Общество 
14.02.2012

«Кто мог подумать, что через полгода Нуриева не станет?»

«КТО ГЕНЕРИРУЕТ ПОЛИТИКУ? ОТВЕЧУ НЕСКРОМНО – Я»

- Рауфаль Сабирович, особенностью структуры театра является отказ от института «главных» - дирижера, режиссера, балетмейстера, художника. На сайте театра написано, что «руководители оперной и балетной трупп проводят в жизнь художественную и административную политику театра». Вопрос: а кто генерирует эту политику? (Андрей Федоров)

- Отвечу нескромно – я. Но ведь кто-то должен это делать. В многожанровом коллективе руководитель театра должен генерировать и политику, и идеи для развития. Это естественно. У дирижера, хореографа, режиссера, хормейстера – у всех свое видение процесса. И у всех четырех – разное. В силу особой природы искусства художник все видит «через себя», через свой потолок.

Поэтому обязательно должен быть некий «диспетчер», который генерирует идеи и выстраивает процесс так, чтобы весь «завод» успешно работал. Но, конечно, руководитель должен быть близок к музыке и иметь хотя бы минимальное музыкальное образование. Все остальное можно компенсировать громадным желанием не руководить, а создавать условия для творчества.

- Тяжело вам было «поломать» советскую систему «главных»?

- Было тяжело, но дело в том, что мне повезло. Я, наверное, родился в рубашке. Можно всю жизнь с этим бороться, и ничего не получится. А у нас так сложились обстоятельства, что в силу некоторых причин я не подписал контракт с главным режиссером Валерием Раку и после его ухода на эту должность уже никого не брал. И была внедрена система художественных руководителей, основная функция которых - решать все организационные вопросы, связанные с творчеством, но ни в коей мере не осуществлять авторские постановки. Первую должность худрука балета получил Владимир Яковлев.

Внедрение этой системы позволило театру развиваться последние 20 лет. За это время мы перепробовали всё – и переносили спектакли, и делали копродукцию с иностранными специалистами - режиссерами, дирижерами, художниками. И мы пришли к таким режиссерам-экспериментаторам, как Михаил Панджавидзе, который первым начал использовать 3D на сцене, или хореограф Георгий Ковтун, который показал себя интересным режиссером. Спектр большой. И сегодня есть выбор, только встает вопрос финансов – сколько ты сможешь получить средств от государства на новую постановку? Мариинский театр может ставить 6 - 8 новых опер в год, а мы ставим полторы оперы...

IMG_9893.jpg
Рауфаль Мухаметзянов: «В театре периодически должна происходить смена режиссеров, хореографов, дирижеров. Только тогда это будет живой театр!»

«РЕЖИССЕРЫ УДОВЛЕТВОРЯЮТ СВОИ АМБИЦИИ. И ЭТО НОРМАЛЬНО»

- И все же, нет ли желания вновь ввести в штатное расписание единицу главного режиссера?

- Понимаете, режиссеры удовлетворяют свои амбиции. И это нормально. Другое дело – насколько твои амбиции совпадают с творческим развитием театра? Когда ты ограничен в финансах, то, естественно, хочешь ограничить степень риска. Одно время мы взяли практику переноса лучших спектаклей на нашу сцену: перенесли оперы «Борис Годунов», «Царская невеста», в классическом романтическом балете – хореографию Петипа, Голейзовского, Фокина.

По какому пути идти – или все время осуществлять перенос, или все-таки периодически рисковать и экспериментировать - осуществлять авторские постановки? На мой взгляд, соотношение - риск авторства и развитие театра - должно быть оправданным.

Приходит ко мне молодой режиссер и говорит – дайте я поставлю «Бориса Годунова». А я спрашиваю – что ты поставил, чтобы я тебе мог поверить? Ты получил до этого какой-нибудь статус, резонанс? Нет. А почему я тебе должен поверить?! Спектакли Петипа, например, то же «Лебединое озеро», пытались переставить многие балетмейстеры. Но пока хореография Петипа осталась за основу во всем мире...

В последние годы в нашем театре поставил много спектаклей и хорошо себя показал режиссер Михаил Панджавидзе. В репертуаре накопилось уже пять-шесть его авторских спектаклей, и невольно думаешь – а не попробовать ли нового режиссера? Такой вопрос встает, и режиссер всегда должен подтверждать свою необходимость. К сожалению, в современное время «перенёсся» советский менталитет, когда главные режиссеры продолжают работать в одном и том же театре до бесконечности. Это касается и драматического, и музыкального театра, и оркестров, где, порой, дирижеры узурпируют власть. Мне это кажется неестественным. Почему артисты или музыканты должны до конца жизни видеть перед собой одного человека? Где это написано?

В мире происходит так: например, дирижер класса Риккардо Мути ушел из Ла Скала, значит, его заменит дирижер такого же класса.

Стоит ли работать с одним режиссером все время? Такая постановка вопроса возможна, если режиссер содержит свой авторский театр на собственные деньги. Что же касается государственных театров, то, мне кажется, в них периодически должна происходить смена режиссеров, хореографов, дирижеров. Только тогда это будет живой театр!

- А были попытки найти очень «достойного» главного дирижера?

- Расскажу одну историю. В 1982 году я поехал в Москву искать дирижера. Мне звонят из нашего обкома партии и говорят, что вопрос с дирижером они уже решили – будет Фуат Мансуров. Встречаюсь с ним. И он начинает перечислять свои «пожелания»: чтобы помимо работы в театре ему еще устраивать филармонические концерты в Казани, при этом надо учесть, что он профессор Московской консерватории и работает в Большом театре, еще есть поездки за рубеж. Все учти, учти… А когда же он будет работать в театре?!

Я все это прикинул, на листочке написал плюсы и минусы: татарин, способный – это плюсы, а все остальное - минусы. Я поделился своими сомнениями с министром культуры и заведующим отделом культуры обкома партии. Они со мной согласились, но доказывать секретарю обкома ничего не собирались – вопрос решенный. Сказали – иди сам.

Я пришел, высказал свои сомнения, а он в ответ начал на меня кричать – ты представляешь, кто такой Мансуров?! Пригласил министра культуры и завотделом культуры КПСС – те меня поддержали. В конце концов, секретарь сказал – если необходимо решить вопрос по-государственному, то я готов отказаться от своего решения.

Вот так Мансуров и не стал дирижером нашего театра… Взяли Владимира Васильева. На тот момент Владимир Михайлович провел очень большую работу с певцами, оркестром, что значительно повысило художественно-исполнительский уровень спектаклей нашего театра. В дальнейшем нам довелось работать с замечательным главным дирижером Игорем Лацаничем. Наконец, сегодня театр возглавляет Ренат Салаватов – один из одареннейших российских дирижеров, получивший блестящее образование, имеющий значительный опыт работы в столичных театрах – в Мариинском театре, Королевской опере Швеции, в Баварской государственной опере. У него есть только один недостаток – он очень скромный! Во всем остальном я горжусь этим человеком.

Что касается Фуата Мансурова, то в дальнейшем мне доводилось работать с этим дирижером – он замечателен в качестве гастролера, но главному дирижеру театра необходимо иметь нечто большее. Это как раз мы и ставили под сомнение.

IMG_9914.jpg
«Западные зрители отличаются приемом – в процессе спектакля не так много эмоций, а когда он заканчивается, могут минут 15 - 20 не отпускать, аплодируя стоя. Занавес закрывается – открывается, закрывается – открывается…»

«ТАКОЙ ВЫСОТЫ, КАК НУРИЕВ, БОЛЬШЕ НИКТО НЕ ДОСТИГ»

- Прочитала на сайте театра, что весной 1992 года по приглашению директора театра Рудольф Нуриев посетил Казань. Как пришла идея проведения балетного фестиваля его имени? (Татьяна Трофимова)

- Здесь было попроще – по аналогии с оперным фестивалем. Мы увидели, что фестиваль сыграл огромную роль в оперном искусстве. Мы и подумали, почему бы нам не провести какой-то аналог и в балете? Кстати, когда оперный фестиваль прошел и имел успех, меня вызвал заместитель министра культуры России Кочетков – расспрашивал, как нам удалось так успешно провести фестиваль?

И по аналогии они начали организовывать свои фестивали, видя в этом перспективу развития российской оперы. С течением времени фестивали немного видоизменялись: в Нижнем Новгороде проводили Пушкинский фестиваль «Болдинская осень», в Самаре – «Молодые голоса», в Саратове - фестиваль имени Собинова… Но началом всему послужил именно наш оперный фестиваль.

… А фестиваль классического балета возник в 1987 году. Когда в 1989 году на репетиции в Мариинском театре я встретился с Рудольфом Нуриевым, мне удалось сделать так, чтобы он побывал на нашем фестивале. И он был в Казани два раза, участвовал в фестивале – дирижировал спектаклем. И мы договорились, что фестиваль получит его имя.

Правда, меня порой спрашивают – а закреплено ли его согласие письменно? Нет, не закреплено. Но кто мог подумать, что через полгода этого человека не станет?! Мы разработали с ним целый план сотрудничества: он собирался ставить хореографию нескольких спектаклей в театре, с нашим камерным оркестром планировал гастроли в Европе, и я уже начал договариваться… Он сознательно пошел на все это, так как знал, что с Гранд Опера у него уже все закончилось.

При первой встрече мы с Рудольфом Нуриевым обсудили наши дальнейшие совместные действия. Но произошла «комическая» ситуация – в следующий раз его не впустили в Россию, и в наших отношениях произошел перерыв на полтора года. А в начале 1992 года мне позвонил из Австралии дирижер Большого театра Володя Вайс и сказал, что Рудик хочет меня видеть. И мы опять вошли с Рудольфом Нуриевым в контакт, после чего он два раза побывал в Казани.

- А письменное «закрепление» его согласия что-то меняло бы?

- Ничего не изменилось бы! Просто есть злопыхатели… Или, например, башкиры спрашивают – а почему ваш фестиваль носит его имя? Но он настоящий татарин, хоть детство его и прошло в Башкирии. Нуриев – единственный татарин из имен мировой цивилизации, достигших наибольшей славы! Такой высоты больше никто не достиг. И почему об этом никто не говорит?! Ему впору поставить здесь памятник, хотя бы потому, что он татарин, а его мать – уроженка Казани.

«ЗАПАДНЫЕ ЗРИТЕЛИ МИНУТ 20 АПЛОДИРУЮТ СТОЯ…»

- Знаю, что с 1994 года театр ежегодно проводит международные турне по странам Европы. Как вас принимает зарубежная публика? Какие спектакли им нравятся больше всего? (Евгения)

- Во-первых, гастроли – это необходимая часть жизни актера, он не может быть «привязан» к одному месту. Это необходимо для обогащения культур. Во всем мире это так. И возможность гастролировать предоставлялась всегда, только не нам – в масштабах Советского Союза ездили избранные. А потом появился рынок, и мы на него вышли. И вот уже почти 20 лет гастролируем. И ни разу не сорвали ни одного спектакля.

Во-вторых, этот рынок позволил нам узнать, что мы сами-то из себя представляем, как другая публика оценивает наши спектакли в опере и балете, как нам дальше развиваться. Мы познакомились с особенностями стилей исполняемой музыки. А здесь этому никто и значения не придавал. Зарубежные дирижеры не талантливее наших, но у них «узкая специализация», они профи по отдельным композиторам, которых, естественно, знают досконально.

Когда мы стали сотрудничать с зарубежными дирижерами – вместе поставили «Волшебную флейту», «Свадьбу Фигаро», участвующие в спектаклях актеры сразу же стали лауреатами международных конкурсов, потому что это было сделано с профи. Например, именно здесь Альбина Шагимуратова сделала партию Царицы ночи, а потом пошла с ней дальше, выступала в Зальцбурге, в Метрополитен-опера…Способных актеров много, но в замкнутом пространстве не узнаешь тонкостей западной музыки, если не услышишь, как она звучит там.

И 20 лет нам удается держаться на этом рынке, потому что есть спрос. А спрос можно удовлетворить только хорошими спектаклями и актерами.

- А как вы впервые попали в Европу?

- Мы впервые выступали в германском Брауншвейге – давали «Баядерку», солировали Айдар Ахметов и Лилия Мусаварова. И на спектакль приехал директор одного из голландских театров – увидел афишу и заинтересовался татарским спектаклем. По окончании спектакля он подошел ко мне и сказал, что хотел бы видеть нас в своей стране. Он познакомил меня с импресарио, и позже мы дали в Голландии восемь спектаклей «Лебединое озеро». А на следующий год - уже 80 спектаклей! Потом пошли германская, австрийская кампании…

- Тамошние зрители отличаются от наших?

- Отличаются. Во-первых, возрастом – там старше. За рубежом посмотришь в зрительный зал – столько седины!.. Удивительное дело, но в России в театр ходит много молодежи.

Во-вторых, западные зрители отличаются приемом – в процессе спектакля не так много эмоций, а когда он заканчивается, могут минут 15-20 не отпускать, аплодируя стоя. Занавес закрывается – открывается, закрывается – открывается…

- Почему театр так давно не ездит на гастроли по стране? Это экономически невыгодно?

- Это категорически невыгодно! Раньше все стоило одну цену – четыре рубля суточные, гостиница, билет… А сейчас если поехать в центр России, например, в Смоленск, то проживание в гостинице «вылезет» в чистый убыток. Потому что цена билетов в театр неадекватна другим ценам, а ее поднять нельзя – никто не придет в театр.

- А минкульт России материально не поддерживает гастроли по стране?

- Пока такого не было. А дело, конечно, хорошее, ведь в СССР всё это было. Я так считаю – если регион хочет пригласить какой-то театр, то пусть найдет для этого материальные возможности. Ведь принимают же шоу-бизнес, когда захотят… Правда, недавно в Йошкар-Олу и Чебоксары на фестивали пригласили наш балет «Шурале» - главы этих регионов оплачивают поездки наших артистов.

IMG_9857.jpg
«Бывает, и уезжают таланты. Но я же не могу запросить такой же бюджет, как в Большом театре. Все очень просто – плати и не уйдут…»

«ИСТИННЫЙ ЛЮБИТЕЛЬ НЕ ДОСТАВЛЯЕТ ХЛОПОТ»

- Испытывает ли наш театр «кадровый голод» в связи с тем, что подающие надежды таланты балетного и оперного искусства стремятся уехать в Москву и Санкт-Петербург по причине более высокой престижности и карьерных возможностей? (Анастасия)

- Конечно, театр от этого страдает! Бывает, и уезжают. Но я же не могу запросить такой же бюджет, как в Большом театре. Все очень просто – плати и не уйдут…

- Всегда стараюсь попасть на фестивали (особенно на Нуриевский), только вот жалко, что билеты порой просто не достанешь в свободной продаже. Зачастую и цены настолько высоки, что, например, простой учитель или пенсионер просто не в состоянии отдать за билет треть своего дохода. В качестве предложения - с целью повышения общего культурного уровня жителей республики можно ввести в традицию проведение творческих викторин в преддверии фестивалей, победители которых получают билеты на фестиваль.(Анастасия)

- Эту проблему мы так не решим. Ну, дадим два-три-четыре билета… Не решим! Да и возможность посмотреть эти спектакли во время фестивалей есть – билеты бывают и по 200-300 рублей. Причем, большинство этих спектаклей мы играем и вне фестиваля теми же составами. Конечно, без Рене Папе. Но билеты гораздо дешевле.

Приведу пример – в опере «Чио-Чио-сан» («Мадам Баттерфляй») на протяжении многих лет мы не меняем главную исполнительницу – китаянку Сишенг И. Почему ее не послушать вне фестиваля? Есть и лучше ее исполнительницы, но она создает такую органику спектакля, что мы не смеем ее заменить. И она поет все спектакли «Чио-Чио-сан».

- Знаю, у театра есть постоянные зрители, объединенные даже в клубы любителей оперы и балета. Они имеют какие-то приоритеты при продаже билетов?

- У них есть определенные небольшие льготы, но они очень непривередливы – могут и постоять, и на третьем ярусе посидеть. Истинный любитель не доставляет каких-то хлопот.

- В следующем году в Казани пройдет Универсиада, и мы все знаем, что Татарстан - спортивная республика. Рассматривали ли Вы вариант создания на базе театра современного фестиваля с уклоном к спорту? Некоторого красочного шоу: аналог Мулен Руж в Париже или Цирка дю Солей, но с уловимой спортивной тематикой, возможно даже национальных видов спорта. (Рашидос)

- Нет, такой вариант мы не рассматривали. Мне бы хотелось в театре поставить что-то близкое к нашему жанру – классическую оперетту или мюзикл. Просто у нас на это пока не хватает средств и времени.

- А если мюзикл, то какой?

- История уже отобрала классические мюзиклы. От Мариинского театра, например, было предложение совместно поставить мюзикл «Моя прекрасная леди».

IMG_9868.jpg
«Для меня играть, чувствовать музыку – настоящее удовольствие. Поэтому у меня есть, чем заняться, когда уйду с должности директора театра»

«В 2013 ГОДУ - ПРЕМЬЕРА БАЛЕТА «ЗОЛОТАЯ ОРДА»

- Спектакль театра имени Джалиля "Лючия ди Ламмермур" вошел в список претендентов на главную театральную премию страны "Золотая маска", причем, постановка номинирована аж в четырех категориях. Имена победителей станут известны в середине апреля этого года. Вы рассчитываете на победу? (Гузель Ибрагимова)

- В России всё непредсказуемо, потому что в каждом жюри своя определенная «тусовка». Мы периодически просто выбываем из этой игры, потому что не хочется в этом участвовать. Но и совсем «выпадать» из среды мы не можем. Мы даже однажды написали организаторам «Золотой маски» саркастическое письмо: « …Подождем, пока в Москве и Питере все артисты получат по 6-7 масок, потом до нас, может, очередь и дойдет…»

Мы сравнительно недавно получили «Золотую маску» за татарскую оперу «Любовь поэта». И сейчас видим, что среди представленных на конкурс спектаклей мы выглядим очень достойно, тем более, будет участвовать Альбина Шагимуратова.

- Спектакли на музыку татарстанских композиторов Жиганова, Ахияровой, Любовского получились очень удачными, два из них удостоены государственных наград. Есть на подходе новые постановки местных авторов?

- Идет работа по балету «Золотая орда» - композитор Резеда Ахиярова, автор либретто Ринат Харис, хореограф Георгий Ковтун. Премьера, думаю, будет в 2013 году.

- Оркестр Мариинского театра, помимо участия в спектаклях, дает концерты симфонической музыки. Оркестр вашего театра не планирует такие выступления?

- Все-таки наш жанр – опера и балет. А концерт симфонической музыки может быть только для интереса, чтобы поддержать форму, апробировать искусство самих музыкантов. В Татарстане есть симфонический оркестр, и нам нет смысла «пересекаться». Представляете, если они начнут ставить оперу или балет, а мы - играть симфоническую музыку?!

- Как Вы собираетесь отметить 100-летие первого балета в Казани? (В 1912 году в Казань приезжает Надежда Мариусовна Петипа - дочь М.Петипа, открывает Школу хореографии и ставит первый балет). (Евгений Демидов)

- Мы об этом еще практически не думали. Честно скажу, эту дату мы пока не осмысливали.

- Вы довольно часто посвящаете спектакли юбилеям своих артистов. Это советская традиция или ваша «придумка»? (Хасаншин Роберт)

- Это советская традиция, и она была всегда – чтобы увековечить память. Но в отличие от других театров, мы делаем это достаточно академично: посвящаем спектакль, даем краткую аннотацию о роли этого человека в искусстве. Мы избегаем пафоса. Более того, спектакль всегда идет на коммерческой основе – мы продаем билеты.

…У нас много достойных ветеранов сцены, я практически всех их застал при жизни и хорошо помню, потому что я жил в этой среде.

«ПО МАТЕМАТИЧЕСКОМУ АНАЛИЗУ Я БЫЛ СИЛЁН!»

- Рауфаль Сабирович, мама у вас – артистка. А почему сын пошел учиться в КХТИ?

- Я играл на фортепиано, и уже в 4-5 классе меня записывали на радио. По математике я учился на одни пятерки, два раза в день ходил в детскую спортивную школу – занимался баскетболом, но, правда, не вышел ростом. Такая у меня была нагрузка. Поэтому, когда я окончил музыкальную школу, родители не настаивали, чтобы я пошел в музыкальное училище. Сейчас-то я понимаю, что в таком возрасте человек не может принять осознанное решение… В 60-е годы была мода учиться в КАИ и КХТИ. В школе я учился в математическом классе, участвовал в олимпиадах, поэтому вступительные экзамены сдал легко и поступил в КХТИ. По математическому анализу я был силён! Мне это в жизни очень помогло.

Через два года после окончания музыкальной школы меня страшно потянуло играть, но уже другую музыку – джаз. Я отошел ото всего – у меня началась совсем другая жизнь. Я играл на танцах, ото всех этих «шейков» отнималось всё предплечье – микрофонов-то не было… Пришлось и в ресторанах поиграть. В студенческие годы мы создали «мощный» коллектив – вокально-инструментальный ансамбль «Сюрприз». В конце 60-х – начале 70-х годов мы играли в международном лагере «Волга» и даже гастролировали за границей! В качестве клавишника я в последний раз ездил на гастроли по Италии и Мальте с Ренатом Ибрагимовым. Молодость у меня прошла бурно! А потом пришло время определяться – что делать дальше…

- У вас в кабинете стоит рояль. Часто удается играть?

- Музыка – это мое хобби по сей день. Мой кумир – Оскар Петерсон, который буквально недавно скончался в возрасте 82 лет. Я собрал все, что издано о нем в мире, и я эту музыку играю. У меня сохранилась блестящая мелкая техника, что позволяет играть пассажи Петерсона. Если позволяет время, могу заниматься по 5 - 6 часов! Правда, сейчас такой возможности нет.

Для меня играть, чувствовать музыку – настоящее удовольствие. Поэтому у меня есть, чем заняться, когда уйду с должности директора театра. Я мечтаю об этом времени. Я всё равно буду играть!

- А спорт совсем ушел из вашей жизни?

- Три раза в неделю я хожу в спортзал. Решая, чему отдать предпочтение - музыке, здоровью или семье, в последнее время стараюсь выбрать здоровье…

IMG_9906.jpg
«В студенческие годы мы создали ВИА «Сюрприз». В качестве клавишника в последний раз ездил на гастроли по Италии и Мальте с Ренатом Ибрагимовым. Молодость у меня прошла бурно!»

«МОСТИК МЕЖДУ МВД И НАСЕЛЕНИЕМ»

- Какую работу планируете провести в первую очередь на посту председателя общественного совета при МВД по РТ? Планируете «окультуривать» сотрудников полиции? (Ильдар)

- Общественный совет – это некий мостик между МВД и населением, он должен быть как Третейский суд – выслушивать вопросы обеих сторон и определять, где здесь справедливость, кого защищать в данном конкретном случае – гражданина или полицейского. Я так понимаю миссию.

Кстати, в марте месяце в торгово-промышленной палате РТ состоится встреча общественного совета при МВД с представителями малого бизнеса. Выслушаем, какие есть проблемы и претензии у бизнесменов. Думаю, будет интересно.

А что касается культуры – это попроще. Например, на следующий год в театре проведем Рождественский бал с участием юнкеров – учащихся юридического института. Мы, конечно, уделим внимание их эстетическому воспитанию.

- Рауфаль Сабирович, большое вам спасибо за эту встречу! Желаем успеха всем членам коллектива театра.

Начало стенограммы здесь: Рауфаль Мухаметзянов: «У нас Анна Нетребко пела в Казани за 200 долларов»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.02.2012 11:03

    театр все-таки официально Татарский государственный,то-есть финансируется за счет и татар тоже.Честнее менеджеру добиться отмены названия Татарский государственный,государственного финансирования и стать по по факту частным предприятием Мухаметзянова.

  • Анонимно
    14.02.2012 13:46

    Ты сам понял что сказал?На какие шиши Рауфаль будет поднимать престиж Татарстана,в том числе татар типа Тебя?

  • Анонимно
    14.02.2012 15:20

    Ого,какие сердитые и невоспитанные любители оперы и балета:"ты,шиши,типа Тебя". Надеюсь, не все такие. Престиж Казани,да.Заслуг Рауфаля(как Вы его панибратски назвали)никто не отрицает.В остальном у каждого свое мнение. Может,и Вы правы.Но больше мне не "тыкайте".

  • Анонимно
    14.02.2012 19:38

    То что господин Мухаметзянов в течение 30 лет своего директорства взял на работу только 3-х солистов-вокалистов означает вот что:1. Система вокального образования ТАССР и Республики Татарстан начиная от разветвленной сети музыкальных школ, музыкальных училищ, музыкального факультета педагогического института, института культуры и консерватории была, есть и остается неэффективной и несостоятельной. 2. Чтобы занимать работой более-менее ярких (но не дотягивающих до уровня права на выступление в оперных театрах, топ уровня) солистов-вокалистов нужен Татарский театр музыкальной оперетты или что-то подобное.3. Культивируемый директором курс на "европаориентированнсть" вот уже на протяжении 30 лет планомерно и методично выхолащивает национальную составляющую театра, делая его некой дорогой игрушкой для очень узкого суперэлитарного круга местных потребителей и активно работающего на провинциального зрителя просторов Старого Света.(такой вот аналог высокотехнологичного завода расположенного в Китае по производству каких нибудь Ай-падов.) Жаль, что все это оплачивается в том числе и из моего кармана...

  • Анонимно
    14.02.2012 23:08

    Я все это прикинул, на листочке написал плюсы и минусы: татарин, способный – это плюсы, а все остальное - минусы. Ему впору поставить здесь памятник, хотя бы потому, что он татарин, а его мать – уроженка Казани.

  • Анонимно
    15.02.2012 10:52

    Хочу заметить одному из комментаторов, что еще ни один из "высокотехнологичных заводов, расположенных в Китае по производству каких нибудь Ай-падов" не закрылся и не закроется! и МЕГА-УСПЕШЕН при этом. Так что, будет отлично, если наш театр хоть в крохах будет также развиваться.

  • Анонимно
    15.02.2012 17:32

    Дело в том, что завод в Китае по производству каких нибудь Ай-падов, как правило, построен на американские деньги и прибыль приносит его хозяевам не китайцам. А где застревает выручка театра (который существует на наши с вами деньги) от европейских гастролей? Почему господин директор об этом молчит?

  • Анонимно
    21.02.2012 10:27

    Да какая разница где она застревает! Артистам тоже нужно платить зарплату.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль