Общество 
14.01.2014

«В Казани все четче выстраивается горизонтальная культурная структура»

В Центре современной культуры «Смена» выставками «Чердак детства» и «Зима» открылась новая локация

Основатели «Смены» — Ильгизар и Роберт Хасановы — решили собрать работы исключительно казанских мастеров. Длинный коридор верхнего этажа бывшего фуражного склада, хаотично разбросанные помещения, оставшиеся «в наследство» от прошлых арендаторов здания, и работы 8 казанских художников, объединенные темой, равнозначно близкой каждому человеку вне зависимости от его возраста. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побеседовал с художниками, открывшими «Чердак детства», о самой выставке и площадке, где она расположена.

«МЕРТВЫЕ ЗАВОДЫ НАВОДЯТ МЕНЯ НА НЕВЕСЕЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ»

Во время новогодних праздников в «Смене» открылись две новые выставки, открылись буднично и даже по-домашнему. Последнее слово можно подчеркнуть, ведь к «Мультреализму Николая Копейкина» добавились выставки «Чердак детства» и «Зима», представленные работами исключительно казанских авторов. Куратор выставки Ильгизар Хасанов подбирал картины и арт-объекты, руководствуясь не только «пропиской» художников, четче всего об этом говорят пластмассовые игрушки, одинаково знакомые всем людям с советским детством.

Пройдя между стеллажами книжного магазина, посетители выставки натыкаются на металлическую лестницу, выкрашенную в серый цвет. Поднимаясь по ней, взгляд в первую очередь бросается на сетку-рабицу, на которой весит дорожный знак «Стоп», за ним пустующее крыло, явственно говорящее о том, что «Смена» открылась совсем недавно.

«То, что здание старинное, теплое, и при этом довольно брутальное, придает всему, что в нем происходит, особый душевный колорит, — говорит Рашид Тухватуллин — художник участвующий в выставке. — В последние годы во всем мире стало обычным явление, когда производственные помещения перепрофилируются под иные цели, в том числе под выставочные залы, галереи и клубы. Здесь все же помещение в прошлом складское, а не промышленное, и меня, например, это успокаивает. Мертвые заводы наводят меня на невеселые размышления, я не очень-то верю в постиндустриальный миф».

Оставив за спиной сетку-рабицу и знак «Стоп», перед гостями выставки открывается длинный коридор. Все разнокалиберные помещения всегда остаются по левую руку. В первой комнатке выставлены работы Хасанова. Картины на стенах перемежаются с пластиковыми игрушками, как будто самостоятельно спрятавшимися в идущих под откос углах чердачного этажа. Помимо картин, в комнате и инсталляции. С первого раза непонятно, что в этом тандеме играет большую роль: то ли пожелтевший советский дневник, где на страничке «оценки за четверть» единственная четверка по иностранному языку затерялась среди бесчисленных «удовлетворительно», то ли грустный школьник с картины «Старый двор».

.
Рашид Тухватуллин

«НОРМАЛЬНОМУ ГОРОДУ НУЖЕН СЛОЙ ЛЮДЕЙ, НЕРАВНОДУШНЫХ К ПОНЯТИЯМ КРАСОТЫ И ДОБРА»

Тухватуллин на вопрос о тематике выставки отвечает после небольшой паузы, к слову, емко и поэтично: «Любой человек живет не только в пространстве, но и во времени, и период открытости к окружающему миру, жизнерадостного обучения его премудростям несоизмеримо велик в сравнении со всеми остальными живыми существами. Это долгое, долгое детство — один из факторов, определивших интеллектуальный рывок Homo sapiens как биологического вида. Это отпущенное каждому драматическое время, наполненное открытиями, творчеством, яркими переживаниями». Еще одна небольшая пауза. «В Казани, городе с достойной художественной историей, немало интереснейших художников, да и замечательные искусствоведы имеются. В то же время такие площадки, где не только выставляются художники, но и происходит общение, очень важны в качестве субстрата для формирования культурной городской среды. В последнее время слово «интеллигенция» стало почти ругательным, и это мне не нравится. Нормальному городу нужен слой хорошо образованных, думающих, развитых людей, неравнодушных к понятиям красоты и добра. Этот слой самовоспроизводится — были бы условия для этого. У нас в городе хорошие молодые ребята, энергичные, талантливые, небанально мыслящие — надо дать им развиваться».

.

Еще один художник, чьи работы выставлены на «Чердаке», Николай Рябов известен в Казани прежде всего как преподаватель КГАСУ и «ДАШКИ». Может быть, поэтому он начинает говорить с общего, с нехватки городских культурных площадок.

«Любое культурное пространство, которое открывается, — это благо для нашего города, пусть даже проект сугубо коммерческий. С каждым открытием все четче выстраивается горизонтальная культурная структура, в которой, в принципе, неважно, как переплетаются корни культуры, — говоря это, Рябов несколько раз поправляет очки. — Главное — что создается культурная система, которая, в отличие от вертикальной иерархии — отрыжки советской системы работы с художниками, горизонтальна. Поэтому появления «Смены» и новой локации в виде «Чердака» — это априори хорошо».

Николай, будучи преподавателем архитектурно-строительного вуза, продолжая беседу, упоминает и планировку третьего этажа «Смены»: «Ко всему прочему это, возможно, первая в Казани с подобной галерейной структурой, планировочной структурой. Зритель попадает в комнаты, залы, которые выполнены, может быть, неосознанно, в планировочном плане как классическая галерея. Не просто пространство, которое обозначено словом «галерея», а именно галерейное пространство, которое с помощью экспозиций становится художественным».

.

Полы из непокрашенной фанеры мерно скрипят под шагами художника. По его словам, сошлось многое: планировка, куратор, культурная обстановка и даже, ненавистная многими Универсиада, которая привлекла к Казани большое внимание. Эти слова он говорит чуть тише, как будто резюмируя беседу.

«КУДА ВЫ ПОВЕДЕТЕ ИНОГОРОДНЕГО ДРУГА?»

Комната, где выставлены картины и коллажи Рябова, соседствует с мини-выставкой Елены Грызуновой. Называть это небольшое помещение мини-выставкой, может быть, по-дилетантски, но это оправдано тем, что вся комната — это в какой-то мере арт-объект: пол исписан надписями о детстве, по всей длине стены портреты детей, выведенные на одинакового размера пластмассовых карточках, посередине зала качели.

«Представим такую ситуацию. К вам приезжает погостить знакомый из другого города, он просит показать, где можно посмотреть работы современных казанских художников, — Лена стоит рядом с качелями, опираясь рукой на один из канатов. — Оговорюсь, он имеет в виду не виды города или деревенский пейзажи, выполненные в реалистической манере и широко представленные в двух-трех казанских галереях. Ничего не имею против этих самых реалистичных пейзажей и видов, среди них есть очень талантливые работы хороших мастеров. Но так рисовали еще 100 с лишним лет назад, в XXI веке должно быть и другое искусство. Куда вы поведете этого самого иногороднего друга? До недавнего времени довольно сложная задача относительно Казани. В Самаре, например, в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Уфе и многих других крупных российских городах такие места есть. О Москве или Петербурге речи, естественно, не идет вообще. Отчасти поэтому особенно важно, что «Чердак» открылся экспозицией именно казанских художников».

О своих работах, выставленных на «Чердаке», Лена говорит просто, так просто, что не надо переспрашивать или задавать дополнительных вопросов. Рисовать детей на прозрачных карточках она решила после запрета усыновлять российских детей американцами.

В самой дальней комнате развешены графические работы Роберта Хасанова. Он открывал «Смену» вместе с отцом, а сейчас занимается управлением центра. Наверное, поэтому Роберт начинает с «технико-тактических характеристик» третьего этажа.

.

«Пространство «Чердака» — место примечательное, во-первых, тем, что изначально планировка этажа не предполагала картинной галереи. Мы с отцом, когда увидели чердак, сразу же подумали, что было бы великолепно выставить здесь экспозицию. Любопытно, но я даже предположить не могу, что планировалось открыть на чердаке до нашего прихода, — во время разговора Роберт периодически переводит взгляд от одной своей картины к другой. — Примечательно, что пространство подходит и для размещения инсталляций. Мы, думая о будущих экспозициях «Чердака», можем рассуждать и о выставках казанских художников, и о проектах авторов из других городов, не говоря о формах будущих выставок. Пространство в какой-то мере универсальное, что является большим плюсом для кураторов».

Во время беседы у Роберта начинает звонить телефон. Выясняется, что вот-вот подойдут электрики, которые приходят к концу работы выставки — в районе 7 - 8 вечера. «Чердак детства» и «Зима» — выставки, где представлены исключительно казанские художники. Я бы не стал говорить, что они недооцененные, хотя до открытия «Смены» было бы трудно представить место, где они смогли бы выставиться именно таким составом», — говорит куратор «Смены» и идет встречать электриков.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (7) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль