Общество 
18.02.2015

Дмитрий Кузнецов: «Эдуардо – это игрочище! Не снизит требований к себе – поможет Бразилии»

Бывший капитан ЦСКА, а ныне помощник тренера «Рубина» рассказал об особенностях работы в казанской команде

Тренер «Рубина» Дмитрий Кузнецов в интервью корреспонденту спортивной редакции «БИЗНЕС Online» рассказал о том, почему согласился на работу в казанском клубе, как ему удалось найти подход к бразильцу Карлосу Эдуардо. Кроме того, он уверен, что в ближайшие годы «Рубин» будет способен бороться за чемпионство.

«В «РУБИНЕ» ПОЛУЧАЮ ТО, К ЧЕМУ СТРЕМИЛСЯ»

— Дмитрий Викторович, вы уже почти полгода в «Рубине». Каковы впечатления от работы в клубе премьер-лиги?

— Можно сказать, к чему я так стремился по завершении карьеры футболиста, к этому пришел в «Рубине». В плане тренерского опыта в «Нижнем Новгороде» этого не получилось. Там я был исполняющим обязанности, так как у меня лицензия была, а на самом деле работал как помощник. Ну и там своеобразные люди были у руля команды, тот же Первак (Юрий Первак — бизнесмен, владелец ФК «Нижний Новгород»прим. ред.). Не знаю, что случилось, но люди сначала приглашают, а потом отказываются. В «Рубине» же все иначе.

— Кто на вас вышел, и как вас пригласили в «Рубин»?

— Сначала Лешка Прудников (бывший советский футболистприм. ред.) позвонил и спросил: «Ты свободен? Сейчас тебе позвонит один человек и сделает предложение, от которого ты не сможешь отказаться». Хорош шутить, говорю. А спустя несколько минут мне звонит Саярыч (главный тренер «Рубина» Ринат Билялетдинов прим. ред.) и приглашает в свой тренерский штаб. Хотя тогда я тренировал газпромовскую команду, был при работе, согласился, не раздумывая, такая команда!

— Сколько до этого не общались с Билялетдиновым?

— Я с ним периодически общался, когда он в «Локомотиве» работал, а я там тренировал корпоративную команду.

— Тренерский штаб Билялетдинова, какой он?

— Мы делаем то, что умеет каждый на своей должности, и поэтому так получается, что работаем как единое целое. Бондаренко Женя делает свою работу по физподготовке, Саярыч работает над тренировочным процессом, мы с Валерием Чалым и с Алексеем Семеновым стараемся советы давать нашим игрокам, рекомендуем упражнения, работаем индивидуально с футболистами, подсказываем, в чем прибавить и что подтянуть. Вроде это и не так видно, а результат дает.

— С Билялетдиновым вы ведь играли?

— Мы начинали в одной школе в Москве. Он старше меня был, и получилось так, что мы в разные годы у одного тренера тренировались. И я против него играл один раз, когда он за «Шинник» выступал, а я был еще в составе ЦСКА.

— И чем закончилось?

— 3:1 в пользу ЦСКА. Это был 1989 год, первая лига, и мы боролись за выход в высшую, а Билялетдинов играл центрального защитника, то есть против меня, атакующего. И мы забили «Шиннику» три мяча, я тогда тоже отличился, у нас команда хорошая была, и тяжело было нас остановить, Садырин (Павел Садырин — в то время главный тренер ЦСКАприм. ред.) как раз только пришел.

— Садырин ведь раньше тоже в «Рубине» работал. Каким его запомнили?

— Он очень спокойный человек и никогда не будет волну какую-то пускать, не обзывает, не шумит и не кричит. Он решал проблемы в индивидуальных беседах, наставлял. С ним было приятно общаться что на тренировках, что вне тренировочного процесса. Была субординация, но в основном он был нам равным. Поэтому ребята за него бились и доверяли ему.

«ЭДУАРДО И НАВАСУ СО МНОЙ ПОВЕЗЛО»

— Можно сказать, что в «Рубине» вы отвечаете за испанскую составляющую, стали проводником идей и установок от тренерского штаба к Эдуардо и Навасу?

— Карлосу и Навасу повезло! Шучу! На самом деле то, что я поиграл в Испании и язык очень хорошо знаю, для них важно, потому что я могу футбольными терминами объяснить, что от них требуется. Когда я работал в мини-футболе, в команде играли бразильцы, а переводчики, которые с ними работали, были совершенно не футбольные люди, и поэтому зачастую возникали проблемы с тем, чтобы донести до игрока что-то. А когда общаешься с Карлосом и Навасом, то можно порой и пошутить, напряженная обстановка на тренировке тут же скидывается. Тем более я знаю, какие бразильцы люди и какие по ментальности испанцы. С ними всегда приятно общаться. А бразильцы вообще считают, что они лучшие в мире, но Карлос — совсем другой человек.

— Как вам удалось его раскрыть?

— Не только мне. Просто мы на контакт пошли, и он видит, что я человек открытый, никогда не предам и подлости не сделаю, на два фронта не буду работать. С Карлосом я действительно дружу. Да, он игрок команды, но почему тренер не может дружить с игроком? Я этого не выношу на показ, но в игре могу как похвалить его, так и накричать, если он что-то не выполняет. И вы, наверное, много раз видели, что на поле у нас с ним постоянно идет диалог, и когда он что-то не понимает, то я подхожу и подсказываю ему.

Знаешь, у нас с ним особенно в последнее время всегда такой диалог вырисовывается, когда замена готовится. Он видит, что на скамейке движение, и тут же на меня смотрит, говорит: «Меня не надо менять!» Я ему: «Да играй ты, играй! Я сейчас договорюсь, чтобы ты играл до конца и без замены». Он очень сильно любит футбол.

— Расскажите, каким он был сразу после возвращения из Бразилии?

— Когда я приехал в клуб, он как раз вернулся из аренды в «Рубин», только прибыл на австрийский сбор. Команда ведь сильно поменялась за время его отсутствия, и требования поменялись — тренер стал чуть пожестче в смысле физики. А мы знаем, что бразильцы не очень любят бегать — они любят лишь работать с мячом. И для него это было что-то космическое, вот эти наши бега и физические нагрузки. И он говорил в открытую: «Меня хотят убить бегами, загнать хотите!» И это было первое, что я услышал от него. Но когда пошли игровые упражнения, конечно, то, как он принимает мяч, — словно кошка, весь такой гибкий! — это по-хорошему удивляло. У него прием мяча мягкий и точнейшие передачи, причем удобные для партнера. Я сразу увидел, что это просто игрочище! Не знаю и не понимаю, почему у него до этого не получалось играть на таком уровне.

— Как заставили его столь эффективно отрабатывать в обороне?

— Да просто он потом начал бегать и буквально пахать, втянулся и принял требования, начал работать очень жестко. Вы видите, что он на поле сейчас творит?! Был момент в Ростове, когда он Руслана Камболова подстраховал в подкате в своей вратарской! Если он так будет на этом уровне играть, не снизит к себе требования, то, думаю, он сможет еще и сборной Бразилии помочь. Я просто вижу в нем этот потенциал.

— Что вам сказал Карлос, когда подбежал после гола в ворота «Мордовии»?

— Да там целая история была! Мы приехали в Саранск, а Карлос думал, что поле зеленое. Достал бутсы на железных шипах. Ему все в раздевалке говорят: «Ты чего? Поле-то деревянное!» А он достает другие из пакета, а на них грязь налипла и куски дерна висят. Ну я взял их, помыл и посушил, вытер насухо и отдал ему. И он в них гол забил в первом тайме. Тут же прибежал ко мне радостный и благодарный, а я ему говорю: «Только не думай, что это в привычку войдет, и я тебе буду бутсы мыть перед каждой игрой!» Хохотали все.

— Расскажите про отношения с Навасом.

— Цезарь — это человечище! Я с ним увиделся еще года два назад, когда «Рубин» играл с ЦСКА в Химках и Пабло Орбаис был в команде. Я пришел на игру и прошел вниз, смотрю: идет Орбаис. А я ведь с ним играл в «Осасуне»! Вернее, заканчивал, а он только начинал, ему тогда было всего 19 лет. И мы увиделись, разговорились, а он с Навасом шел, и с ним тоже парой фраз перекинулись. Потом, когда я сюда пришел, мы сразу сдружились, нашли общие темы. Это очень опытный человек, и с ним оборона совершенно по-другому играет. Очень надежно, и Соломон Кверквелия рядом с ним выглядит сразу на голову сильнее, потому что уверенность исходит от человека. Вот такие люди и нужны команде.

«БЕЗ КУЗЬМИНА «РУБИНУ» БЫЛО БЫ ГОРАЗДО ТЯЖЕЛЕЕ»

— Кто в нынешнем «Рубине» — лидер в раздевалке?

— Однозначно Кузьмин. Если бы Саныча не было в команде, то совершенно другой был бы микроклимат в коллективе. Олег такой человек, который объединяет людей вокруг себя, и все за ним идут. Это наш лидер, и без него нам было бы гораздо тяжелее.

— Вы работали с Клементе, с Бенитесом, Камачо. Работа с кем больше всего запомнилась?

— Клементе — самый сильный тренер, Рафа тоже ничего. Камачо как человек не очень. Может быть, просто запоминаются первые впечатления об Испании, потому что когда я приехал — попал к Клементе. И мы очень хорошо провели остаток сезона, не вылетели, хотя когда я приехал, «Эспаньол» был на последнем месте. Мы спаслись, а Клементе после этого ушел в сборную на 6 лет. Мы с ним продлолжали общаться, он говорил: «Если бы ты был испанцем, я бы тебя в сборную взял». Потому что я бегал как сумасшедший там и не уставал даже. А потом, когда они узнали, что я еще и с переломом играл, вообще офигели.

— Кто из них вас больше всего удивил?

— У Клементе даже те, кто не играл, в запасе сидел, довольны были, не было обиженных — он умел найти подход к каждому. Но он такой человек, что либо ты с ним, либо против него, друг или враг — никакой середины. Поэтому все время скандалы были. Он все в лицо людям говорил, и я его за это уважаю. Когда я в Испанию прилетаю, иногда мы с ним встречаемся на футболе в Барселоне... А Камачо я вообще за тренера не считаю. Он дольше всех из тренеров лиги руководил командой в Примере, а на самом деле был вообще никакой, слабый. С собой притащил шесть человек, меня с Корнеем (Игорь Корнеевприм. ред.) посадил, а когда мы играли, то бегали без мяча по 10 минут — никто не пасовал.

— Какие-то принципы работы испанских тренеров применяете в «Рубине»?

— Естественно, все записывалось и есть в тетрадях — схемы и прочее. В Испании все по схемам играют и дисциплинированно. А у нас был хаос и бардак. Мы только за счет индивидуального мастерства и физической подготовки вылезали. В тактике были вообще на очень низком уровне.

— Чем еще запомнился период карьеры в Испании?

Ментальностью людей. Куда не идешь, сначала разговариваешь о чем-нибудь нейтральном, а потом все равно все сводится к футболу. Там фанатики, у них культ футбола. Абсолютно все этому посвящено. Люди невероятно открытые. Например, у меня буквально вчера у товарища был день рождения — ему стукнуло 50 лет. Это тот, с кем я на второй день пребывания в Испании познакомился и дружу до сих пор. Он давний болельщик «Эспаньола». Я даже к нему в гости иногда езжу, и он мне сразу говорит: «В гостинице не останавливайся, приезжай ко мне, платишь только за еду». Я ему: «Ах ты гад!» Я как всегда сумку с несколькими банками красной или черной икры привезу, так они с женой сжирают все за день. Так что даже в Испании есть где остановиться.

— За «Эспаньолом» продолжаете следить?

— Конечно! Мой друг, с кем я раньше играл, Элой Перес — координатор школы и администратор клуба. Мы с ним дружим хорошо, и он мой самый лучший друг там. Интересно следить за тем, как хотя бы он справляется с этой работой.

— С Вакасо, который пришел в «Рубин» из «Эспаньола», нашли общие темы?

— Я ему просто одно имя сказал и все. Сейчас в «Эспаньоле» остался всего один человек, который работал в клубе при мне. Он делегат и начальник команды — Хосе Мария Кальсон. Человек просто безотказный, все делает и очень отзывчивый, приятный малый. И я напомнил о нем Мубараку, так он расплылся сразу.

— Вы ведь не только в Барселоне выступали. Кого еще в Испании поддерживаете?

— Если бы играл в лиге «Алавес» или «Осасуна», то их. Хотя в последней я не так хорошо выступал, и это был мой самый плохой год в Испании. Эти баски русских не любили совсем. Команда неудачно идет — виноват я. Там дети 19-летние играли, а виноват только Кузнецов. Опыт — это одно, ну а я что, один мяч возьму и как Месси обыграю всех?

— Валерий Карпин попробовал себя в Сегунде в качестве тренера, пусть и безуспешно. А у вас нет желания поработать тренером испанского клуба?

— Там тяжело и своих очень много. И все они сидят и ждут, чтобы занять чью-то нишу. Конкуренция высокая. И я даже знаю, что русские ребята, которые сдавали на лицензию в Испании, были лучше испанских тренеров по результатам, но не прошли только потому, что они не испанцы. Им невыгодно иностранцев ставить. Но если вдруг позовут, то можно попробовать. Хотя не особо хочется, я лучше российский футбол поднимать буду, мне он ближе. Хочу подготовить игроков для сборной, и чтобы она стрельнула наконец-то.

— А как же клубный результат?

— Да, результат для нас — главное. Мы работаем здесь, и контракты у нас с клубом для того, чтобы дать какой-то результат. Но если ребята будут уходить на повышение, я буду очень рад за них. Хочу, чтобы они играли в сборной, прибавляли, уезжали играть в Европу, в ведущие клубы. Можно будет сказать, что я им что-то дал в карьере и работал с ними не зря.

— Игрок, который удивил вас больше других.

— Меня никто не смог удивить. Я сам мог удивить любого, сказать что-нибудь эдакое! А если серьезно, то когда ты играешь, естественно, встречаются игроки, которые выделяются на фоне других. В то время «Барселона» четыре раза подряд была чемпионом, «Реал» был в полном порядке. Было на кого посмотреть.

— Когда вам сказали, что с «Казань Арены» придется съехать почти на год, как отреагировали?

— Когда привыкаешь к хорошему, тяжело переключаться. Ты выходишь к полю, над тобой такая огромная чаша, и сразу чувствуешь уют, комфорт. Уже знаешь все свои действия, все уголки поля — я уже выучил на арене все. И когда ты переходишь в другое место, чувствуешь себя некомфортно. На «Казань Арене» антураж всегда был сумасшедший, и все команды, которые приезжали, ребята, с кем я общался, говорили, что это самый лучший стадион в стране, космос! Говорят, что даже лучше стадиона «Спартака».

— На Кубок России как команду настраиваете?

— Вы видели когда-нибудь футболиста, который не хотел бы ничего выигрывать? Естественно, мы все хотим выиграть Кубок, но у нас на пути есть хорошие команды, и загадывать ничего я не буду. Будем бороться и биться, это точно. Перед нами стоит задача — выход в еврокубки, но через чемпионат это будет сделать тяжелее. Какой у нас календарь, особенно концовка — такого и врагу не пожелаешь. Но зато сейчас в ближайших турах надо очки набирать и дальше уже играть по ситуации.

— Борьба за путевку в еврокубки — это предел нынешнего «Рубина»? Есть мысли о чемпионстве?

— Мы к этому сейчас подходим. Ребята, которых мы узнали в прошлом году, уже притерлись друг другу. Дай бог, они еще чуть возмужают, наберутся мастерства, сыграются, тогда будем ставить более высокие задачи. То, что у нас так много россиян, — огромный плюс для «Рубина». Даже в плане лимита мы будем всех превосходить, ведь мы можем варьировать состав как угодно. У нас много молодых и перспективных игроков, и, думаю, через год-два будем биться за самые высокие места.

Справка

Дмитрий Кузнецов — помощник тренера ФК «Рубин», родился 28 августа 1965 года. Бывший советский и российский футболист. В годы карьеры играл за московский ЦСКА, испанские клубы «Эспаньол», «Осасуна», «Алавес».

Достижения:

Чемпион СССР (1991);
Серебряный призёр чемпионата СССР (1990);
Обладатель Кубка СССР (1990/1991);
Серебряный призер чемпионата России (1998);
Серебряный призер юношеского чемпионата Европы (1984);
Победитель первого дивизиона первенства России (2000);
В высшей лиге чемпионата СССР сыграл 100 матчей, забил 18 мячей;
В первой лиге СССР сыграл 151 матч, забил 25 мячей;
В высшей лиге чемпионата России сыграл 96 матчей, забил 11 мячей;
В испанской Примере сыграл 49 матчей, забил 4 мяча.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.02.2015 13:51

    пока вы будете готовиться конкурировать за самые высокие места, как говорит Кузнецов, у вас весь молодняк растащут. вот увидите.

  • Анонимно
    20.02.2015 15:16

    Нам нужно чемпионство!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль