Старая элита 
4.03.2017

Сергей Князев: «Я не в восторге от своей «комиссарской» должности»

Маленков перевел его из Чечни в Татарию по схемам занимательной деловой авантюры. Часть 2-я

Он никогда не давал в обиду своих. Авторитет секретаря Татарского обкома КПСС Князева был настолько высок, что к нему обращались все: от первых лиц республики до жен и матерей нефтяников по различным семейным делам. «БИЗНЕС Online» предлагает вниманию читателей некоторые занимательные штрихи к его деловому и человеческому портрету.

Сергею Львовичу Князеву пришлось немало пообщаться с «сильными мира того» из числа руководителей как республики, так и всей страны Сергею Львовичу Князеву пришлось немало пообщаться с сильными мира того из числа руководителей как республики, так и всей страны

«С СИЛЬНЫМИ МИРА ТОГО»

Сергею Львовичу Князеву пришлось немало пообщаться с сильными мира того из числа руководителей как республики, так и всей страны. Достаточно вспомнить, как происходило его назначение в Татарию, о котором написал в свое время в газете «Республика Татарстан» журналист и писатель, бывший собкор газеты «Советская Татария» по нефтяным районам Марсель Зарипов: «Инженера-нефтяника Князева, имеющего толику опыта партийной работы в Грозненском горкоме, вызвали в Москву. В ЦК, к самому Георгию Маленкову.

Приглашенный на смотрины, видимо, „показался“. Дальше было так, как бывает в приключенческих фильмах, книгах, спектаклях, где все происходит не по логике здравого смысла, а по схемам занимательной деловой авантюры. Возвращаться в Грозный Князеву уже не пришлось. Маленков сказал, что партвыдвиженца Князева ждет другая работа, на этот раз в подающем большие надежды новом нефтяном регионе, и прямо из кабинета, не дав времени на раздумья, специальным чартерным авиарейсом отправил в Татарию. На новую, еще небывалую в крае, должность главного нефтяного комиссара. И оказалось, что не на краткий срок партийной мобилизации, а навсегда. Правда, Князев от своей новой комиссарской должности был не в восторге, инженеру-нефтянику было куда сподручнее отличиться на хозяйственном или административном поприще. Князеву по натуре больше подходила должность директора нефтеперерабатывающего завода, который по сталинскому предписанию параллельно с бурением нефтяных скважин должен был построить в районе села Столбищи под Казанью...»

В Татарии в силу своей должности «нефтяного комиссара» (секретаря обкома по нефтяным вопросам) он напрямую работал с руководителями республики. Профессиональная компетентность, честность и личное обаяние Князева ценились всеми. Научно-документальный журнал «Гасырлар авазы — Эхо веков» Государственного комитета РТ по архивному делу в публикации «Две жизни Сергея Князева» сообщает следующее: «На собрании партийного актива, проходившем в Доме офицеров осенью 1958 года с участием секретаря ЦК КПСС А. Б. Аристова (Аверкий Борисович Аристов (1903 - 1973) — секретарь ЦК КПСС в 1952 - 1953 и в 1955 - 1960 годах прим. ред.), С. Д. Игнатьева, (Семен Денисович Игнатьев (1904 - 1983) — первый секретарь Татарского обкома ВКП(б)/КПСС с 1957 по 1960 год прим. ред.), обращаясь к собравшимся, сказал: «Смотрите, какой молодой, хоть и седовласый, красавец у нас Князев». Эти слова были связаны с 50-летием Князева. Дружные аплодисменты зала были свидетельством большого уважения к Князеву всех участников собрания. Он был весьма доступным и демократичным человеком, хотя в случае необходимости мог проявить и жесткость, не унижая достоинство провинившегося. «Во время моей командировки в Бугульме Князев предложил мне посетить вместе с ним один из нефтепромыслов. Надо было видеть, как тепло его встречали рабочие, техники, инженеры, руководители буровых бригад», — пишет известный казанский историк Булат Султанбеков.

КАК ТАБЕЕВ ПЕРЕПУТАЛ МЕТРО С НЕФТЕПРОВОДОМ

На днях профессор Султанбеков подчеркнул в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online»: «Обычно в интернете после публикаций о руководителях того времени можно встретить немало негативных оценок в их адрес. Это понятно и объяснимо. Поэтому меня, как автора книги о Князеве „Нефть — дело всей его жизни“, которая стала основой для первой публикации о нем в „БИЗНЕС Online“, очень порадовало, что в адрес Сергея Львовича их не было совсем. Думаю, что это не случайно: он был человеком, который их не заслужил».

И Булат Файзрахманович продолжил рассказ: «В отличие от Игнатьева, Мусина и Усманова, которые по высшему своему образованию были технарями, Табеев (все перечисленные в разные годы работали первыми секретарями Татарского обкома КПССприм. ред.) был гуманитарий и иногда из-за этого попадал в конфузные положения. Например, Сергей Львович Князев не без улыбки вспоминал, как на одной из встреч с Косыгиным (Алексей Николаевич Косыгин (1904 - 1980) — председатель Совета народных комиссаров РСФСР с 1943 по 1946 год, председатель Совета министров РСФСР с марта 1946 года, председатель Совета министров СССР с 1964 по 1980 годприм. ред.) речь зашла о трубопроводе. Нужны были дефицитные тогда трубы большого диаметра. «А о каком диаметре идет речь?» — уточнил у просителя — Табеева глава союзного правительства. Фикрят Ахметжанович отвечает: «Ну, наверное, 4 - 5 метров». Косыгин на это поинтересовался: «А вы что, метро хотите делать?» С помощью Князева, присутствовавшего там в качестве консультанта, вопрос удалось решить. Но после этого на переговоры такого уровня по техническим вопросам Табеев Князева всегда брал с собой. Больше таких конфузов не было.

Хотя у нас отношения были чисто служебные (я больше общался с его второй супругой Галей, когда мы работали в обкоме партии и она была завканцелярией обкома), но Сергей Львович охотно рассказывал мне о многом, что пришлось ему повидать и с чем столкнуться в своей жизни. Но был один вопрос, который Князев старался или обходить, или по крайней мере не развивать. Это вопрос о том, как проходила депортация чеченцев в Великую Отечественную войну, в 1944 году. Тогда он работал в Грозном на руководящих постах в обкоме партии. Князев об этом как-то доверительно, единственный раз, но все же поведал: «Лучше об этом не рассказывать, но тогда я лишился нескольких своих лучших работников. Из чеченцев... Трех лучших своих не только работников, но и, прямо скажу, друзей». Было понятно, что этот шаг руководства страны он не просто не одобрял, но и относился к нему с понятной человеческой болью. Это осталось в его душе настоящим шрамом».

Алексей Косыгин Фикрят Табеев Сергей Князев (слева направо) Алексей Косыгин, Фикрят Табеев, Сергей Князев (слева направо)

«НУ КАК ВЫ ТАМ «АСУ-ЧИВАЕТЕСЬ?»

В книге о Князеве «Нефть — дело всей его жизни» встречи с Сергеем Львовичем вспоминает Валерий Грайфер, генеральный директор ОАО «Ритэк», председатель совета директоров ОАО «Лукойл», с 1964 по 1972 годы проработавший главным инженером ПО «Татнефть»: «Зима 1954 года. Я, тогда мастер по добыче нефти НГТУ «Альметьевнефть», с товарищами заехал после работы в столовую около нефтепромысла №2. Расположились в зале ИТР. Рядом за столом в одиночестве, без всякого сопровождения, ужинал крупный седовласый человек с наброшенным на плечи пальто с каракулевым воротником (таким я и запомнил его на всю жизнь). Что-то было в этом человеке такое, что смутило нашу шумную компанию. Осталось в карманах полушубков и взятое для «сугреву» вино. Он вступил с нами в разговор без апломба и назидательных речей, но запомнился. Только через несколько дней на активе управления я его увидел уже в президиуме и узнал, что это новый секретарь обкома «по нефти» — Сергей Львович Князев.

Круг интересов и деятельности Сергея Львовича выходил далеко за рамки его должностных обязанностей. Он знал, и не понаслышке, руководящий и инженерно-технический состав объединения, всех мастеров бурения, добычи нефти, «вышкарей», с особой симпатией относился к ученым ТатНИИ, Татнефтепроекта, ученым КГУ, работающим по нефтяной научной тематике. Для него не было больших и малых дел. Я не помню ни одного случая, когда бы он отмахнулся или сослался бы на занятость. Его авторитет был настолько высок, что к нему обращались даже жены и матери нефтяников по различным семейным делам. Обычно руководители объединений, предприятий промыслов работали ненормированно — с раннего утра и допоздна. Круглосуточный режим работы нефтедобывающего производства диктовал свои законы работы. Как-то мне стало известно, что жены ряда работников объединения (в том числе и моя Тамара Ивановна) решили напирать письмо Сергею Львовичу с просьбой навести в этом деле порядок. Еле отговорили.

Особое внимание Сергей Львович уделял техническому прогрессу, науке. Это его внимание оставило глубокий след в делах и развитии татарской нефтяной промышленности, которую и сегодня по праву считают академией нефтяного дела. В сфере его внимания были вопросы совершенствования разработки месторождений, повышения нефтеотдачи, борьбы с потерями нефти и газа, внедрения автоматизированной системы управления (АСУ-нефть), компьютеризация. Любимый его вопрос был по телефону: «Ну как вы там «АСУ-чиваетесь?» Это от АСУ. Он был одним из инициаторов создания в республике нефтехимической отрасли, а главное — сырьевой базы для этой отрасли. Вопросы проектирования нефтестабилизационных установок (НСУ) и мощностей по глубокой переработке газа были всегда в центре его внимания, и сегодня эти разработки эффективно работают на экономику Татарстана и страны в целом.

«А ГДЕ ЭТОТ МЕРЗАВЕЦ?» «Я ЗДЕСЬ, СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ!»

Много и плодотворно работал Сергей Львович, будучи назначенным председателем Татарского Совнархоза в начале 1960-х годов. «В своем неизменном пальто с каракулевым воротником, высоких сапогах, с суровым взглядом он появлялся на буровых, промыслах, стройплощадках, — продолжает воспоминания Валерий Грайфер. — Особенно много времени он уделял строительству Миннибаевского газоперерабатывающего завода, ввод в эксплуатацию которого должен был радикально сократить потери газа и дать сырье Казанскому заводу органического синтеза. Он зачастую сам принимал участие в оперативных совещаниях, контролировал ход дел, помогал в вопросах комплектации оборудованием. Не обходилось и без курьезов. На одной из планерок с участием Сергея Львовича докладывала Рагозинская — замдиректора завода по капстроительству. Дела шли напряженно, особенно по одному технологическому переделу, где полностью срывались сроки, установленные на предыдущем совещании. Сергей Львович мрачнел все больше и вот при очередном потоке фактов вскочил с председательского места и в ярости спросил в зал: «А где этот мерзавец?» И тут же подскочил с места «мерзавец» и громко ответил: «Я здесь, Сергей Львович». Зал всколыхнулся от громового хохота, а громче всех смеялся сам председатель. Крупнейший для того времени завод в Европе был построен, с современным оборудованием и уникальными технологиями низкотемпературного цикла. А герой этой истории был награжден высокой правительственной наградой по представлению Сергея Львовича.

Князев никогда не давал в обиду своих. Я это и по себе знаю. Как-то после серьезного пожара я должен был предстать перед коллегией Средневолжского Совнархоза (город Куйбышев) для ответа. Узнав об этом, Сергей Львович быстро организовал рассмотрение этого вопроса на бюро обкома в Казани, и, таким образом, я был выведен из-под удара в «чужом» Куйбышеве, так как был порядок, при котором за одну провинность дважды не наказывают.

Памятны и другие случаи. Однажды в Альметьевск нагрянула министерская комиссия во главе с первым замминистра. Крутой и горячий замминистра скрупулезно рассматривал дела по всем НГДУ и не стеснялся высказывать критические замечания. Особенно досталось начальнику НГДУ «Бавлынефть» Аширову. Из Бавлов быстренько позвонили Сергею Львовичу в Казань с просьбой о защите. Сергей Львович тут же позвонил в Альметьевск, серьезно объяснился с московским начальником и запретил ему в вызывающем тоне разговаривать «с нашей гордостью — нефтяником Татарстана».

Окончание следует.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    4.03.2017 10:14

    Со "стержнем" были люди.

  • Анонимно
    4.03.2017 13:33

    Одно могу сказать , Князев был эталоном бескорыстия, да и после смерти, остались семье только квартира, в малэтажной и скромной части Дворянского гнезда на Болшой Красной и огромная библиотека, которую он собирал всю жизнь. Храню и нередко перечитываю, подарнныые, его фундаментальные
    книги об истории российской нефтянки с дореволюционных времени и до эпохи социализма,как развитого,так и не очень.
    Кстати узнал из них, что вначале искали нефть около Чистополя и дажсоздали трест по поисам, но там ее не оказалсь и пошли на юго- восток республки. Отдаю должное М.Бирину собрашему и занимательно изложившему материал о великом нефтянике и просто хорошем и порядочнейшем человеке, которому в 2018 г. исполнилось бы 110 лет.Надеюсь, что нефтяники этот юбилей, о котором весьма кстати напомнила публикация в БО , обязательно отметят, он вполне заслуживает мемориалной доски на доме где жил и откда ушел в последний путь в 2002 г..

  • Анонимно
    5.03.2017 10:13

    Работа с кадрами в КПСС была поставлена много лучше, чем у нас в последние 30 лет.

  • Анонимно
    5.03.2017 11:53

    После 1991г. кадровая работа , в основном сводилась к приисканию теплых мест родне, вплотьь до внуков и внучек. БЫЛИ КОНЕЧНО ИСКЛЮЧЕНИЯ, НО КРАЙНЕ РЕДКИЕ.

  • Анонимно
    5.03.2017 13:55

    Читал маленькую но очень емкую, с уникалными фотогрфаиями книжечку о нем, составленную истриком Султанбековым и, другими привлеченными им авторами, там есть и фрагменты дневника и самого Князева. Надо переиздать ее, с добавлением статьи теперешнего руководителя Татнефти,а возможно еще кто то из государсеых и экомических лидеров республки захочет дать материал о этом выдающемся челвеге. Это будет лучший подарок накануне его 110, отмечемого в 2018 г. .

  • Анонимно
    9.03.2017 02:23

    А можеть быть в одном из городов нефтяного края есть улица имеи Князева? В Казани точно нет.. Кстати есть ли улицы имени Шмарева и Шашина в городах нефтяного края ресублики, вроде в свое время собирась это сделать?

    • Анонимно
      13.03.2017 14:15

      улица Шашина есть в Лениногорске, а Шмарева, кажется, в Бугульме, если не ошибаюсь.

    • Анонимно
      13.03.2017 14:18

      В Бугульме на ул.М.Джалиля поставлен бюст А.Т.Шмарева

  • Анонимно
    13.03.2017 14:13

    Улица Шашина есть в Леногорске, а ул.Шмарева, кажется, в Бугульме, если не ошибаюсь.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen