Персона 
30.09.2013

Феликс Маркман, «АБАК»: «Я позволил себе не любить Apple»

- Феликс Нухимович, у вашего холдинга несколько направлений работы, и в разные периоды существования преобладали разные направления. Какое направление преобладает в компании сегодня?

- Сегодня преобладает системная интеграция, хотя мы продолжаем продавать оргтехнику – компьютеры, копировальную технику. Также мы занимаемся полиграфией, у нас достаточно мощная типография. Вообще, мы создавали свою компанию с партнерами, надеясь разрабатывать бухгалтерские программы, но в итоге жизнь вывела нас на упомянутые направления.

- А чем конкретно занимаетесь в системной интеграции?

- «АБАК» предлагает корпоративные решения и услуги по всем IТ-напрaвлениям, в том числе программные решения, решения на базе серверного оборудования и систем хранения данных, решения по виртуализации, телекоммуникационные решения. Все, что связано с производством и созданием информационных сетей в зданиях и сооружениях. Это собственно проектирование, разработка и реализация единых систем.

- Сегодня много говорится о системе «умный дом». Вы соприкасаетесь как-либо с этой темой?

- Разумеется. У нас были задачи по проектированию и инсталляции систем типа «умный дом», есть и перспективные наработки. Несколько систем, спроектированных и выполненных нашей компанией живут жизнью своих счастливых владельцев.

- У вас был опыт создания таких домов?

- Как я уже сказал, несколько проектов наша компания уже сдала. Выполненные системы предоставляют практически весь комплекс обеспечения удобств от интеллектуального управления климатикой и освещением, до мультимедийных решений и обеспечения связи, а также некоторые решения в области безопасности, связанные единой системой управления, способной решать очень широкий круг задач, причем без непосредственного участия пользователей. Например, делали так, чтобы не просто работала система видеонаблюдения, а работала только на движение. Камеры отдыхают и включаются только на движущийся объект. Было так, что человек хотел дистанционно с сотового телефона контролировать работу в его компании. И камеры передают ему всю информацию на телефон или планшет, даже если он находится за границей.

- Какие компании являются лидерами в IT-отрасли сегодня в Татарстане? Как оцениваете свою позицию?

- На рынке всем известны лидеры. Это ICL, «АБАК», «Форт Диалог», «МЭЛТ», «Центр», «Татинком». Госзаказ, конечно, играет существенную роль, потому что основной покупатель запчастей для техники и самой оргтехники – это государственные организации. Но у нас нет никаких преференций, мы ни с кем не аффилированы, поэтому сами боремся на чисто рыночных условиях за заказы.

ПОИСК ИНФОРМАЦИИ АКТУАЛИЗИРУЕТСЯ

- Вы сказали, что следите за развитием компьютерной техники. На ваш взгляд, что с ней произойдет дальше? Как трансформируется?

- Давать прогнозы в такой сфере очень сложно, потому что еще 15 лет назад никто не мог представить, во что превратятся сотовые телефоны. Я хорошо помню, когда презентовали первый сотовый телефон: «железяка» весом один килограмм, которая не лезла ни в один карман. А сейчас смартфон позволяет и читать почту, и выходить в интернет, и смотреть кино.

Что касается компьютеров, то, наверное, появятся какие-то обобщенные информационные системы, что-то среднее между телефоном, телевизором, компьютером. В офисе это будет большой настольный экран-моноблок, появится управление голосом. Телефоны уже работают с голосовым управлением, поэтому думаю, что в ближайшие два-три года это будет внедрено и в компьютеры. Сложно до конца представить, что будет в эволюции компьютеров.

- Сколько лет даете персональным компьютерам на жизнь в их классическом виде?

- Еще 10 лет точно. Дело в том, что есть не только высокоразвитые города, но и периферия, маленькие города. Хотя и там уже идет движение к ноутбукам. Сегодня продажи ноутбуков уже сравнялись с продажами стационарных компьютеров.

- Как, на ваш взгляд, будет дальше развиваться система видеосвязи?

- У нас сейчас есть еще одно направление: мы помогаем большим компаниям в области управления проектами. Скажем, одна компания прокладывала под Камой трубопровод. Чтобы доехать с одной стороны реки на другую и увидеть, как идут работы, надо было сделать крюк в 100 километров. Сначала мы организовали передачу фотофиксации происходящего на обоих берегах, потом и видеотрансляцию. То есть заказчик видел, как идет работа на объекте. Такие вещи очень полезны на больших стройках. Это пример развития видеосвязи.

- Вы сказали, что мир движется к голосовому управлению. А есть ли ноу-хау в области семантики? Например, до сих пор, чтобы найти необходимый кусок в видео, надо его полностью прокрутить.

- Года два назад я читал о том, что кто-то пытается создать систему, которая ведет автоматический поиск. А не как сейчас, когда поисковик выдает вам много ссылок, и вы ищете информацию по каждой из них. Тогда у ребят ничего не получилось, но, думаю, что такие системы будут. Количество информации растет в интернете по экспоненте, и растет также и количество недостоверной информации, и сейчас все идет к тому, чтобы поиск информации был более актуализированным.

IMG_8339.jpg
«Надо увеличить долю малого бизнеса, изменить к нему отношение. У нас 9 из 10 выпускников хотят стать чиновниками и работать в «Роснефти» и «Газпроме», и совершенно не хотят заниматься собственным бизнесом»

- Одно из направлений российских компаний – попытка работать на иностранцев через офшорное программирование. Насколько актуально это направление? Удалось ли России занять какую-то нишу в мире по этому направлению?

- Это все покрыто мраком неизвестности. Я лишь знаю, что очень многие работают из России на иностранные компании. У нас была такая задумка, но не удалось – сказывается отсутствие навыков работы российских программистов в составе больших коллективов на удаленном расстоянии. Пока российские программисты не очень удачно работают в больших коллективах. У российских выпускников технических вузов есть мощная математическая подготовка (ну, или была). Есть еще один нюанс – надо знать язык, а по крайней мере в СССР нас никто не учил языкам.

В КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЕ НУЖНЫ IT-РЕШЕНИЯ

- Вы упомянули, что хотели разрабатывать бухгалтерские программы и сейчас сотрудничаете с 1С и другими компаниями. Не появляется ли желание создать свой продукт?

- У меня был опыт: около 30 лет назад мы пытались делать свой продукт, и я понял, насколько это сложно. Дело в том, что серьезный, хороший продукт создается очень большим коллективом специалистов, и это долговременная работа. Мы не ставим для себя такой задачи. Это десятки тысяч часов работы.

- Кто сегодня лидер на рынке бухгалтерии, ПО для предприятий?

- Конечно, 1С. Они создали продукт, который чем-то напоминает Lego: его можно складывать так, как тебе нужно. Конечно, есть свои сложности внедрения его на предприятии, но начальный уровень могут внедрить и один-два человека. Кроме этого, у компании очень грамотная реклама. Нет практически ни одного компьютерного издания, в котором бы не разместилась реклама 1С.

К примеру, есть фирма «Галактика» (российско-белорусское предприятие). Лет 8 - 10 назад мы внедряли ее системы на предприятиях. В свое время эта система нам нравилась больше, чем 1С, потому что тогда 1С была для нас мелковата. Тогда у обеих компаний были одинаковые обороты, а сейчас у «Галактики» прежний оборот, а у 1С – увеличился в 20 или 25 раз. 1С растет опережающими темпами и захватывает рынок. Если начинала компания с малых предприятий, то сейчас выходит на большие. 1С двигается к созданию ERP-систем.

- Сможет ли 1С стать конкурентом лидеру ERP-систем - SAP?

- Как нам трудно конкурировать с 1С, так и 1С трудно конкурировать с SAP. SAP – это тысячи программистов и внедрений по всему миру, и был разработан для крупных предприятий, а затем пошел вниз. Система эта очень дорогая, но работает безупречно. Наверное, проблема всех российских продуктов – это то, что они не до конца отлажены. Это идет еще со студенческой скамьи, потому что в нашей стране не учат работать в коллективах. В России все индивидуалисты. SAP в Татарстане установлен в «Татнефти», КАМАЗе, «Таттелекоме» и во многих других компаниях.

- Насколько для конкурентной борьбы бизнесу необходимы такие IТ-решения?

- Внедрение таких систем дает выигрыш в несколько процентов. Эти проценты критически важны на высоко конкурентных рынках. Чем более будет конкурентная среда в России, тем больше будет потребность в таких решениях.

- Вы сказали, что самый крупный заказчик в сфере IT – это государство. Сейчас государство запускает новый проект – «Иннополис». У него есть будущее? Как думаете, реально ли собрать большое количество программистов в некий IT-рай?

- Раем этот город не будет никогда. Вообще, Иннополис – это очень полезно. Всей стране очень не хватает программистов. Программирование, я считаю, – это более искусство, нежели ремесло. Microsoft для своих ведущих специалистов разрешает в своих кабинетах делать все что угодно. То есть творческих личностей ограничивать не стоит.

Если в Иннополисе удастся создать приятные условия для программистов, то проект удастся. Важно, чтобы люди не уезжали. Сначала они уезжали из Казани в Москву. Например, из АБАКа уехали примерно три десятка человек. А теперь уезжают за границу. Сохранить на месте своих было бы полезно, а потом, возможно, и иностранцы потянутся. Я, конечно, не верю, что удастся собрать 150 тысяч человек, но даже поселить 10 тысяч человек было бы неплохо. Дело в том, что когда люди одного уровня общаются между собой, то рождаются новые идеи.

IMG_8350.jpg
«АБАК» развивается с 1990 года

- По-вашему, правильно, когда самый крупный потребитель IT-услуг – государство?

- У нас государственно ориентированная экономика, и вообще кроме государственных предприятий у нас ничего нет. То, что называется ОАО или ЗАО, мы же понимаем, что это государственные предприятия. Если в развитых странах 60 - 65 процентов – это малый бизнес, тогда, конечно, он основной заказчик. А если у нас 95 процентов – государственные предприятия, то, конечно, они и заказчики. Поскольку государство у нас не ориентируется на малый и средний бизнес, то и основной заказчик у нас сегодня – государство. Надо увеличить долю малого бизнеса, изменить к нему отношение. У нас 9 из 10 выпускников хотят стать чиновниками и работать в «Роснефти» и «Газпроме», и совершенно не хотят заниматься собственным бизнесом.

IT-ТЕХНОЛОГИИ МЕНЯЮТСЯ КАЖДЫЕ ПОЛГОДА

- Выделяется ли Россия на фоне остального мира? Есть ли у нас своя ниша в мировом IT-сообществе?

- Опять же, это использование тех сильных сторон, которые у нас уже были. Сегодня говорят, например, о Корее, а в России уже 100 лет назад были академики, ученые. В азиатских странах вообще не было образования. Поэтому, конечно, в России есть основа. Она, к сожалению, потихоньку размывается, потому что у нас не ценятся люди с образованием и мозгами. У нас ценятся экономисты, юристы, маркетологи.

Программирование – это индивидуальная работа, но надо уметь складывать свои кирпичики в общее здание. Общий проект должен быть сделан многими людьми, и в этом сложность. Как раз этому и надо учить в университетах.

Вообще у человека должно быть непрерывное образование. В этой части у советского образования был минус: ты закончил вуз, и больше ты ничему не учишься. Вы же видите, как все быстро меняется. Все, что связано с IT-технологиями, меняется каждые полгода, даже я бы сказал, непрерывно.

- Вы упомянули сильное советское образование, математическую школу. Каковая сегодняшняя действительность? Как можете описать портрет среднестатистического российского программиста?

- Это человек, который с детства увлекается электронными игрушками, электронными (компьютерными) играми, которому затем нравится программировать, который смог на начальном этапе создать, например, какую-то игру, несложную программу. Это, скорее, самоучка, чем продукт системы. Тот же Билл Гейтс не имел образования, и диплом ему вручили несколько лет назад. Все зависит от склада ума.

IMG_8341.jpg
«Программирование – это более искусство, нежели ремесло. Microsoft для своих ведущих специалистов разрешает в своих кабинетах делать все что угодно. То есть творческих личностей ограничивать не стоит»

- Как спасти образование?

- Очень многое зависит от СМИ. Если будет упор на то, чтобы показать, что нормальный человек закончил университет и необязательно работает в «Газпроме», аудитория прислушается. Дело в том, что компьютерный бизнес не только в Татарстане, но и во всей России, очень конкурентный, где работают в основном люди, закончившие советские вузы. Они ничего не приватизировали, не сидят на трубе, это положительные примеры.

КРИЗИС ДАЕТ НОВЫЙ ТОЛЧОК

- В 2011 году ваша компания, по оценке федерального проекта CRN, входила в число 25 лучших региональных IT-компаний России. Как изменилась ситуация спустя два года? Как вообще Татарстан смотрится на фоне других регионов?

- Журнал CRN составляет такой рейтинг каждые два года. Как раз на днях нас поздравили: мы снова вошли в 25 лучших региональных IT-компаний России 2013 года. Все великие российские интеграторы, как и мы, начинали деятельность в 1990 - 1991 годы, но только они в Москве, а мы в Казани.

Татарстану очень повезло, что здесь был Николай Никифоров (экс-министр связи РТ, а ныне министр связи и массовых коммуникаций РФ), который разработал электронное правительство и тому подобные вещи. IT – это инструмент, и программа не самоцель, она должна помочь человеку в быту, предпринимателю – в бизнесе. Сейчас можно оплатить штрафы ГИБДД, коммунальные услуги, не выходя из дома, и это еще больше привлекает внимание к использованию электронных услуг. Электронное правительство продвигается и в другие регионы.

- Расскажите об этапах становления вашей компании.

- Первый этап: мы собрались впятером и пытались разрабатывать программы. Потом занялись продажей компьютеров. Принципиальным моментом стал переезд в офис в 1995 году на улице Ершова, тогда начался бурный рост, мы сделали хороший сервисный центр. До этого тоже у нас все было, но мы располагались в арендованной однокомнатной квартире.

Полезным моментом было то, что нашу компанию привлекли к интеграционным процессам. Это 1997 - 1998 годы. Кризис не очень на нас сказался, и персонал мы не сокращали. Все наши клиенты с нами в итоге расплатились. Объемы упали по всей России, но мы ничего не потеряли. До кризиса мы продавали зарубежную бумагу, а в кризис начали покупать российскую бумагу в рулонах и резать ее. У нас до сих пор есть производство, продаем российскую бумагу, она в разы дешевле. По этому пути пошли многие предприятия. Кризис дает новый толчок, и мы это пережили. В 2010 году мы построили собственное офисное здание.

Основные наши направления: поставки компьютеров и оргтехники корпоративным заказчикам, системная интеграция. Интеграция составляет около 40 процентов, корпоративные поставки «железа» – 30 процентов, сервисное обслуживание и услуги типографии – 30 процентов. Много внимания уделяем сервисному обслуживанию. Люди сегодня приходят к пониманию того, что такое услуги, поэтому «АБАК» активно развивает сервисное направление. Мы, например, предлагаем и такую услугу: вы покупаете у нас не копировальный аппарат, а платите за отпечатанный лист. Мы ставим аппарат за свои деньги, а вы печатаете, сколько вам нужно, и платите только за количество страниц.

- Вы преимущественно работаете в Татарстане?

- В основном мы работаем в Татарстане, Марий Эл, понемногу в регионе Поволжья.

IMG_8346.jpg
«У человека должно быть непрерывное образование. Все, что связано с IT-технологиями, меняется каждые полгода, даже, я бы сказал, непрерывно»

- Почему выбрали для своей компании такое название?

- Абак – это древние счеты. Я прочитал книгу «От абака до компьютера», и мне это название очень понравилось.

- Какой заказ за время работы запомнился вам больше всего? Чем вы больше всего гордитесь?

- Компания существует уже 23 года, и в каждый момент времени были свои запоминающиеся моменты. Например, в 2010 году у нас был очень важный заказ: мы поставляли компьютеры – 3,7 тысячи – в школы Татарстана. Важными были заказы, связанные с Универсиадой. Так, мы обслуживали открытие и закрытие Игр на стадионе «Казань-Арена», с нами был заключен договор на обслуживание всей техники на год.

На Универсиаде мы обслуживали компьютерные сети, серверные. Мы вели мониторинг, чтобы не было сбоев. В итоге для внешнего зрителя все прошло хорошо, но были, конечно, и проблемы.

- За счет чего удается получать заказы?

- Во-первых, все-таки опыт – более 20 лет работы на рынке. Второе – профессиональная команда. Мы с первого дня сделали упор на обучение сотрудников. Кроме того, у нас лучший сервисный центр чуть ли не во всем Поволжье, и это признают все.

- Какие еще собственные проекты у вас были?

- Универсиадские объекты: центр волейбола, центр бокса, тенниса. Хорошим проектом было новое здание МВД, в котором мы сделали слаботочную начинку.

СОТРУДНИЧАЕМ С XEROX С 1992 ГОДА

- Как появлялось компьютерное направление в вашей компании?

- «АБАК» был создан в 1991 году, а в 1990 году мы работали в коммерческой структуре, и привезли первые 100 персональных компьютеров в республику. Когда создавалась компания, мы не собирались ничего продавать, а собирались заниматься бухгалтерскими программами (и тому подобное). Когда выяснилось, что нужны персональные компьютеры, начали их покупать. Потом появилось направление копировальной техники, и здесь очень большую поддержку нам оказала фирма Xerox. Мы сотрудничаем с Xerox с 1992 года и по настоящий момент являемся их премиум-партнером. Компания сразу взяла курс на обучение специалистов. Также сотрудников обучает Hewlett-Packard. Знание предмета, знание технологий зарубежных фирм очень помогали, особенно в начальный период.

В 1997 году мы занялись инженерией. Мы получили заказ сделать компьютерную сеть в старом дворце спорта, а генподрядчик захотел, чтобы одна фирма сделала все: охрану, пожарную систему. Мы подумали и решили, что все сделаем сами. С этого периода и начали работать в области системной интеграции.

IMG_8333.jpg
«IT – это инструмент, и программа не самоцель, она должна помочь человеку в быту, предпринимателю – в бизнесе»

- Расскажите подробнее о системе голосования в Госсовете РТ, которую внедряла ваша компания.

- Мы реализовали этот проект совместно с еще одной фирмой: оборудовали зал голосования. Это было не очень сложное решение, и оно работает до сих пор.

- Расскажите о направлении полиграфии. Что происходит в этой нише? Недавно «Татмедиа» приобрела для «Идель-Пресс» новую печатную машину, с помощью которой хочет выйти на российский рынок. Есть вообще шанс у Татарстана стать центром полиграфии для всей страны?

- Купить очень хорошую технику – это еще не значит получить для нее заказ. До кризиса 2008 года мы у себя в типографии печатали примерно 20 наименований журналов в месяц. Потом количество журналов уменьшилось, а потом они вообще начали уходить, объясняя это тем, что дешевле печатать в Китае. Если будет мощная техника, которая позволит снизить себестоимость печати, то можно и в Казани печатать что угодно.

Мы позиционируем себя как центр оперативной печати, и не гонимся за большими тиражами. Если клиенту нужно напечатать 100 экземпляров книжки, никакой «Идель-Пресс» или другая большая типография за это не возьмется, а мы это сделаем. Понятно, что напечатать 10 тысяч экземпляров будет еще дешевле. Если кто-то вложит деньги в хорошее оборудование, маркетинг, то это возможно. Альтернативу Китаю сложно будет создать, потому что там люди работают за 100 долларов в месяц. Речь же идет об инвестициях в размере десятков миллионов долларов. Большие офсетные машины очень дорогие, даже у нас основная машина стоит миллион евро. При этом каждые три-пять лет надо обновлять оборудование.

- Помните, когда в Казани появился первый ксерокс?

- Первые копировальные аппараты поставлялись со Старой площади только в обком партии еще в советские времена. Нормальные копировальные аппараты были только в обкоме на площади Свободы. Нас учил единственный в Татарстане специалист по этим аппаратам.

Мы привезли в 1991 году один из первых копировальных аппаратов и поставили его, если не ошибаюсь, в кабинет министров. Тогда мы как раз и осознали, что нужно обучать инженеров. Аппарат сломался уже через неделю, а запчастей не было. С 1992 года мы непрерывно учим инженеров ремонту техники, потому что сломаться может абсолютно все.

- Сейчас, наверное, в каждой маленькой компании есть ксерокс. А у вас есть отдельное направление – копировальные центры. Нет ли некого противоречия? Какую нишу занимают сегодня эти копировальные центры?

- Когда ездил за границу, видел, что копировальные центры есть всюду. В Токио меня потрясло, что копировальные центры работают круглосуточно. Очень много копировальных центров есть в Англии, Германии, Чехии. У них есть также услуга, которая стоит дешевле, когда клиент сам встает за аппарат и делает себе копии. Думаю, что в зарубежных офисах не меньше копировальной техники, чем в России. Тем не менее там это все живет.

У нас вообще не было идеи создавать это направление. Но однажды заказчик вернул нам проданный сломанный аппарат и попросил новый. Наш инженер отремонтировал аппарат, и мы поставили его у себя. Наверняка первые копировальные центры в Казани в 1993 году были абаковские, других не было. А к идее центра оперативной печати мы уже пришли к 1996 году. Постепенно мы оснастили наши копировальные центры инженерными системами. Они нужны, например, при печати больших чертежей.

Все это рентабельно при больших объемах. Купить аппарат и делать две копии в день нет смысла. Мировой опыт, таким образом, показывает, что эта ниша есть и ею надо заниматься. Сейчас в Казани очень много копировальных центров.

В ЛУЧШИЕ ВРЕМЕНА СОБИРАЛИ ДО 8 ТЫС. КОМПЬЮТЕРОВ В ГОД

- Одно из направлений работы вашей компании – выпуск компьютеров собственной сборки. Продолжается ли сейчас эта практика? Рентабельно ли это?

- Мы продолжаем это делать. Дело в том, что собственная сборка все равно получается дешевле, чем при покупке. Естественно, мы должны гарантировать заказчику качество, и своим клиентам мы даем два года гарантии. Это рентабельно. Заказчики – от небольших частных компаний до госструктур.

Сейчас мы собираем немного – 200 - 250 компьютеров в месяц. В лучшие времена собирали до 7 - 8 тысяч компьютеров в год.

IMG_8357.jpg
«Заказчики – от небольших частных компаний до госструктур»

- Есть шанс, что в России когда-нибудь начнут выпускать комплектующие?

- Для этого нужны вложения в размере уже не миллионов, а миллиардов долларов. Вся сборка, особенно дешевых компьютеров, сейчас идет в Китае. Есть разные степени интеграции. Кто-то, например, даже элементы на платы паяет самостоятельно. Но элементы все равно покупаются за рубежом.

- В вашем портфолио среди заказов есть создание ЦОД. Насколько вообще интересно и выгодно это направление, и развито в республике?

- Это очень интересно. У всех на слуху облачные вычисления: то есть вы у себя ничего не храните. Все ваши потребности в программных продуктах находятся в серверах на каком-либо ЦОДе. Но такой ЦОД должен быть очень отказоустойчивым. Там не может пропасть электроэнергия, не может быть плохой интернет, это достаточно сложно. Я читал, что в Европе ЦОДы делают в старых бомбоубежищах, куда заводят кабель в двух электростанций, интернет от трех провайдеров. У нас есть мощные ЦОДы в Новгороде. В Казани таких серьезных центров, которые работали бы на много предприятий, нет.

Мы делали ЦОД для «Казаньоргсинтеза», МВД, различных банков. Но это центры обработки данных только для собственных нужд. А построить крупные очень затратно. Например, один из крупнейших российских интеграторов – компания «КРОК» – построила ЦОД в Подмосковье стоимостью 100 миллионов долларов. ЦОД в Татарстане в IT-парке – шаг к чему-то более серьезному. Важны вложения и надежность инфраструктуры.

- Одно из ваших направлений – работа с антивирусными программами. Почему выбрали «Касперского»?

- Я сторонник того, чтобы ориентироваться на российские разработки. Я считаю, что в компании надо поставлять хотя бы компьютеры российской сборки. Было бы хорошо еще и ставить российские программы. У «Касперского» офис в Америке, и это уже мировая компания.

Защита информации начинает обретать актуальность. Мы даже создали у себя в компании подразделение по защите информации. В России растет количество владельцев интернета, кредитных карт, и, соответственно, становится все больше мошенников. Поэтому защита информации особенно актуальна, к тому же и принят закон о защите персональных данных.

«РАБОТА СОСТОИТ ИЗ СОВЕРШЕННЫХ МЕЛОЧЕЙ»

- Расскажите о себе. Где вы родились, какой вуз окончили?

- Я родился в Киеве и прожил там три месяца. Поскольку отец – военнослужащий, авиаинженер, его перевели сюда. Всю жизнь я прожил в Казани. Я закончил физико-математический лицей №131. До сих пор считаю, что это лучшая школа в Казани. Затем окончил Казанский государственный университет, физический факультет по специальности «радиофизик». После распределения я работал в Казанском научно-исследовательском институте радиоэлектроники. 6 лет я работал просто инженером-радиоэлектроником, был на полигонах. Потом появилась вычислительная техника, и меня привлекли туда. С этого времени – 1976 года – я связан с вычислительной техникой. Я заканчивал работать в институте в 1990 году начальником вычислительного центра.

Началась перестройка, зарплат не было, а мне надо было прокормить двоих детей. Именно поэтому «АБАК» развивается с 1990 года.

- Есть мнение, что в советские времена вычислительные разработки СССР были на уровне американских. Это так?

- Что вы, конечно, нет! Все, что было сделано в вычислительной технике, было скопировано с США. Было два основных направления: направление, которое копировало IBM и разработки министерства радио и промышленности, которые были скопированы с американской компании DEC (Digital Equipment Corporation). Наше отставание было на 5 - 10 лет. Появлялась американская модель, которая копировалась у нас. Все было не так радужно, как кажется сейчас.

Были и проблемы с надежностью. Если американские машины работали, то наши постоянно ломались. Иногда это упиралось в совершенные мелочи. Для удешевления стоимости наши покрывали платы не золотом, а медью, и плата поэтому быстро выходила из строя.

IMG_8336.jpg
«Мы не обманули ни одного своего клиента. Это помогает, без этого у нашей компании не сложился бы положительный имидж»

- Ваше хобби?

- Когда-то очень увлекался путешествиями. Сейчас люблю читать.

- В интервью за 2008 год человеком, который сильно изменил мир информационных технологий, вы назвали Билла Гейтса. Изменилось ли ваше мнение за прошедшие пять лет?

- Нет. Стив Джобс, конечно, яркая фигура, но все-таки более системно подошел Билл Гейтс. Он создал программу Windows, компанию Microsoft, дал возможность понять, что программу надо разрабатывать для тиражируемых изданий. У нас всегда программист делал программу для конкретного заказчика и считал, что все хорошо. А Гейтс создал программу, которая тиражируется миллионами экземпляров.

Я позволил себе не любить Apple. Продукты этой компании очень дорогие. Конечно, интерфейс продуктов Apple дружественный, но компанию уже обогнал, в частности, Samsung и другие производители. В стоимость продуктов Apple заложено слишком много маркетинга.

- Назовите три секрета успеха в бизнесе.

- Надо постоянно учиться. Очень полезно читать. И быть честным. Мне кажется, хотя, возможно, это иллюзия, что мы не обманули ни одного своего клиента. Это помогает, без этого у нашей компании не сложился бы положительный имидж.

Справка

Визитная карточка компании

Группа компаний «АБАК»

Год создания – 1991.
Число сотрудников – более 400.
Специализация – компьютерная техника, системная интеграция, полиграфия, сервисные услуги.
В группу входят ЗАО «АБАК», ООО «АБАК-Софт», ООО «АБАК-Казань» и другие. Оборот компании за 2012 год – около 1 млрд. рублей. Бенефициаром группы считается ее основатель Феликс Маркман.

Визитная карточка руководителя

Феликс Маркман – президент группы компаний «АБАК».
Год и место рождения – 1949 год, Киев.
В 1971 году окончил Казанский государственный университет им. Ульянова-Ленина. Кандидат экономических наук, автор 15 научных трудов.
Карьерный рост:
С 1971 года – инженер, затем начальник отдела Казанского НИИ радиоэлектроники.
С 1990 года – директор центра информатики НПО «Гамма».
С 1991 года – глава компании «АБАК».
С 2010 года – член Общественной палаты РТ третьего созыва.
Семейное положение – женат, двое детей.
Хобби – чтение, путешествия.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    30.09.2013 11:43

    Интересная статья, формирующая представление о казанском IT-рынке.

  • Анонимно
    30.09.2013 13:58

    Очень интересное и познавательное интервью! Спасибо БО, что познакомили с таким замечательным человеком.Дальнейших успехов и процветания "АБАКу" и его президенту Феликсу Маркману!

  • Анонимно
    1.10.2013 09:09

    эти так называемые лидеры индустрии давно уже поделили рынок и маленьким компаниям туда не залезть. у них у каждого заказчика все схвачено.

    • Анонимно
      2.10.2013 11:10

      Так вы же, наверное, молодые, вот и дерзайте! Работайте в команде, а не тяните одеяло на себя, мол,я - самый умный, а мне эти патриархи "места под солнцем" не дают...

    • Анонимно
      2.10.2013 14:03

      брин, джобс, гейтс. им кто не давал? 25 лет назад маркман кстати тоже не сильно старым был :) что вам мешает создать что то уникальное, где бы не было конкуренции?

  • Анонимно
    3.10.2013 14:18

    Голос из прошлого. И видение отстающие на 10 лет.

    • Анонимно
      3.10.2013 17:38

      и верно голос из прошлого. .... сидят на старых людях и гордятся тем, что более "скольких то " человек работают более 20 лет. Это те люди , которые ничего не хотели менять и толкать в своей жизни . Старые наработки додаивают. Ничего нового. Посмотрите на ICL. за три миллиарда уже перевалили, МЭЛТ полтора , а эти даже в официальных топах уже не в трехсотке. см.Бизнес-газету за конец 2012 г.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль