Культура 
3.02.2014

«Севильский цирюльник» на Шаляпинском: мексиканцы в сомбреро, хасид и «сбитый летчик»

«НЕ ПОРА ЛИ НАМ В ОПЕРУ, ГОСПОДА?»

32-й Шаляпинский неожиданно попал в юбилейный сезон — в этом году аккурат исполнилось 140 лет с того времени, как в Казани появилась своя стабильная оперная труппа антрепренера Петра Медведева, давшая в конце августа 1874 года оперу Михаила Глинки «Жизнь за царя», более известную на советском пространстве как «Иван Сусанин». Почему было изменено название известной русской оперы, очевидно.

Впрочем, публика, которая несмотря на мороз жаждала купить «лишний билетик», мало думала о юбилее — ей хотелось попасть на премьеру. «Севильского» в Казани не давали лет пять, а зрители традиционно благосклонно относятся к комическим операм.

Тот, кто пришел пораньше, смог посмотреть интересную выставку в главном фойе под названием «Шаляпин навсегда» — здесь можно ознакомиться и с историей фестиваля, и с жизнью Федора Шаляпина. Традиционно зрители приходят в оперу хотя бы минут за 40 до начала, и в фойе в это время можно наблюдать парад туалетов. Так было и вчера. Из общей толпы выделялась заместитель министра Ирада Аюпова, пришедшая в театр в очень элегантном черном вечернем платье в пол. Был замечен и бывший министр культуры Марсель Таишев. Вице-премьер Юрий Камалтынов поднимался в зал, улыбаясь, очевидно, предвкушая хороший вечер.

И вечер действительно начался с приятного сюрприза: на сцену неожиданно вышел телеведущий и искусствовед Святослав Бэлза, ему было поручено открыть фестиваль юбилейного сезона.

— Федору Шаляпину исполнилось всего полтора года, когда в Казани появилась своя оперная труппа, в которой он потом, став взрослым, начал служить, — проинформировал публику народный артист РФ Бэлза.

Бегло рассказав о том, что до труппы Медведева в Казани играли оперу еще и в крепостном театре помещика Павла Есипова, да и итальянские труппы заезжали, Белза рассказал об эпизоде, который мог бы завершиться трагически.

— Когда казанцам объявили, что будет дана опера «Жизнь за царя» и в продажу поступили билеты, в первые же часы продажи публика так напирала на кассу, что снесла ее, — рассказал Святослав Игоревич. Дело могло закончиться «театральной Ходынкой», деревянная касса трещала, а одну даму толпа и вовсе подняла в воздух, но все обошлось благополучно. А традиция скупать все билеты задолго до дня спектакля в Казани осталась — продажи билетов в кассе наших академических театров — тому пример.

Кстати, Бэлза рассказал еще об одном любопытном эпизоде из истории казанской оперы. Одними из самых верных зрителей в оперном театре были казанские студенты. Но лекции иногда оканчивались поздно, и они не успевали на спектакли. Но был в университете профессор, который мог прервать лекцию такой фразой:

— А не пора ли нам в оперу, господа?

БРЫЗГИ ШАМПАНСКОГО

Фестиваль традиционно открывается премьерой. На этот раз это «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини, написанный автором всего за две недели, что не сказалось на качестве музыки. Основа либретто оперы — комедия Пьера Бомарше «Севильский цирюльник». А вот про вторую пьесу, являющуюся продолжением первой, Пушкин устами одного из своих героев говорит, что «Откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро». И грустных мыслей, как небывало», — полагал Александр Сергеевич.

И хотя Александр Пушкин конкретно имел в виду вторую пьесу Бомарше, отнести это выражение можно и к «Севильскому цирюльнику», особенно, когда на эту комедию Россини написал оперу. Эффект от нее как от бокала хорошего шампанского — становится весело и беззаботно, и в голове звучит каватина Фигаро.

— В нашем спектакле Фигаро — это бренд, это фирма, которая предоставляет множество услуг, поэтому в образе цирюльника у нас выходят более 10 артистов, — рассказал в интервью изданию режиссер спектакля Юрий Александров. В прошлом году с его «Аиды» так же начинался Шаляпинский фестиваль.

Удержать эту легкость диалогов, это настроение праздника и несерьезности, ввести зрителя в стихию комедии положений, естественно, точно идя по замыслу композитора, — такая задача стояла перед участниками спектакля.

«Отличная Розина!» — оценила Ольгу Пудову Венера Ганеева

ДАМА С ПЛЕТКОЙ

Знакомство с новым спектаклем началось с ложки дегтя — потрясающего по своей безвкусности буклета, напоминающего альбом сентиментальной гимназистки из глухой российской провинции. Нет, негоже уважаемому и авторитетному театру, одному из самых продвинутых в России, выдавать на-гора такую замшелую печатную продукцию. Линялая цветовая гамма обложки, кондовый подбор текстов и унылая верстка...

Но увертюра еще не успела завершиться, а на публику уже обрушился каскад режиссерских ходов. Взорам зрителей предстал куб, створки которого подобно лепесткам раскрылись, и мы увидели множество предметов, которые затем по ходу оперы были обыграны. Сценография в этом спектакле принадлежит художнику Виктору Герасименко. Как поделился своей идеей режиссер постановки Александров, ему хотелось вспомнить всю историю постановок «Севильского цирюльника» за 200 лет существования: тут и рояль в кустах, и столики, и козетка. Все, что может понадобиться героям оперы.

Основная черта александровского «Севильского» — это эклектика, она так доминирует, что понимаешь: это не «оговорка», а вполне сознательный прием. Иногда режиссер теряет чувство меры, что уж греха таить, случается. Особенно добивают костюмы: Розина, например, появляется то во вьетнамском платье, то в кожаном костюме с плеткой.

Графу Альмавиве подыгрывает ансамбль, где музыканты одеты в пончо и сомбреро, а сам он в одной из сцен предстает... хасидом. Бартоло в одном из эпизодов щеголяет в турецких туфлях с загнутыми носами и атласном халате. Фигаро в финале — «сбитый летчик», на нем костюм воздушного аса. Разумеется, такой мастер, как Александров, ничего не делает случайно, но в этом случае его замысел как-то не читается.

Но при этом режиссерская рука видна в каждом эпизоде, отношения между персонажами выстроены с точностью, делающей честь многим драматическим театрам, изобретательности и остроумию мизансцен можно только поаплодировать. Хотя гэги можно бы придумать и поновей, и лицо в торте, и гигантский шприц — это уже немного поднадоело.

Розина — великолепная Ольга Пудова из Мариинского театра, отнюдь не робкая и довольно-таки настойчивая барышня, готовая бороться за свое счастье. Пудова была точна и вокально, поражая легкостью россиниевских интонаций, и органична актерски.

— Отличная Розина, все очень точно, зажигательно делает, — оценила ее Венера Ганеева — исполнительница этой партии в предыдущей постановке. Эта оценка от примы казанской оперы дорого стоит: Венера Ахатовна смогла быть объективной и не дала воли актерской ревности. Кстати, зал был так переполнен, что нашей звезде не нашлось кресла, и она сидела на втором ярусе в ложе синхронистки-переводчицы.

Партнеры Пудовой — Владимир Мороз (Фигаро) из Мариинского театра и Алексей Татаринцев (Альмавива) из Новой Оперы — были легки, остроумны, заразительны. И если у Мороза можно было обратить внимание на небольшую погрешность в интонировании, то Татаринцев этим не грешил.

Что до комической пары Дон Базилио и Бартоло, которых исполнили Андрей Валентий из Минска и Олег Диденко из Новой Оперы, то эти работы были выше похвал. Здесь чувство меры соблюдалось идеально. Отдельное спасибо Валентию, вышедшему в партии шаляпинского репертуара, продемонстрировавшему отличную характерную работу.

Маэстро Марко Боэми
Маэстро Марко Боэми

Музыкальным руководителем постановки был маэстро Марко Боэми, хорошо известный казанской публике. Естественно, что к музыке своего соотечественника синьор Боэми подошел бережно, понимая все нюансы, что было слышно в игре оркестра. Он играл вчера вечером с какой-то необычайной легкостью, изяществом. Особенность «Севильского» — большое количество ансамблей, эта сложность была преодолена безукоризненно, хотя на общие репетиции у солистов было не так-то много времени.

— Удивительный спектакль, веселый, остроумный, с прекрасными солистами, давно не получала такого удовольствия, — так оценила постановку оперы Россини музыкальный критик из Санкт-Петербурга Нора Потапова.

Александров весь спектакль смотрел из ложи директора театра, но в финале вышел на сцену. Публика устроила овацию, участники спектакля бросали подаренные букеты в зал— дань театральной традиции, занавес долго не закрывали. Фестиваль этого года начался с мажорной ноты, и впереди еще длинный марафон, который завершится 17 и 18 февраля двумя гала-концертами.

Z=Z=Z

Режиссер Юрий Александров наблюдал премьеру из ложи
Режиссер Юрий Александров наблюдал премьеру из ложи
IMG_6598.jpg
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.02.2014 09:46

    Артисты пели великолепно, декорации прекрасные,а задумка с костюмами - полный бред. Главная героиня совершенно легкомысленная барышня получилась. Вообще, зачем надо было портить хорошую вещь?!

  • Анонимно
    3.02.2014 11:10

    Великолепная постановка! Очень сильный состав солистов. Увлекает с первой до последней секунды! Жаль, что попасть на Шаляпинский удается все сложнее.

  • Анонимно
    3.02.2014 15:58

    Да, что-то у режиссера со вкусом не то...

  • Анонимно
    3.02.2014 16:46

    "Аида" у него неинтересная, и "Севильский" скучный, какой-то наспех сделанный. Что нет больше в России режиссеров? Один Александров остался?

  • Анонимно
    3.02.2014 16:48

    Прежде всего где вкус у театра???????????

  • Анонимно
    3.02.2014 18:13

    " Оперное искусство захлебывается в руках халтурщиков" из интервью господина Александрова.

  • Анонимно
    3.02.2014 19:53

    Какой самокритичный товарищ Александров.

  • Анонимно
    3.02.2014 21:04

    А данный фестиваль вообще в последнее время превращается в сомнительную коммерческую антрепризу. Он стал престижным, а в искусстве нет такого понятия - престиж, есть только понятие - искусство. О каком искусстве может идти речь, если режиссер признается, что за 20 репетиций создал шедевр).. смешно все это - хорошее начинание превратили в бизнес..

  • Анонимно
    4.02.2014 01:36

    Не надо так говорить обо всем фестивале. На нем идут спектакли других режиссеров. Достойных. И фестиваль в Казани - достойный. Александрову его не испортить.

  • Анонимно
    5.02.2014 01:06

    Как-то тон комментариев диссонирует с тональностью статьи. Но главное то, что никакой изобретательности ни в гэгах, ни, самое главное, в мизансценах я не увидела. Не смешно, натужно и скучно. Автор статьи явно не хочет ложки дегтя в бочке фестивальной медоточивости.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль