся ситуации. Казань рушится, денег в бюджете нет, и только под давлением президента Татарстана началась продажа домов. Надо как-то вдохнуть жизнь в эти здания. А если будет условие сохранения внешнего вида – мы получим другую Казань. Есть примеры, когда собственники доводят реставрацию до идеала. Все зависит от того, кто станет новым хозяином, насколько у него хватит пороху довести дело до ума.

Справка

Дом купца Свешникова на ул. Гладилова, 22 (владельца медно-литейного завода в Адмиралтейской слободе), был построен в 1830-х по проекту архитектора А. Шмидта (с 1810 по 1834 – работал в должности казанского губернского архитектора). В конце XIX - начале XX вв. перешел во владение купца 1-й гильдии, мануфактур-советника Ивана Алафузова, который с 1857 вел в Казани обширное кожевенное и льно-прядильное производство. В начале 20 в. ему в районе Заречья принадлежала льно-прядильная фабрика с тремя отделениями, расположенными в пригородных слободах: Адмиралтейской и Ягодной. В настоящее время используется под жилье. Это памятник гражданской архитектуры начала 19 в., построенный в стиле классицизма.

Дом на ул. Марджани, 4 - образец гражданской архитектуры второй половины XIX в., объект культурного наследия, кроме того он является градообразующим объектом для набережной озера Кабан и панорамы Старо-Татарской слободы.

В здании по ул. Московская, 60 с 1917 по 1918 гг. жил известный татарский революционер Мулланур Вахитов. Здание принадлежало купеческой фамилии Апанаевых. Здесь в начале 1908, работая экспедитором торгового товарищества "Китап" Г. Давлетшина, жил поэт Габдулла Тукай (1886 - 1913). В гостинице также жили татарские революционеры Хусаин Ямашев и Вахитов.