Общество 
26.04.2014

«Власть может жить и без писателей...»

Как крымские татары попали на юбилей союза писателей Татарстана

В «Корстоне» вчера татарстанские писатели отмечали 80-летие своего творческого союза. Прозаики, поэты, переводчики повстречались с давними друзьями, поговорили за жизнь, раздали награды, а в личных беседах c присутствовавшим на мероприятии корреспондентом «БИЗНЕС Online» признавались, что по большей части их союз никому и не нужен, но иметь его под боком приятно.


.

И ДВОЕ ИЗ ТРЕХ — ПЕНСИОНЕРЫ

Что сразу отмечаешь при входе в банкетный зал — здесь почти нет людей, которым не захочется уступить место в транспорте. Сейчас в союзе состоят 330 писателей, их них 210 — пенсионеры. Многие не пришли по состоянию здоровья. Хотя, судя по количеству столов, позвали всех. Так что многие стулья пустуют. Однако некоторые находятся в здравии, например, поэт Равиль Файзуллин, который состоит в союзе с 1965 года и до недавнего времени работал главредом ведущего литературного журнала республики «Казан утлары».

— К писателям изменилось отношение, — говорит он. — Их влияние на жизнь уменьшилось. Я могу это точно сказать, я знаю союз очень хорошо, снаружи и внутри. Я писал его историю — по собственным наблюдениям и с чужих слов. Писатели в советскую эпоху были нужны партии, через них продвигалась идея и идеология. Сейчас идеология эфемерна. Власть может жить и без писателей, на первое место вышли деньги. Но в Татарстане положение писателей всегда было достаточно устойчивым. Хотя бы потому, что, когда этот народ потерял государственность, именно писатели сделали многое — по образованию, воспитанию. И даже сейчас эта роль сохраняется. К тому же история союза — это духовная история общества. Не как, скажем, у «Татнефти», нашей основной силы. Их история — частная. А наша — общая. В 90-е в Татарстане был духовный подъем. Для нас это было настоящим пробуждением. Тогда как раз открылись гимназии, оттуда вышли нынешние новые писатели. Как будет дальше, я даже боюсь загадывать. Сейчас мы существуем больше по инерции.

— Есть-есть молодые авторы, — говорит Мадина Маликова, чьи детские произведения раньше знал каждый школьник. — У нас вот в Муслюмовском районе ими в свое время занимался лауреат Тукаевской премии Зульфат. Среди них попадаются весьма талантливые ребята. Уж поверьте, мы там прилагаем все усилия для сохранения татарского языка.

Тем временем в зале происходит броуновское движение. Некоторые авторы долго ищут себя в списке, пытаясь понять, с кем они сидят, потом начинают меняться, потому что не находят никого из близких знакомых. Среди них — потерявшиеся тюркские делегаты, прибывшие сюда в рамках проекта ТЮРКСОЙ «Казань — культурная столица тюркского мира», которые не могут понять, куда им идти и куда садиться.

.
Поэт Равиль Файзуллин

БОРЬБА МОЯ ТОЛЬКО НАЧАЛАСЬ»

Впрочем, уже через час-другой можно увидеть разнообразные благостные картины, как, скажем, председатель набережночелнинской писательской организации Вахит Имамов принимает поздравления в связи с подписанием указа о вручении ему Тукаевской премии. Как мы и предсказывали, его книга «Утлы дала» («Огненная степь») получила одобрение комиссии по вручению премии.

— Я давно уже не мальчик, — говорит писатель. — Все-таки у меня вышло 20 книг, и этот роман я создавал, 12 лет копаясь в архивах. Я считаю, что премия — это первый этап борьбы. Потому что герои романа, исторические персонажи, так и не появились в учебниках истории, их именами не названы улица. Все знают, скажем, Салавата Юлаева, а у Кучума были тысячи воинов, он был гораздо более крупной фигурой. Так что борьба моя только началась.

.

БЕЗ ФОРМАЛИЗМА ВООБЩЕ НИКАК

Само мероприятие устроено так, что можно полностью игнорировать происходящее на сцене. А там, к примеру, представители аналогичных союзов из других республик и стран читают стихи, стараются говорить максимально приближенно к татарскому (благо казахам и узбекам для этого надо лишь избегать кое-каких грамматических конструкций). Заливается соловьем Рустам Маликов, артисты пляшут под «Апипу». Выдаются памятные знаки «За достижения в культуре», раздаются грамоты. На этом фоне писатели едят, пьют, закусывают и обсуждают коллег. Из первых лиц — только министр культуры Айрат Сибагатуллин, хотя ожидали и Ильсура Метшина, и Минтимера Шаймиева, и Василя Шайхразиева.

Зато добралась (с небольшим опозданием) делегация крымских татар. Как объяснил глава Алуштинского регионального меджлиса Энвер Арпатлы, делегация разделилась на две группы, и пока одна отдыхала, другая встречалась с президентом, а потом они менялись ролями: «Цели у нас пока что простые — познакомиться с городом, с народом, обменяться опытом». Некоторые впрочем, не скрывают, что приехали чисто за компанию.

.
Рустам Маликов

Определить порой, кто есть кто, сложновато, все-таки это не медиаперсоны. С другой стороны, книги Фоата Садриева, Набиры Гиматдиновой, Марата Кабирова и других пользуются достаточной известностью. Однако даже их поклонники не опознают их сразу.

Вот пробирается к выходу Айдар Халим. Он точно должен знать, зачем нужен союз.

— Смотря чем он занимается. Если жизнью писателя, его творчеством, оценкой творчества, налаживанием связей между писателем и народом, то нужен. Если это чиновничья игра, не нужен. Чтобы писать, создавать образ посторонний, никто не нужен. Потому что писатель постоянно, бедный, пишет, а заботы о его жизни, гонорарах, издании книги должен брать союз. Но у нас таких нет. Так что это все формализм. Но, получается, и формализм возможен. Потому что если не так, то вообще ничего не будет.

СДЕЛАЙ САМ

Среди татарстанских писателей формируются и династии. Представитель одной из них — Альбина Абсалямова, внучка писателя Абдурахмана Абсалямова, прогремевшего в 60-е на всю страну романом о врачах «Ак чәчәкләр» («Белые цветы»).

— Если ты состоишь в союзе, у тебя есть несколько преференций. Скажем, ты можешь публиковаться в Таткнигоиздате, — говорит Абсалямова. — И они, кстати, выпускают сейчас качественные книги. Конечно, 30 лет назад это давало вообще все: от квартиры и дачи до выездов в санатории. Теперь надо обо всем заботиться. Реальных плюсов тут нет. Да, можно чего-то и ждать, но я сама стараюсь организовать все свои мероприятия. И здесь есть какая-то творческая общность. Не совсем бестолковая. Хотя когда три года назад отмечалось 100-летие моего дедушки, классика татарской литературы, в союзе мне сказали: зачем проводить торжественный вечер? Он же не поэт. Песен не писал, петь будет нечего. Давай сделаем лучше передачу на ТНВ. Я поняла, что надо самой приложить все усилия. И хорошо еще, что я знаю, как все это организовывать, дойти до чиновников. Потомки других писателей, которые гремели 30 лет назад, чье творчество не стало хуже, они в итоге останутся с носом. К сожалению, союз этому времени уделяет мало, а больше занимается продвижением ныне живущих. Мне обидно за классиков. Я два года была директором музея татарской литературы в процессе его создания и поразилась, сколько всего у нас написано интересного. И это не востребовано. Есть люди, которые хотят это читать, но добраться им до материала нелегко.

.
Альбина Абсалямова

Ближе к концу вечера, когда зал уже полупуст, а оставшиеся полностью увлечены разговором, со сцены стихи читают молодые поэты, недавно вступившие в союз.

— Это было просто, — отмечает один из них Зульфат Мухаметшин в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online». — Я сам этого не добивался. Старшие, уважаемые товарищи мне предложили вступить. Я подумал, что это будет нелишне. И я не разочарован. По крайней мере здесь что-то делается. Хотя бы в плане проведения юбилеев, установления памятных досок. Уже хотя бы это неплохо. Раньше, конечно, говорят, были другие условия. Я даже не думаю о том, что такое союз сейчас. Мне кажется, это мелочи. Сейчас многое вообще изменилось. К примеру, осуждается нормальное отношение в семье. И на писателей порой смотрят как на странных людей. Просто есть много разных писателей. Есть и пустозвоны, которые попали в союз, ходят, машут книгами. Портят всем нам репутацию.

...Постепенно писатели расходятся. Но даже у гардероба ведутся переговоры.

— Эй, друг, пришли мне на почту стихов, штук 15, — говорит старший товарищ младшему. — Опубликуем, только фотографию дай поновей. И номер будет летний, так что никаких стихов про осень. И обязательно на разные темы: и про любовь, и про природу. Ты же многопрофильный автор, я знаю.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль