Общество 
6.05.2012

Рашид Калимуллин: «Комбинаций в музыке – миллионы! Это неправда, что уже все придумано»

kalimullin-1.jpg
Рашид Калимуллин: «Поддержка со стороны правительства у союза композиторов есть, но хотелось бы, чтобы она стала существеннее, потому что мы вносим большой вклад в развитие и имидж Татарстана. Спонсоров у нас нет, как в спорте...»

«РЕБЯТА, МЫ ЖЕ ВМЕСТЕ! МУЗЫКА НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ!»

- Рашид Фагимович, разговор хочу начать с вопроса нашего активного читателя фермера Мурата Сиразина: «В годы суверенитета все творческие союзы РТ вышли из российских структур, и только возглавляемый вами союз сохранил единство! На вас оказывалось давление со стороны руководства республики, и как вам удалось сохранить свои позиции?»

- Я не могу говорить за все творческие союзы, но союз композиторов всегда был самостоятельным, имел собственную позицию. И во времена СССР, и сейчас наш союз – это хорошая композиторская школа. Со стороны республики мы всегда чувствовали поддержку.

Конечно же, в тот период, когда Татарстан заявил о своем суверенитете, в Москве к нам появилось какое-то недоверие: приедешь в союз композиторов России, а некоторые руководители, с кем я раньше обнимался при встрече, вдруг стали проходить мимо, не здороваясь… Для них наш суверенитет являлся какой-то проблемой. А я говорил им: «Ребята, мы же вместе! Музыка не знает границ!». Мы первыми из регионов приняли свой устав. Мы вообще по многим позициям были первыми.

- А как было в советское время – в Татарстане было отделение союза композиторов России? Был какой-то регламентирующий документ?

- Отделения не было, был союз композиторов республики. И не было никакого документа, который бы «сверху» регламентировал нашу деятельность. Сегодня мы имеем договор с союзом композиторов России, который заключается на пять лет с пролонгацией. У нас нет проблем во взаимоотношениях. Мало того, принимаемые нами члены союза композиторов Татарстана автоматически становятся и членами российского союза. И такое - только у нас, в других регионах этого нет. А мы так смогли договориться.

- Если не было объединяющего документа, то и выходить было неоткуда…

- Москва – столица, где проходит гораздо больше мероприятий, чем в Казани. Наши композиторы часто выезжают туда на концерты и фестивали. И мы не только не испортили отношения, а даже улучшили! Мы проводим общие фестивали, поднимаем общие проблемы, поддерживаем друг друга. Нам нечего делить.

«КОМПОЗИТОР ДОЛЖЕН УМЕТЬ РАБОТАТЬ ВО ВСЕХ ЖАНРАХ»

- Как пополняются ряды союза композиторов? Принимаются ли в союз композиторы и музыковеды - не жители республики? Если да, то за какие «особые заслуги»? Есть ли подобные примеры? Что требует от человека и к чему обязывает творческую личность состояние в рядах этого замечательного союза? (Фарида Мунеровна Романова)

- Конечно, у нас были и есть опасения, что наши ряды могут пополниться не совсем профессиональными людьми. Но у нас есть устав, и согласно ему композиторы и музыковеды должны иметь профессиональное образование и серьезные произведения, а не только песни. И профессиональный композитор должен уметь работать во всех жанрах – симфонии, музыка для театра и т.д. А те, кто не имеет специального образования, в основном пишут песни.

Сейчас в союзе композиторов республики 61 член. И мы не стремимся увеличивать их количество. Если есть достойные – можем хоть десять человек принять… Совсем недавно приняли три человека: молодого композитора, аспиранта консерватории Эльмира Низамова, известного фольклориста и музыковеда Геннадия Макарова, музыковеда Ильдара Харисова, проживающего в Германии.

Если раньше мы к этому относились с небольшой опаской, то теперь успокоились. Тот же Харисов еще до вступления в наш союз нам очень помогал за рубежом. Или, например, в США сейчас проживает член союза Масгуда Шамсутдинова. Это воля каждого человека – жить там, где он хочет. Другой вопрос – как творческая личность помогает республике, создает ее имидж. Члены нашего союза проживают и в Петербурге, и в Магнитогорске, и в других городах.

- А по какому принципу вы принимаете из других регионов и стран – национальность, место рождения Татарстан, казанская консерватория?

- В союз мы их приняли за профессиональные качества. Если член нашего союза переезжает жить в другую страну, мы же не будем его исключать! А вот София Губайдуллина - член только российского союза композиторов, и ее членство позволяет ей выступать на российских фестивалях.

- У вас заявительная форма вступления?

- Конечно. У нас есть приемная комиссия, где мы рассматриваем заявление, потом утверждаем на заседании правления союза, а затем выносим на обсуждение общего собрания композиторов.

kalimullin-2.jpg
«Я пережил много неприятных моментов в своей практике… Но с годами выработал в себе определенное качество: если меня начинают незаслуженно «гнобить», то это придает мне силы. Я становлюсь только крепче»

«БЛАГОДАРЯ СОЮЗУ КОМПОЗИТОРОВ ПОЯВИЛОСЬ МНОГОЕ ИЗ НОВОГО»

- Каков бюджет и источники финансирования союза композиторов – членские взносы, бюджет РТ, спонсоры? (Илья)

- Членские взносы есть, но они небольшие. Уровень достатка у людей разный, поэтому с пенсионеров, к примеру, мы не можем брать большие взносы. Подход у нас дифференцированный.

Формально наш союз – общественная организация. Хотя всю жизнь мы работаем на республику. И благодаря союзу композиторов появилось многое из нового: и радиокомитет, и телевидение, и оперный театр, который открылся музыкой нашего композитора. Благодаря композиторам появился орган, открылся большой концертный зал. Многие композиторы и музыковеды были руководителями различных учреждений в области культуры. Например, Назиб Жиганов был первым ректором Казанской государственной консерватории, Махмуд Нигметзянов был художественным руководителем филармонии, Зайнаб Хайруллина была первым директором татарского телевидения, Салих Сайдашев работал дирижером в театре имени Камала. И этот список можно продолжить.

Повторюсь, формально наш союз – общественная организация, но по нашему статусу, результатам деятельности мы не ощущаем себя каким-то там «обществом любителей пива»…

Я недавно услышал вопрос: «А зачем вообще нужны творческие союзы - эти порождения сталинской эпохи?» А ведь далеко не всё, что было рождено в эпоху Советского Союза, было плохо. В союзе композиторов никогда не было предательства, не было печально известных «троек», которые сажали людей. Тихон Хренников, который долгие годы возглавлял союз композиторов СССР, умудрялся как-то лавировать…

Мы, конечно, имеем поддержку со стороны правительства, но мы все должны понимать, что двигателем прогресса является культурное общество. Сейчас в республике поддерживают не только спорт, но и культуру – на свое развитие большие суммы получили оперный театр, симфонический оркестр, театр имени Качалова. Наш президент Рустам Нургалиевич Минниханов очень здорово поддержал искусство.

Поддержка со стороны правительства у союза композиторов есть, но хотелось бы, чтобы она стала существеннее, потому что мы вносим большой вклад в развитие и имидж Татарстана. Спонсоров у нас нет, как в спорте...

«А НОТНЫЕ ЗНАКИ ДАЖЕ НА БЕЛЬЕВУЮ ВЕРЕВКУ НЕ ПОВЕСИШЬ…»

- А может, стоит найти спонсора?

- Но это же не от нас зависит!

- А вы пробовали инициировать?

- Конечно, пробовали!.. На первый взгляд может показаться, что мы не производим товар, который можно подержать в руках. Художники, скульпторы могут выставить свои работы в магазине. А нотные знаки даже на бельевую веревку не повесишь… Но музыка – это настроение людей, их эмоциональное состояние! Если человек вечером на концерте послушал хорошую музыку, у него поднялось настроение, и он на следующий день будет хорошо работать. К сожалению, это не все понимают. Но это нужно учитывать.

- На какие средства вы проводите фестивали и концерты?

- Эти мероприятия проходят, как проекты, которые поддерживаются правительством и министерством культуры республики. Мы, например, уже почти 20 лет проводим фестиваль «Европа – Азия». Финансирование есть, но оно идет на уровне 15-летней давности. А за это время даже бумага в цене выросла, не говоря про билеты на проезд и гостиницы. И гонорары у музыкантов выросли, даже у наших. И приходится «изощряться», благодаря личным контактам договариваться… Помогают зарубежные фонды и посольства.

Конечно, если бы мы имели систематическое достойное финансирование, мы тоже могли бы приглашать музыкантов первого эшелона, звезд, как это делает оперный театр.

…А что касается спонсоров, то крупным компаниям приходит «циркуляр» - вы помогаете такой-то команде. А нам как? К тому же нет закона о меценатстве. Естественно, если бы у них были налоговые льготы, то мы бы нашли и генеральных спонсоров.

«ЧТОБЫ РАБОТАТЬ ДОЛГО, НУЖНО ЗАБОТИТЬСЯ О СВОИХ КОЛЛЕГАХ»

- Вы более 20 лет возглавляете союз композиторов Татарстана. Это благодаря таланту менеджера?

- Когда я возглавил союз, не думал, что пришел на такое большое количество времени… За всю более чем 70-летнюю историю союза до меня было всего два председателя – Назиб Жиганов и Мирсаид Яруллин.

Для того чтобы работать долго, нужно заботиться о своих коллегах, помогать им. В союзе у меня нет «любимчиков» и врагов. Я стараюсь всем помочь, и не важно, где они живут, – в Казани, Елабуге или Альметьевске. У нас нет такого, чтобы написанная композитором музыка не исполнялась. Я хожу по кабинетам, добиваясь необходимого, иногда бываю слишком эмоциональным… и наживаю врагов. Но что поделаешь – это работа!

Что касается менеджерских качеств, то, думаю, с ними не рождаются, они вырабатываются в процессе работы. Я пользуюсь авторитетом не только в республике. Сейчас у меня есть еще одна работа - должность заместителя председателя союза композиторов России. Думаю, мои знания нужны стране, и ко мне прислушиваются. Даже когда я был еще молодым композитором, сам Тихон Николаевич Хренников меня приглашал в Москву заместителем председателя союза. И Андрей Петров приглашал меня своим заместителем в Петербург. Но я люблю Татарстан. И для меня сейчас не важно, где я живу, – современные системы коммуникации позволяют управлять процессом даже из самой глухой деревни.

«И В МУЗЫКЕ НАДО БЫТЬ ЧЕСТНЫМ!»

- Как вам удается совмещать рутинную организаторскую работу с процессом написания музыки? Наверное, настроение часто портят…

- В первые годы было очень трудно совмещать, но за эти годы я научился разделять работу и творчество. По дороге домой стараюсь забыть все проблемы. Напеваю, порой даже детские песенки, чтобы поднять свой тонус. А дома, после получасового релакса, работаю до поздней ночи. Каждый день, без выходных и праздников.

- Интересно, а что больше способствует написанию музыки – хорошее или плохое настроение? Или просто получается разная музыка?

- Я пережил много неприятных моментов в своей практике… Но с годами выработал в себе определенное качество: если меня начинают незаслуженно «гнобить», то это придает мне силы. Я становлюсь только крепче.

А что касается творчества… Вы знаете, творчество – это такой тонкий мир, который сложно объяснить. Многие не понимают, как пишут музыку. И объяснить это очень трудно. Но и в музыке надо быть честным.

- Что это значит – быть честным в музыке?

- У меня много работ, которые я могу годами совершенствовать, «шлифовать». Например, Симфонические фрески или фортепианный концерт. Оба произведения уже имеют успех во многих странах мира. Но если я вдруг слышу, что где-то еще можно доработать… Это как художник, который добавляет еще один мазок.

…Наверное, прошло уже пять лет после окончания консерватории, когда я вдруг ощутил, что музыка - это не просто играть тише или громче, вовремя вступить и остановиться. Это абсолютно не так! Помните, на уроках биологии мы в микроскоп рассматривали листочки, и там всё двигалось? Я ощущаю музыку именно таким образом. Для меня музыка – живая. Это не просто что-то прикладное к чему-то.

- Только спустя пять лет после консерватории вы ощутили, что же такое музыка?

- Да, только тогда я ощутил музыку.

«СРАЗУ ГОВОРЯТ – АГА, ВОТ ТАТАРЫ ПРИЕХАЛИ…»

- А вы писали музыку для песен?

- Я не только работал в песенном жанре, но и сам пел! В оперном театре был мой авторский концерт. Чтобы тебя узнали, надо работать и в популярном жанре.

Но все-таки каждый должен заниматься своим делом. Песни могут писать многие, а вот романы, повести, как говорят писатели, далеко не все. Писать симфонии, оперы, балеты, концерты – это не всем дано. А уж если дано, то лично я ощущаю ответственность. Мы должны заниматься своим делом, потому что это нужно нашему обществу, нашей республике. Когда мы, например, за рубежом проводим концерты татарской музыки, сразу говорят – ага, вот татары приехали… Бывают очень интересные отклики и статьи. Своей работой мы повышаем культурный статус нашей республики, формируем ее имидж.

- Часто от музыкантов, работающих в популярном жанре, можно услышать, что все варианты сочетания нот уже придуманы, и поэтому возможны непроизвольные повторы – это и не плагиат вовсе… А вы как считаете?

- Если бы это был так, то и в шахматы уже давно бы не играли… А комбинаций в музыке – миллионы! Это неправда, что уже все придумано.

Мне приходится слушать музыку не только маститых композиторов, но и начинающих. В Швейцарии мне довелось услышать произведения 18-летней китаянки, которая живет в Париже. Я просто был поражен высоким уровнем ее профессионализма! Она «забила» даже многих известных композиторов XX века – ее произведения были интереснее.

Когда вернулся в Казань (в то время я был заведующим кафедрой консерватории), я собрал студентов и дал им послушать запись этой музыки. И сказал им – постоянно надо развиваться, идти вперед. И такие примеры – стимул для развития. Этому способствуют и проводимые фестивали, особенно международные. Сейчас есть возможность слышать всех, а не как это было во времена СССР.

В те времена я, например, сам слушал по радио зарубежные голоса, но слушал не политику, а мировую музыку. В консерватории нам ее давали очень мало. И должной литературы не было. Наша советская музыка заканчивалась Шостаковичем и Прокофьевым, хотя были и другие интересные композиторы. А летом я очень любил сидеть в консерваторской библиотеке – изучал партитуры неизвестных мне композиторов. Это тоже очень большая школа. Если человек хочет развиваться, то, думаю, для этого есть все возможности.

kalimullin-3.jpg
«На Казань достаточно порядка 30 миллионов рублей, чтобы капитально обновить парк инструментов музыкальных школ»

«НА ФЕСТИВАЛЬ «ЕВРОПА - АЗИЯ» ПРИГЛАСИМ ИЗВЕСТНЫХ ЛЮДЕЙ»

- Сегодня все думают, чего бы такого сделать для Универсиады? А союз композиторов что-то готовит к этому событию или в преддверии его? (Алина).

- Во-первых, есть наш традиционный фестиваль «Европа - Азия», и мы в этот раз хотим пригласить много известных людей. Переговоры уже ведутся, но всё будет зависеть от финансовой поддержки со стороны правительства республики.

Во-вторых, мы сейчас разрабатываем интересный проект с ведущими камерными оркестрами Европы. Пока у Казани нет традиции приглашать европейские оркестры, как у Москвы и Петербурга. К нам готовы приехать и Лондонский камерный оркестр, и Зальцбургский оркестр, и немецкие, и Римский камерный оркестр, где играют на музыкальных инструментах выдающихся мастеров, например, Страдивари. Надеюсь, что эти проекты мы реализуем.

- А сколько стоит пригласить европейский оркестр?

- Это не такие уж большие суммы. Думаю, для приглашения оркестра потребуется от 40 тысяч евро и более, включая все – и дорогу, и проживание.

- Какие еще мероприятия запланированы на этот год?

- Я не люблю заранее говорить о планах… Сейчас ведутся переговоры о выступлении в Дубаях, об участии в фестивале «Петербургская весна», принимаем участие в различных московских мероприятиях. Примем участие в фестивале «Музыка Поволжья и Приуралья», который в этом году пройдет в Чебоксарах. Наши композиторы участвуют во многих фестивалях и конкурсах – и побеждают. У нас жизнь кипит!

НА ВЫХОД ПРЕЗИДЕНТА ПИШЕТСЯ ОТДЕЛЬНАЯ МУЗЫКА…

- Государственный симфонический оркестр собирается записывать антологию татарской музыки. Каким образом отбираются произведения для записи? Какое участие в этом принимает союз композиторов РТ? (Эллина).

- Такая традиция была в советское время: один раз в три – четыре года к нам на радио приезжали из московской фирмы «Мелодия» или из Ленинграда и записывали симфоническую, камерную, вокальную музыку, песни и романсы. И в продаже было большое количество пластинок! А сейчас, кроме песен, ничего нет.

Я считаю, что задуманное симфоническим оркестром республики – это возрождение прошлых традиций. Причем, на другом витке качества – будет работать фирма Sony.

Понятно, что за один год не запишешь все произведения, которые были написаны за последние годы, поэтому, считаю, должна быть поэтапность. Знаю, что у руководителя оркестра Александра Сладковского есть большое желание эту работу сделать. И оркестр сегодня находится в очень хорошей форме.

- Они сами будут отбирать произведения или в сотрудничестве с союзом композиторов?

- Мы договорились с руководством оркестра, что когда отбор будет завершен, они с нами посоветуются. Проект осуществляется не на деньги союза, поэтому «давить» мы не можем. Все будет проходить на совещательном уровне.

Союз композиторов всем творческим коллективам желает процветания. Конкурировать могут театр - с театром, оркестр – с оркестром. А композиторы - вне этого. Чем больше талантливых коллективов, тем нам лучше – мы сотрудничаем со всеми: пишем музыку к оперным и драматическим спектаклям, пишем балеты и музыку, которую исполняют оркестры.

Мы даже пишем геральдическую музыку. Напомню, гимн республики написал выдающийся композитор Рустем Яхин. Я, например, написал музыку на выход президента.

- На выход президента пишется и звучит отдельная музыка?!

- Да! Просто люди не знают об этом. Когда Владимир Путин, будучи президентом России, приезжал в Казань, меня попросили написать музыку к фейерверку, посвященному Дню республики. И на выход Дмитрия Медведева писал музыку.

«КПД КОМПОЗИТОРСКОГО ТРУДА ПОВЫШАЮТ… КОМПЬЮТЕРЫ»

- Среди нынешнего поколения молодых композиторов есть достойные?

- Когда в 90-е годы было время хаоса, когда всё рушилось, композиторы перестали писать. Хотя и говорят, что творцы должны быть голодными… Композиторам пришлось выживать – у всех же семья. В то время министром культуры был Ильдус Габрахманович Тарханов, он спрашивает – почему же не пишут композиторы? Тогда мы решили провести фестиваль, и композиторы начали сочинять! Потому что появился стимул, какой-то интерес. Ведь у нас здоровая конкуренция тоже есть.

Конечно, большие фестивали, концерты дают стимул для развития. Мы принимаем участие в различных фестивалях, в том числе международных, и надо сказать, уровень наших композиторов и музыкантов довольно высокий – они в хвосте не плетутся. У нас хорошая школа.

И каждое новое поколение привносит что-то новое. И это правильно. Тем более, сегодня появились новые технические средства: если раньше композиторы писали все произведения вручную (это такой кропотливый труд!), то теперь есть компьютерные нотные редакторы. И КПД композиторского труда стал гораздо выше.

- Как складывается ситуация с симфоническим проектом «Премьеры cоюза композиторов»? (Эллина).

- Когда был жив руководитель симфонического оркестра РТ Фуат Мансуров, мы два раза в год проводили такие концерты. К сожалению, не всегда звучали лучшие образцы, но это была своеобразная творческая лаборатория: если молодой композитор не услышит свою музыку, не получит «обратную связь», то и не будет стремиться написать лучше.

Нынешний руководитель Александр Сладковский попросил «тайм-аут», чтобы поднять уровень оркестра. И уже осенью прошлого года играли произведения некоторых наших композиторов – Луппова, Тимербулатова, Шамсутдиновой, Анисимовой, недавно играли юбилейный концерт Любовского.

Проект будет продолжен под новым названием – «Новая музыка композиторов Татарстана», и первый концерт состоится в ноябре этого года в большом концертном зале. Мы надеемся, что этот проект тоже станет традиционным.

kalimullin-4.jpg
«У меня большая мечта – восстановить инструменты, которые когда-то были у татарского народа, и создать из них оркестр. Так уже сделали в Китае и Казахстане»

«ОТ ЗДАНИЯ СОЮЗА КОМПОЗИТОРОВ ОСТАВЯТ ТОЛЬКО КАРКАС»

- Здание, где располагается союз композиторов РТ, одно из самых красивых в Казани. Жаль только, что оно в таком плачевном состоянии. Планируется ли реставрация здания? (Ксения Ильина).

- Сейчас в этом здании находятся два союза – композиторов и писателей, которым мы отвели первый этаж на время капитального ремонта их здания. И мы надеемся, что следующим объектом реконструкции будет наше здание.

- В какие сроки это планируется?

- На 2013 год заложили финансирование, и если оно будет подтверждено, это было бы хорошо.

- А каков объем финансирования?

- Я ведь сам не строитель… Хотя лет 12 назад мы сами искали строителей для проведения ремонта - я объявлял неофициальный конкурс. И нашли таких, которые сверх сметы еще сделали комнату для приезжающих из других городов гостей – такую мини-гостиницу…

- Если 12 лет назад вы обошлись ремонтом, то сейчас, наверное, предстоит серьезная реконструкция?

- Да, реконструкция будет серьезной - фактически останется только каркас здания.

- А вы не боитесь, что разрушат, как гостиницу «Казань», а потом скажут – извините – кризис?..

- Но ведь когда реконструировали консерваторию, тоже оставляли один каркас, а консерватория получилась изумительной! И хотя консерватория – федеральный вуз, республика очень помогла в финансировании.

«В ШКОЛАХ ДО СИХ ПОР ЕСТЬ ТРОФЕЙНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ!»

- Мой внук учится в музыкальной школе (не буду называть ее номер, чтобы никого не обидеть). Все инструменты старые! Союз композиторов может повлиять на решение этой проблемы? Интересно, это общая беда или только отдельных школ? (К.Х.Зиганшина).

- Союз композиторов много делает для детей – пишем музыку для детей, проводим детские конкурсы и встречи в школах. И мы знаем проблемы музыкальных школ.

Когда я был членом комиссии по культуре Общественной палаты РТ, я взялся за эту проблему – мы исследовали школы республики. И оказалось, что самое удручающее положение - в Казани. Наверное, потому, что в других городах музыкальных школ мало, и их стараются держать в хорошем состоянии. А в Казани всего много, и руки не доходят. В музыкальных школах до сих пор есть трофейные инструменты!

Мы о проблеме рассказывали и по телевидению, и через прессу. И даже составили смету - на Казань достаточно порядка 30 миллионов рублей, чтобы капитально обновить парк инструментов музыкальных школ. Даже можно провести эту работу поэтапно, в течение, допустим, трех лет.

- Вы сказали, что рассказывали об этой проблеме через СМИ, а к властям апеллировали?

- Конечно! Мы надеемся, что и до музыкальных школ очередь дойдет… В других регионах уже привыкли, что в Татарстане - все самое передовое. И когда они узнают, что в некоторых музыкальных школах Казани такое удручающее положение дел, очень удивляются.

«НЕ ТАКАЯ БОЛЬШАЯ ЖИЗНЬ, ЧТОБЫ ВЫБИРАТЬ, КОГДА ТВОРИТЬ…»

- Древние китайцы утверждали: «Если в государстве хорошая музыка - государство процветает. Если музыка дурная - государство гибнет». Что в нашей музыке не правильно, что мы так живем? (Валерий Мирошников).

- Увязывать музыку и жизнь общества можно на словах, а в реальности не всегда так получается… Взять хотя бы Европу, где жили выдающиеся композиторы – Бах, Бетховен, Шуберт, Вагнер, Мендельсон, Моцарт. А ведь они творили не в самые лучшие времена!

У нас в республике много достойных произведений и творцов в разных жанрах искусства – гордиться надо!

- А вы как считаете, наше «время перемен» способствует творчеству?

- У человека не такая большая жизнь, чтобы выбирать, когда творить… Совсем недавно европейские страны процветали, а сегодня там кризис. Или мы - 20 лет назад не знали, как выживать, а сейчас, вроде, поднялись, уровень жизни улучшился. И о культуре стали думать.

Другой вопрос – мы должны двигаться вперед, а не ждать, как рыбак ждет погоду для клева… В свое время я стажировался в Германии, Голландии, и всё, чему научился, стараюсь передать своим коллегам. Мы всегда должны высоко держать планку, если хотим быть впереди.

Композиторы должны выезжать в другие страны, видеть мир. Кстати, в советское время об этом думали. Союз композиторов СССР организовывал поездки во многие страны мира. Мы выезжали просто за смешные деньги и в Лондон, и во Францию, и в Индию, и в Сирию. Представляете, в Индии мы жили почти месяц, посетили 11 крупных городов, увидели древнейшую культуру. Помню, я тогда влюбился в ситар, индийский старинный музыкальный инструмент. Это и есть двигатель прогресса.

В этом отношении молодцы казахи – куда бы я ни приехал, везде можно их встретить. А потом они возвращаются на родину и двигают свою культуру вперед. Правда, есть опасность, что, уехав учиться за рубеж, многие там и остаются. Но эту ситуацию надо отрегулировать – если человек получил образование за государственный счет, то должен отработать.

«НАРОД НАЧИНАЕТ ПОНИМАТЬ, ЧТО ЖИВАЯ-ТО МУЗЫКА ЛУЧШЕ!»

- Как вы считаете, является ли прогрессивное развитие компьютерных технологий благом для музыкального искусства? (Лакомкина Наталья Рашидовна)

- Здесь две стороны медали: одно дело, когда просто пишут песенки на синтезаторе, зачастую даже не зная ноты; и другое – когда техника является подспорьем для серьезного композитора, который пропускает всё через себя, а не через компьютер.

Есть и отдельное направление - электронная музыка. Я считаю, пока единственный, кто профессионально работает в этом жанре, это мой бывший студент Радик Салимов. Я хотел бы, чтобы эта школа в Казани была тоже развита, потому что электронная музыка создает определенные образы, состояние. Например, музыка к фильмам. И этим тоже надо уметь владеть.

- Музыку пишут все, у современного композитора 600 - 700 песен, текст без смысла, музыка - почти одна и та же: раскрутят, хитом станет. Почему так происходит? Деньги превосходят духовное богатство? (Рашит)

- Очень хороший вопрос! Но смотря как к нему подойти… Сейчас производство песен поставлено на поток. Раньше и певцов было гораздо меньше - мы их всех знали в лицо. Раньше были художественные советы, которые мы все ругали. Но был отбор текстов, музыки, исполнителей. Для гастролей артистов разрабатывались маршруты по всей стране.

А сейчас все происходит по-другому, все поставлено на поток. И те люди, которые этим занимаются, не думают, что что-то останется потомкам. Их это не волнует! Они пишут только то, что сиюминутно востребовано.

Конечно, в переходные периоды такое бывает, и этого не избежать. Но потом народ начинает понимать, что живая-то музыка лучше! За рубежом уже давно запретили выступать под фонограмму, а у нас пока еще продолжают. Но я считаю, что уважающие себя музыканты и певцы не должны унижаться таким образом. Если уж назвался груздем, то отрабатывай по полной…

«А НАЧИНАЛ Я С КУКОЛЬНОГО ТЕАТРА…»

- Любой творческий человек, особенно сочиняющий музыку, для нас, простых смертных – загадка. Расскажите о себе – когда и как вы поняли, что ваше призвание – писать музыку? (Хайруллина Гузель).

- В музыку я пришел не так рано, как это делают сейчас. А начинал я с кукольного театра - к нам в школу пришла руководитель кружка из дома пионеров и пригласила нас. Пошли-то многие, а остался я один. И мне это нравилось. У нас даже гастроли были по школам района, а сам я из Зеленодольска.

И однажды, в доме пионеров я заглянул в большой класс, где в ряд выстроились разные музыкальные инструменты. Мне было так интересно, что стал регулярно туда заглядывать. На меня обратил внимание педагог, который там работал. И таким образом я оказался в музыке.

В 13 лет самостоятельно, без родителей, сдав экзамены, поступил в музыкальную школу. Так начиналась моя музыкальная карьера. Музыкальную школу я окончил как кларнетист, музыкальное училище – как баянист, но всегда параллельно занимался и на других инструментах. Играл в оркестре на домбре, на кларнете, саксофоне, на ударных. В армии руководил хором. Всё это мне пригодилось в моей будущей профессии.

Я очень любил импровизировать. Однажды в училище педагог дала задание написать мелодию. Послушав мою мелодию, она сказала, что у меня к сочинительству есть данные, и мне надо в этом направлении заниматься. Я сначала сопротивлялся, но потом сам не заметил, как втянулся в написание музыки… И теперь это моя жизнь. Может быть, я мог бы быть более состоятельным, если бы ушел в бизнес, как некоторые мои друзья. Но сегодня они завидуют моей профессии.

«КРЕСТНЫМ ОТЦОМ» КОЛЛЕКЦИИ СТАЛ РЕНАТ ИБРАГИМОВ»

- Знаю, что вы коллекционируете музыкальные инструменты. А как всё началось? И какие инструменты вы считаете самыми уникальными в своей коллекции? (Айрат).

- Музыкальные инструменты меня всегда интересовали, но я не думал, что буду их собирать. Самое первое мое впечатление от инструмента - из детского сада. Как-то я один оказался в музыкальной комнате, открыл крышку рояля и начал пальчиком нажимать на клавиши. Стали издаваться какие-то волшебные звуки – я был поражен!

А что касается моей коллекции, то история такая. Когда я еще был молодым композитором, мне нужно было написать музыку к фильму о путешественнике Ибн Фадлане. И когда мне нужно было изображать казахскую музыку, потребовалась домбра. И вдруг звонок в дверь – пришел Ренат Ибрагимов, для которого в то время я писал музыку. Разговорились. И он говорит, что у него домбра есть - кто-то подарил. Он мне ее «передарил». И с этого у меня началась коллекция.

- Значит, «крестным отцом» вашей коллекции был Ренат Ибрагимов?

- Совершенно верно! А когда я был в Индии, услышал ситар. Я был в шоке! И понял, что без него я не уеду. Буквально перед отъездом мы зашли в магазин музыкальных инструментов, я увидел ситар потрясающей красоты! Но ведь в то время валюты меняли очень мало – только на карманные расходы…

Я считаю, что ситар – король азиатской музыки, а скрипка – королева европейской. Ведь лучшие музыкальные инструменты были придуманы именно на Востоке, а в Европе только усовершенствованы великими мастерами.

- И что же – удалось вам заполучить ситар?

- Денег у меня было мало, но я сбегал в автобус и взял все, что у меня с собой было, – фотоаппарат, электробритву, джинсовый костюм. Принес в магазин и говорю – у меня больше ничего нет... Короче, уговорил я его. Сегодня этот инструмент находится в нашем Национальном музее, потому что требует особых условий содержания.

…Однажды в Египте увидел в магазине потрясающей красоты уд – он валялся на полу. Уд – это струнный инструмент, который в Европе известен под названием лютня. Продавец, увидев мой интерес, сразу взвинтил цену…

«У МЕНЯ МНОГО ЭКЗОТИЧЕСКИХ ИНСТРУМЕНТОВ»

- Сколько инструментов в вашей коллекции?

- Боюсь ошибиться. Наверное, 200-300.

- А какой инструмент самый экзотический?

- У меня много экзотических инструментов. Я и выставку делал в Эрмитаж-центре Казанского кремля – желающих посмотреть было много. Если еще раз попросят - обязательно пойду навстречу, потому что считаю, что люди должны видеть прекрасное.

У меня есть инструменты, которым по 200-300 лет. Например, тибетский горн XVIII века.

Когда уже есть коллекция, она, как магнит, притягивает все новые и новые инструменты. Недавно мне привезли древние уйгурские инструменты. А уйгурский народ по языку, по культуре очень близок к татарам. Значит, у нас тоже такие инструменты были. У меня большая мечта – восстановить инструменты, которые когда-то были у татарского народа, и создать из них оркестр. Так уже сделали в Китае и Казахстане.

- У вас 200-300 инструментов. А вы на них играете?

- На многих играю – на духовых, на ударных. У меня есть азиатские, африканские, латиноамериканские, австралийские инструменты. Например, диджериду – один из самых древнейших музыкальных инструментов. Я даже иногда на концертах играю на этих инструментах. У меня и сочинения написаны для них… Я с инструментами разговариваю, как с живыми существами. Они вдохновляют меня.

- Любимые инструменты у вас есть. А среди собственных произведений есть любимые?

- Произведения - как дети. А разве можно какого-то ребенка любить больше, а другого меньше? Одни произведения «выстреливают» быстрее и становятся популярными, а другие ждут своего часа для исполнения. Например, Симфонические фрески, концерт для фортепиано, концерт для трубы, виолончели, симфонии – вторая и третья.

Премьера Второй симфонии состоялась в Петербурге. Бывают премьеры за рубежом. Недавно состоялась премьера Концерта для флейты в исполнении молодой флейтистки Алии Водовозовой. Я считаю, что она будет флейтисткой первого эшелона. И таких музыкантов надо поддерживать. Я со своей стороны дал ей возможность «выйти в свет». Это же наше национальное достояние! Чем больше будут знать представителей нашего народа, тем уважительнее к нам будут относиться.

kalimullin-5.jpg
«К сожалению, композиторы детскую музыку пишут не так часто, как хотелось бы»

«К ЮБИЛЕЮ Я СДЕЛАЛ СЕБЕ ПОДАРОК – ЗАВЕРШИЛ ДЕТСКИЙ СБОРНИК»

- Рашид Фагимович, 6 мая у вас – юбилей, исполняется 55 лет. Как планируете отметить?

- В Казани я не буду делать свой юбилейный концерт, потому что считаю, являясь руководителем организации, не имею права злоупотреблять своим положением. Тем более что 55 лет - это для меня не юбилей.

Я не возражаю, когда мою музыку хотят исполнять. Например, на днях я вернулся из турне по городам России, где исполнялись мои крупные симфонические произведения. И это была не моя воля, а тех оркестров, которые хотят играть мою музыку. Во многих городах у меня есть свои фанаты. Но ведь есть еще такое понятие – «нет пророка в своем Отечестве»... Дома ты примелькался, к тебе привыкли. Я ведь и по кабинетам хожу как чиновник…

Но к юбилею я сделал себе подарок – завершил детский сборник для фортепиано из 35 пьес, посвященных Универсиаде. Сборник называется «Казань любимая», и он подразделяется на два раздела – «Казань спортивная» и «Казань культурная». В нем я решил популяризировать наши спортивные достижения. Есть пьесы, посвященные велогонкам, авторалли «Париж – Дакар», «УНИКС победит», «Ак Барс – чемпион». В разделе «Казань культурная» пьесы посвящены известным местам нашего города и республики - «Птицы летят над Кремлем», «Кул-Шариф», «Раифский монастырь».

Я написал этот сборник на одном дыхании, показал его одному из профессоров казанской консерватории. Она сказала, что это очень своевременно – детям надо давать что-то новое. К сожалению, композиторы детскую музыку пишут не так часто, как хотелось бы.

Когда я писал эту музыку, буквально превратился в ребенка! Теперь важно издать сборник и распространять не только в нашей республике. Мне кажется, этот музыкальный сборник будет способствовать развитию интереса к нашей республике, к городу Казани.

Вот такой подарок я сам себе сделал…

- Рашид Фагимович, спасибо за очень интересный разговор. Поздравляем вас с днем рождения, и пусть вдохновение никогда не покидает вас!

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    6.05.2012 11:42

    Очень здорово!

  • Анонимно
    6.05.2012 17:11

    из 1 000 000 комбиниций звуков 5% гармония и мелодия, остальное набор звуков.

  • Анонимно
    7.05.2012 01:26

    Построили же большое здание на Лобачевского - во дворе СК, кому оно принадлежит и как что получил за это СК - вопрос.

  • N.
    7.05.2012 07:34

    Наверное, именно такие профессионалы, работающие без праздников и выходных, и вносят реальный вклад в развитие нашего общества. таких людей немного. спасибо им!хочется пожелать, чтобы, несмотря на свои порывы к творчеству, у них всегда оставалось время на самих себя и самых близких людей!

  • Анонимно
    8.05.2012 09:21

    Уважаемый Рашид Фагимович! Было бы здорово организовать интернет радио- на котором транслировалась музыка татарстанских композиторов, передачи об их жизни и творчестве. Освещались деятельность Казанской консерватории, филармонии и т. д. Думаю, такое радио можно было бы организовать, например, на основе уже известного многим Radio Tatarica М. Шамсутдиновой. Radio Tatarica можно послушать здесь http://guzei.com/online_radio/list/54_0.html

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль