Гибель «Булгарии» 
29.02.2012

Видевший «Булгарию» последним поплатится за бездействие

«ОБЖАЛУЕМ, ЕСЛИ ОПРАВДАЮТ И ЕСЛИ ПОСАДЯТ»

Не более минуты длилось вчера последнее слово подсудимого капитана «Дунайского-66» Александра Егорова. Было видно, что он волнуется – на финальное слушание по его делу пришло по меньшей мере 30 журналистов, зал суда был настолько мал, что объективы телекамер практически в упор смотрели на капитана.

«Выражаю искренние соболезнования семьям погибших и пострадавших, - сказал Егоров. - Я человек флотский, а на флоте принято помогать друг другу. Я не мог оказать людям помощь, потому что не мог подойти к ним и сейчас надеюсь только на справедливое решение суда».

После этого судья Людмила Петрова удалилась на час в совещательную комнату. Пока она выносила решение, гособвинитель Евгений Дикарев рассказал газете «БИЗНЕС Online» о том, что приговор будет обжалован в случае, если Егорову назначат реальный срок. Он добавил, что обжалование может последовать и вслед за оправдательным приговором.

Почти два часа ушло у судьи на то, чтобы зачитать приговор. Она вновь огласила показания, которые ранее предоставили суду пострадавшие, свидетели и специалисты. Вынося приговор, Петрова опиралась на кодекс внутреннего водного транспорта РФ, в котором закреплено, как должен вести себя капитан, если люди терпят бедствие.

«Преступление, предусмотренное статьей 270 УК РФ, умышленное, - сообщила судья, сделав многозначительную паузу. - Капитан судна «Дунайский-66» допустил бездействие, не оказал помощь людям, терпящим бедствие. Капитан Егоров имел возможность, но не сделал этого. Не имеет значение, подавало ли судно «Булгария» до затопления сигнал бедствия, важен сам факт бедствия».

IMG_1945.jpg

Из зала суда Егоров вышел быстро и молча. «Что касается обжалования – мы подумаем…», - сказала напоследок его адвокат Аида Камалова

«ПОДСУДИМЫЙ ПЕРЕЛОЖИЛ ОБЯЗАННОСТИ ПО СПАСЕНИЮ»

По словам судьи, в ходе судебного разбирательства стало известно, что капитану Егорову о наличии спасательных плотов на воде стало известно еще до того, как его буксир подошел к месту нахождения людей, терпящих бедствие. Петрова объяснила, что первые действия капитана были правильными – он начал спасательную операцию, но по каким-то причинам не стал ее продолжать. Так суд расценил его действия.

«Сперва Егоров принимает правильные меры: машину поставил на стоп, заглушил двигатель, объявил тревогу «человек за бортом», запустил дизеля на задний ход, - продолжает судья. - В это время со стороны плотов загорелся красного цвета фальшфейер. Он понял, что требуется помощь, команда начала расчехлять шлюпку и готовить ее к спуску. Данные действия подтверждают, что для судна Егорова и его пассажиров оказание помощи не представляло никакой опасности. Это подтверждает и заключение судебной судоводительской экспертизы, показания специалистов Трифонова и Сердюкова (имеются в виду эксперты-судоводители, к которым обращался суд в ходе судебного процесса – прим. автора.

По словам судьи, в какой-то момент Егоров увидел, что ему навстречу двигается теплоход «Арабелла». С его капитаном Романом Лизалиным он вышел на связь и сообщил, что видит плоты и людей на них.

«Подсудимый переложил обязанности по спасению, пояснив, что судно «Дунайский-66» тяжелое и быстро не остановится, - такую оценку поступку Егорова дал суд. - Капитан судна, не оказавший помощи людям, терпящим бедствие, в свое оправдание не вправе ссылаться на то, что этим людям помогли другие корабли, а его помощь является нецелесообразной и бесполезной. Согласно уголовному кодексу, даже запоздалая без уважительных причин практическая помощь не исключает уголовной ответственности».

Согласно приговору, состав данного преступления относится к так называемым «формальным» и капитану вменяется в вину не гибель людей, а именно факт неоказания помощи.

Петрова объяснила, что считает вину подсудимого установленной, но при вынесении приговора она учитывала положительные характеристики подсудимого, а также то, что Егоров совершил преступление незначительной степени тяжести впервые. Свою роль сыграло и пожертвование, которое сделал капитан «Дунайского-66», - в августе прошлого года он перечислил в фонд помощи жертвам «Булгарии» 10 тысяч рублей.

«ДЕЛО ОКОНЧЕНО, ВЫ ЖЕ ВЗРОСЛЫЕ ЛЮДИ»

В итоге суд приговорил Егорова к штрафу в 190 тыс. рублей. Капитан сможет продолжить свою работу на флоте, подписка о невыезде отменена. Затем судья объявила об оглашении двух частных постановлений. Первое - в отношении руководителя Егорова в связи с тем, что на борту буксира «Дунайский-66» в день трагедии «Булгарии» были незарегистрированные пассажиры, которые не являлись членами экипажа и не были ознакомлены с правилами техники безопасности. К примеру, моторист судна взял с собой в путешествие свою гражданскую супругу. В своих свидетельских показаниях она заявила, что давно мечтала о «речной прогулке» и на «Дунайском-66» в те дни отдыхала.

Еще одно постановление было вынесено в отношении капитана судна «Дунайский-18» Георгия Денисова. Ранее он выступал на одном из судебных слушаний по делу Егорова и рассказал суду, что последним видел теплоход «Булгария» за несколько минут до того, как он пошел ко дну.

«Когда мы проплывали мимо теплохода, я обратил внимание на то, что судно идет с жутким креном на правый борт», - сообщил Денисов в зале суда. Тогда его слова вызвали бурную реакцию участников процесса – их возмутило, что капитан не сообщил о своем наблюдении ни капитану «Булгарии» ни диспетчеру. По словам гособвинителя Евгения Дикарева, который подал ходатайство об этих постановлениях, руководителей Денисова и Егорова известят об этих нарушениях и должны сделать все возможное, чтобы не допустить их впредь. Сам Дикарев после оглашения приговора сообщил, что остался доволен решением суда, а его ведомство не будет его обжаловать.

«В ходе предварительного следствия Александр Егоров полностью отрицал свою вину и пытался переложить ответственность за свое поведение на капитанов других судов, которые находились в это время в акватории Волги, - поделился своим мнением помощник руководителя казанского следственного отдела Приволжского следственного управления Следственного комитета РФ Ринат Габдреев. – Но следствию и суду удалось доказать его вину».

Из зала суда Егоров в сопровождении своего адвоката Аиды Камаловой вышел быстро и молча. Пробиваясь сквозь толпу журналистов, они направились к выходу – их удалось перехватить уже у парадного крыльца.

«Ведите себя достойно, вы же взрослые люди, - попросила адвокат, отбиваясь от назойливых операторов. – Приговор вынесен, дело окончено. Ситуация с приговором понятна, но не ясны эти постановления суда. Ходатайство о вынесении частных постановлений подал прокурор, но мне не понятна ответная реакция суда, потому что для того, чтобы выносить такие постановления, необходим хороший анализ материалов. Что касается обжалования – мы подумаем…».

А МОГ И СЕСТЬ В ТЮРЬМУ

Мнением о приговоре с газетой "БИЗНЕС Online" поделились участники трагических событий на Волге и казанские юристы.

Юрий Тучин - капитан сухогруза «Арбат»:

- Вы видите, никого из нас не оправдали. Мне дали самое низшее наказание, потому что мое дело рассматривалось в особом порядке, я пошел на сделку со следствием и активно с ним сотрудничал. А Егоров не захотел признать свою вину вот и получил по полной. Мне сложно сказать, смог ли он оказать людям помощь, я не знаю. Но я точно ничем не мог им помочь.

Константин Пузанков - моторист теплохода «Булгария»:

- «Дунайский-66» останавливался. Он сделал все возможное, чтобы нам помочь. Просто почти одновременно подоспела и «Арабелла», и капитаны между собой договорились, что «Арабелле» помочь будет удобнее, и судно у них было лучше оснащено. Думаю, что приговор Егорову несправедливый, его можно было и оправдать. Другое дело - «Арбат», они проплывали мимо нас и даже не пытались остановиться.

Вениамин Чубаренко - адвокат:

- Я знаком с некоторыми материалами дела, сразу после этой трагедии мы разместили в интернете объявление, чтобы пострадавшие смогли к нам обращаться за консультацией. Так что некоторые потерпевшие обращались ко мне, и я с ними работал.

Исходя из технической стороны вопроса, мне кажется, что Егоров сделал все, что мог. Его судно было не приспособлено к тому, чтобы принять на себя такое количество пассажиров. К тому же, если бы «Дунайский-66» начал тормозить, он бы равно не смог остановиться около людей, терпящих бедствие, - слишком большой тормозной путь. Всю информацию Егоров передал капитану теплохода «Арабелла», и тем самым он исполнил свой долг, помог. На мой взгляд, приговор довольно жесткий.

Лаврентий Сичинава - адвокат:

- Этот человек мог получить и оправдательный приговор, а мог и сесть в тюрьму. Дело очень сложное, с большим количеством свидетелей и показаний. Для того чтобы оценить его объективность, нужно досконально знать все материалы.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (7) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    29.02.2012 09:07

    Любой ,кто ходил на лодках, знает,что подходить к идущей барже очень опасно даже на лодке(она засасывает под себя),а тут люди без спассредств. Они могли погубить больше людей, думаю их сделали крайними только потому что им кто-то должен быть.

  • anti
    29.02.2012 09:20

    Скорее всего Егорову сейчас нужна материальная помощь

  • Анонимно
    29.02.2012 09:33

    "Согласно приговору, состав данного преступления относиться к так называемым «формальным» и капитану вменяется в вину не гибель людей, а именно факт неоказания помощи." а кто же всётаки будет отвечать именно за гибель людей?

  • Анонимно
    29.02.2012 11:09

    А в Кремле и в Минтрансе все спокойно!!!Алибаба

  • Анонимно
    29.02.2012 15:07

    Ринат Габдреев: "Но следствию и суду удалось доказать его вину».Это оговорка? Юристы поправьте, если я не прав: всегда думал, что следствие (обвинение) собирает материалы и доказывает что подсудимый виновен, защита собирает материалы и доказывает, что подсудимый не виновен. А суд выносит решение в зависимости кто из сторон был убедительнее. А тут получается, что и судьям была дана установка "доказать вину" Егорова?

  • Анонимно
    29.02.2012 19:30

    Поражаюсь тому, что судят и переводят все стрелки на второстепенных виновных! а почему молчат о непосредственных виновных, кто допустил аварию теплохода! Хотелось бы услышать ответ!!!

  • Анонимно
    29.02.2012 22:03

    В нашей стране патриции неприкосновенны, сажают только плебеев.Это чётко дал понять,в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online», председатель Верховного суда РТ Ильгиз Гилазов:"«Кому было бы лучше, если бы Солдатова посадили?»

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль