Персона 
26.09.2013

Анатолий Борисов, «Арт-вид»: «В коллекциях татарстанских VIP-персон содержатся уникальные вещи с баснословной стоимостью»

- Анатолий Иванович, вы занимаетесь необычным бизнесом, связанным с реставрацией предметов старины. Как вы пришли к тому, чтобы им заняться?

- В августе этого года исполнилось 10 лет, как я им занимаюсь. Ни у кого не перенимал опыт, что начал с нуля. Но как-то пошло... Впрочем, работая директором художественного фонда, я многому научился, и у меня были хорошие связи в этом мире. Но, начиная свое дело, я по ряду причин не хотел пересекаться с городскими и республиканскими госструктурами. А антикварный бизнес – это работа непосредственно с клиентами. У меня есть заказчики – это или антикварный магазин, или непосредственно владелец антикварной вещи. Мне звонят, приносят какую-то вещь. И я с моими мастерами решаем, как ее привести в должный вид. За время работы я сформировал замечательную группу профессионалов – резчики по дереву, они же делают золочение, люди, которые работают по металлу и фарфору, живописцы, реставраторы рам. Я был знаком с этой деятельностью – в свое время занимался реставрацией портретов в академии наук РТ, им понравилась эта работа, и они стали давать мне еще и книги на реставрацию. Так появилось еще одно направление. Мы реставрируем пришедшие в негодность мемориальные доски и делаем новые. Например, практически все мемориальные доски на главном здании КАИ – это наша работа.

- Каким был у вас в то время стартовый капитал?

- Как всегда, когда создаешь ООО – 10 тысяч рублей. Я снял помещение на Карла Маркса, потом его, увы, пришлось покинуть, и там сидели мои мастера. Но я брал еще заказы, которые распределял по другим профессионалам, просто заключая с ними договора. Кроме академии наук, я получил еще один большой контракт – оформление музея КАИ, в свое время, более 20 лет назад, я как раз и делал этот музей. Этот музей я сделал «под ключ», так появилось еще одно направление работы – музейное. Сейчас в ближайшее время мы начинаем заниматься еще одним музеем – на авиастроительном заводе.

- Насколько я знаю, ваша фирма принимала участие и в строительстве Ратуши?

- Да, мы также делали там реставрационные работы – в этом здании стояли хорошо известные казанцам скульптуры китайцев, они были очень сильно повреждены. Но, к счастью, сохранились фотографии, и по ним мы эти скульптуры восстановили в первоначальном виде. Потом эту работу показали директору «Эрмитажа» Михаилу Пиотровскому, и он был очень удивлен тем, что нам удалось спасти практически безнадежно утраченные вещи.

- Сколько человек работают у вас в фирме?

- Это зависит от конкретного заказа. Приходит заказ, я приглашаю своих мастеров и принимаю их на работу под конкретный проект. Я реально могу, если это нужно, принять на работу до 150 человек. Вот сейчас, например, идет речь о реставрации иконостаса в одном из храмов на Свияжске. Иконы должен делать иконописец из Москвы, он приезжает в Казань со своей московской командой, и я принимаю их на работу на время выполнения этого заказа. Принимаю со всем соцпакетом. У меня в планах большой проект – реставрация культовых сооружений вне зависимости от конфессии по всей республике.

«МОДА НА СТАРИНУ ЕСТЬ УЖЕ НЕ ПЕРВЫЙ ГОД»

- Сейчас есть мода на старину?

- Мода такая есть уже не первый год. Но есть проблема – огромное количество подделок на рынке, хотя попадаются и вещи уникальные. Мы недавно реставрировали одну скульптуру, автор – выдающийся эстонский скульптор Амандус Хейнрих Адамсон. Скульптура создана была в 1904 году, материал – бисквит (матовый фарфорприм. ред.). Ради этой работы мне пришлось даже ехать в Санкт-Петербург и смотреть в Эрмитаже аналогичные работы. Слава Богу, это оказался стопроцентный Адамсон, скульптор с мировым именем. Каждая такая работа – это новая задача, которую приходится решать...

- А за какие заказы вы не беретесь?

- За реставрацию больших живописных полотен. В этом случае нужно проводить большие исследования слоев краски, нужна химическая лаборатория, нужна электроника. У нас этого нет. Все остальное мы берем.

- Татарстанские VIP-персоны прибегали к вашим услугам?

- Прибегали и прибегают. Но называть имена своих заказчиков я не имею права. Потому что в таких коллекциях содержатся уникальные вещи с баснословной стоимостью. Но вы же понимаете, что существуют люди, которые с известной целью мониторят владельцев антиквариата. Зачем же давать им эту информацию? К сожалению, мне приходилось сталкиваться с этой проблемой. Антикварный бизнес – это та область, куда случайных людей не допускают.

1.jpg
«В планах - реставрация иконостаса в Свияжске, в соборе «Всех скорбящих радость»»

- Бывают ли у вас корпоративные заказы?

- Бывают, и довольно-таки часто.

- Где вы берете материалы для реставрации?

- Сейчас нет проблемы с материалами. Если мы золотим рамы, например, или иконостас, то звоним в Москву и заказываем. Выходит дешевле, чем в Казани. Однажды был такой необычный заказ – надо было воссоздать огромный портал – переход из комнаты в комнату – из красного дерева, заказал один человек из «верхов». Мне пришлось заказывать машину красного дерева из Москвы, куда оно было доставлено из-за границы. Дерево это мы потом сушили на вертолетном заводе, «распустили» на доски, сделали макет из гипса полностью и начали работу.

- У вас есть понятие «средний чек»?

- Нет, у нас не может быть такого. Мы иногда берем по-минимуму, видя возможности человека. У нас гибкая система, не такая, как в худфонде, где был справочник по расценкам. Каждый случай индивидуален. Недавно мой мастер реставрировал тарелку для антикварного магазина – он выполнял эту работу полгода. Тарелка была ценная, начало позапрошлого века. Лак, рисунок, шов, которого не должно быть видно, – это все усложняло работу. Или реставрировали статую одного из прусских королей, она к нам попала в ужасном виде – без головы, без лошади. Пришлось изучать материал.

4_IMG_2548.jpg
«В Ратуше стояли хорошо известные казанцам скульптуры китайцев, они были очень сильно повреждены. Но, к счастью, сохранились фотографии, и по ним эти скульптуры восстановили в первоначальном виде»

«МЫ НАЧИНАЛИ С НУЛЯ»

- У нас в Казани есть такое понятие, как «школа казанских реставраторов»?

- Как таковой нет. Но мы хотим ее сделать. Главное направление – это реставрация икон, затем резьба по дереву, иконостасы, рамы, работы по металлу и фарфору.

- Помещение, в котором сейчас находится офис вашей фирмы, – это аренда или собственность?

- Это собственность, я выкупил весь этаж. Здесь около 250 квадратных метров.

- Ваша фирма 10 лет назад и сегодня – есть разница в чем-то?

- Вначале было больше энтузиазма, появились люди состоятельные, которые начали коллекционировать антиквариат. Сейчас в Казани есть огромное количество, как я их называю, «журнальных дизайнеров», когда даже неумехи берутся за все что угодно. А поскольку культурный уровень заказчиков часто оставляет желать лучшего, им все равно, кто и как реставрирует их раритет, поэтому многие заказы распыляются. Моя клиентура сузилась до людей, которые меня хорошо знают, и именно через них идут новые заказы.

- 10 лет назад при организации фирмы у вас были какие-то трудности?

- Никаких. Это была уже не первая фирма, и опыт пригодился.

- Каков ваш месячный оборот?

- Около миллиона. Но стремимся к большему.

- Цены на ваши услуги 10 лет назад и сейчас изменились?

- Они растут, как растут цены на все. За 10 лет они поднялись, пожалуй, в десятки раз.

IMG_5946.jpg
«Мы иногда за работу берем по-минимуму, видя возможности человека. У нас гибкая система, не такая, как в худфонде, где был справочник по расценкам»

«НАМ НА РЕСТАВРАЦИЮ ПРИНОСЯТ ДАЖЕ ФОТОГРАФИИ»

- А что чаще реставрирует?

- Рамы, скульптуры. Небольшие скульптуры, не садово-парковые, а интерьерные. Статуэтки приносят. Даже приносят старинные фотографии, сейчас большие технические возможности, можно поработать в Photoshop. Если утерян какой-то фрагмент, например голова, можем ее «подставить». Часто приносят старинные фолианты, книги с защелочками, мы делаем новый переплет, пропитываем страницы особым составом, рисунки восстанавливаем. Есть такой заказ из академии наук – старообрядческая книга. Кто-то над ней надругался – залил силикатным клеем. Я с этой книгой поехал в Москву, встретился там со старообрядцами, они просто изумлены были, что у нас есть такая старинная книга. Она действительно потрясающая, в ней даже рисунки сделаны от руки. Вот спасаем ее. Иногда книга бывает не очень ценная, стоит 300 - 400 рублей, но труд, который бывает затрачен на ее реставрацию, стоит в разы больше. Но мы видим, что нашему заказчику эта вещь дорога, и мы идем ему навстречу и спасаем ее.

- У вас есть конкуренты на рынке?

- Есть, это все фирмы и компании с молодыми «журнальными» дизайнерами. Есть реставраторы, которые работают в музее ИЗО, это профессиональные люди, у них все нормально с качеством.

- Бывают заказчики, которые сами не знают, что хотят?

- Конечно, бывают. Недавно позвонили и попросили сделать 30 дверей на Свияжск. Я ответил, что сделаю. Спрашивают: а есть сухой дуб? Найдем, не проблема, но сейчас нет. Я привык работать с людьми, которые принимают решения, а это, чувствую, посредники. Потом звонят и спрашивают, могу ли я прямо сейчас сделать им дубовую дверь, потому что к ним через неделю приезжает первый президент Минтимер Шаймиев. Я им ответил, что не ставлю сроки в полгода, но месяца два-три над такой имитирующей старину дверью надо сидеть.

- Бывают капризные клиенты?

- Бывают, я в таких случаях говорю, что надо было записать, что они хотят и что мы реально можем сделать. А то приходят и говорят, например: «Ну вот тут надо было сделать немного другое и орнамент немного подрезать». Я отвечаю: «Вы просили восстановить, у вас был фрагмент, мы от него и пошли». Капризные есть, приходится все им объяснять, все разжевывать.

- Вы помните свой самый дорогой частный заказ?

- Да, это был тот самый портал из красного дерева, о котором я вам уже говорил. Мы оценили нашу работу в миллион рублей. Это был и самый трудоемкий наш заказ. Мы делали проект портала, эскиз, доставали дерево, сушили его, пилили, потом делали гипсовую модель в натуральную величину, чтобы заказчик увидел, потом шла резьба, полировка, зачистка и так далее.

1531.jpg
«Практически все мемориальные доски на главном здании КАИ – это наша работа»

«МЫ ИНОГДА МОЖЕМ СДЕЛАТЬ ДЕШЕВЛЕ»

- Какова рентабельность вашего бизнеса?

- Прежде чем говорить о рентабельности, скажу, что этот бизнес в силу самых разных меняющихся задач очень интересный. Нам приносят вещь, и мы, например, говорим, что работа будет стоить 400 тысяч рублей. Для заказчика это дорого. Спрашиваем, сколько может заплатить. Мы ведь видим человека, когда приносят вещь для перепродажи – это одно. Когда просто сохранить семейную реликвию – это другое. Так что мы во втором случае можем сделать и дешевле. А рентабельность, она в каждом случае меняется. Это может быть и 90 процентов, и 70 процентов, а иногда и 30 процентов.

- Что собой представляем рынок антикварных вещей в Казани?

- В Казани много интересных старинных вещей, это связано с историей города. Постоянно можно прочесть объявления: «Куплю антиквариат». Люди, нуждающиеся в деньгах, его продают, скупщиков в городе много. Вы не представляете даже, какое количество перекупщиков в городе развелось! Приносят вещи и на Чеховский рынок, и на «Книжку» на Карима Тинчурина. Вещей много, но серьезную вещь на таком рынке вы не увидите, их там не показывают. Серьезные вещи идут своим путем, и владельцы, и перекупщики стараются, чтобы о них знало как можно меньше людей.

- Вы полагаете, как будет развиваться антикварный рынок в Казани?

- С ростом новых технологий появится огромное количество антикварных подделок, которые практически нельзя будет отличить от подлинных антикварных вещей. Установить подлинность можно будет только путем серьезных исследований. С другой стороны, потребность в антикварных вещах растет и будет расти. «Новые русские» уже отошли в прошлое, но нынешние успешные бизнесмены считают своим долгом и хорошим тоном на даче, в кабинете иметь подлинную антикварную вещь. Их не интересуют штамповки, им нужны оригиналы.

- Коль мы заговорили о современных технологиях, хочу поинтересоваться: ваши мастера их используют?

- Нет. Все идет по-старому, так, как это было всегда. Так надежнее.

- Как я понимаю, у вас в фирме работают звезды реставрационного искусства?

image001.jpg

«Более 20 лет назад получил большой контракт – оформление музея КАИ. Этот музей сделал «под ключ», так появилось еще одно направление работы – музейное»

- Да, мы собрали лучших мастеров. Например, Виктор Мищенко, он главный художник нашей фирмы. Он работает дома. Мищенко может все! Если он что-то начинает и не знает, как достичь результат, сразу же спешит в библиотеку и обкладывается книгами. Резчик Александр Гаврилов – великолепный мастер, он и золочение делает. Все наши мастера – люди уникальные, и уникальную же работу они выполняют.

- А вообще как обстоят дела с кадрами на вашем рынке? Есть молодежь?

- Трудно сказать, думаю, что проблема есть. Но я работаю с теми, с кем общаюсь уже давно, с теми, кто мне близок. И профессионален, естественно. Так что у меня проблем с мастерами нет.

«ХУДОЖНИКИ ГРЕШАТ БОГЕМНОСТЬЮ»

- Какие требования вы предъявляете к сотрудникам?

- По опыту работы в худфонде могу сказать, что художники – люди не всегда надежные, у них присутствует элемент богемности. Не без этого. Я же в первую очередь ценю в человеке порядочность и надежность. Это мои главные требования.

- Из-за чего вы можете с человеком расстаться?

- Из-за обмана. Из-за недобросовестности. Могу расстаться в том случае, если человек выдает желаемое за действительность.

- У вашей фирмы есть какая-то фишка?

- Есть, но она не совсем обычная. Мы даем гарантию, что наша работа в любом случае будет выполнена качественно.

- Какие планы у вашей фирмы на будущее?

- Делать иконостас на Свияжске, в соборе «Всех скорбящих радость». Я хочу отправить туда 5 - 6 молодых художников, больших денег они там не заработают, но получат бесценный опыт. Я обеспечиваю их жильем, питанием. Я надеюсь, что в дальнейшем это будет костяк той группы, которая станет заниматься культовыми сооружениями.

- На вашем бизнесе отражается колебание валют?

- Нет.

- Какая часть выручки уходит на развитие?

- Сейчас никакая, у нас все есть, мы «упакованы». Краски, химпрепараты, дерево, сухое золото – у нас все сейчас есть.

- А основные статьи расходов, они какие?

- Материалы. В счете они составляют до 30 процентов.

- Вы даете рекламу вашей фирмы?

- В печатные СМИ сейчас не даю, но в интернете реклама наша есть. Есть и сарафанное радио – самый надежный вид рекламы.

460.jpg
«У меня в планах большой проект – реставрация культовых сооружений вне зависимости от конфессии по всей республике»

СОВРЕМЕННЫЙ БИЗНЕС – НЕСТАБИЛЬНЫЙ, ИНОГДА НЕПОРЯДОЧНЫЙ

- Представьте, что, например, я решила начать такой же бизнес, как у вас. Какой на сегодняшний день нужен для этого стартовый капитал и чего я должна опасаться?

- Работу можно начать с нуля. Пришла к вам соседка, попросила склеить тарелку. Вы узнали в интернете, какой клей нужен, купили его и склеили. Вот и начало – с флакончика клея. Но это бизнесом не будет. Потому что о вас никто не будет знать, значит не будет серьезных заказов. Если вдруг появятся заказы, надо будет набирать бригаду мастеров. Так что, если говорить о серьезном бизнесе на нашем рынке, надо думать, где взять хорошие заказы и где найти профессионалов, которые все это смогут выполнить. Обе эти составляющие важны.

- У вас есть постоянные клиенты?

- Есть, и немало. Есть такие, что все 10 лет с нами вместе.

- И, наконец, наш традиционный вопрос – три секрета успешного бизнеса?

- Современный бизнес – нестабильный, иногда непорядочный. Но выживать надо. Первое качество – быть уверенным в том, что ты занимаешься своим делом. Были случаи, когда я занимался не своим делом, все рушилось, и было ощущение, что меня кто-то сверху бьет по рукам. Второе – должны быть рядом профессионалы, твои единомышленники, твоя команда. И третье – нужна безупречная репутация.

Справка

Визитная карточка компании:

ООО «Центр реставрации «Арт-вид» основано в Казани в 2003 году, занимается всеми видами реставрационных работ. В базе данных фирмы около 150 мастеров-реставраторов. Уставный капитал на 2011 год – 15 тыс. рублей. Совладельцы в равных долях: Анатолий Борисов, Виктор Рахамов, Виктор Мищенко. Годовая выручка – 12 млн. рублей.

Визитная карточка руководителя:

Анатолий Борисов родился в селе Мамыково Черемшанского района в 1950 году. Учился в архитектурно-строительном институте, но в результате закончил художественно-графический факультет педагогического института в Чебоксарах. Был главным художником Бауманского района Казани, главным художником города, директором художественного фонда РТ. В 2003 году организовал фирму «Арт-вид».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • vlad
    26.09.2013 11:12

    В 90 годы годы много писали о пропаже музейных ценностей из запасников.При советах в принципе ни у кого не могло быть ничего ценного,всё в музеи шло,такие были законы.Не так-то много времени прошло,как у випов засветилось.А это чистое воровство ,по другому в частные руки,что-то ценное попасть не могло.

  • Анонимно
    26.09.2013 15:25

    Спасибо за подсказку, хорошие реставраторы в Казани редки.

  • Анонимно
    26.09.2013 16:46

    откуда у наших випов антиквариат?

  • Анонимно
    26.09.2013 19:32

    А вы не знаете, где они его берут?

  • Анонимно
    26.09.2013 20:21

    Желаем удачи!

  • Анонимно
    26.09.2013 23:10

    Хороший бизнес, но чужих в него не пускают, опасно.

  • Анонимно
    27.09.2013 17:00

    400 тыс за тарелочку - не многовато ли будет

  • Анонимно
    30.09.2013 13:47

    Тарелока позапрошлого века может стоить еще больше

  • Анонимно
    11.10.2013 20:44

    Знаю этих людей. Действительно профессионалы. Но останутся ли на плаву без применения новых технологий, работая "по старинке", о чем упоминал Анатолий Иванович.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль