Общество 
22.05.2017

«Не было бы таких людей – мы бы совсем оскотинились»

Вечер памяти Гейдара Джемаля в Казани: Максим Шевченко читал его стихи, а Дамир Исхаков вспоминал о надеждах философа на татар

На субботнем вечере под названием «Философские — и не только — беседы о наследии Гейдара Джемаля. Его смыслы и знаки» много шутили, плакали и декламировали стихи. Кто и зачем пришел разгадать его знаки, что делать с наследием Джемаля, почему мыслитель исчез с экранов телевизоров и как к нему относилась российская власть, выясняла корреспондент «БИЗНЕС Online».

На втором — после московского — вечере памяти известного мыслителя Гейдара Джемаля, который прошел в минувшие выходные в Казани, много шутили, плакали и декламировали стихи

«ЭТО ПОПЫТКА СОБРАТЬ РАЗМЫШЛЯЮЩИХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫМ НЕБЕЗРАЗЛИЧНА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ И ДУХОВНАЯ СУДЬБА РОССИИ»

На втором — после московского — вечере памяти известного мыслителя, председателя исламского комитета России Гейдара Джемаля, который прошел в минувшие выходные в Казани, много шутили, плакали и декламировали стихи. Ведущим вечера «Философские — и не только — беседы о наследии Гейдара Джемаля. Его смыслы и знаки» выступил известный российский журналист, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко. Не менее представительной оказалась и публика. Среди тех, кто пришел разгадать знаки Джемаля, были бывший депутат Госдумы Фандас Сафиуллин, исполнительный директор всемирной ассоциации содействия татарским предпринимателям Фарид Уразаев, баянист-виртуоз Ринат Валеев, член Общественной палаты РТ Азат Гильмутдинов, гендиректор «Данафлекса» Айрат Баширов, бывший первый заместитель муфтия РТ Рустам Батров и многие другие известные общественные деятели, бизнесмены и ученые. Некоторые и вовсе пришли с маленькими детьми. Конференц-зал «Биляря», украшенный в восточном стиле, был набит битком — пришли порядка 200 человек.

«Мои поиски смыслов, те философские изыскания, которые были у меня, я нашел у Гейдара Джахидовича. Очень удивительный человек, заражающий своей харизмой, знаниями, смелостью. Многие личные споры, диалоги внутри меня он разрешил. Мы потеряли большого человека, очень не хватает его присутствия», — объяснил корреспонденту «БИЗНЕС Online» свой интерес к мероприятию преподаватель КФУ Нияз Нагимов. Он также добавил: «После того как он ушел, по-другому смотришь на свою жизнь, требуешь от себя большей смелости в поступках и в защите ислама, в защите знания. Очень нужно — в республике прежде всего — развивать интеллектуальный потенциал на высоком уровне, нам этого немного не хватает».

Среди гостей в зале были жена и дочь Джемаля

Среди гостей в зале были жена и дочь Джемаля. По словам супруги мыслителя Гюльнар Джемаль, после смерти мужа ближайшие соратники не оставляют его близких. «Я ощущаю поддержку ближайшего окружения Гейдара, так называемых джемалистов. Думаю, не только от них зависит судьба наследия Гейдара, потому что оно уже запущено в свободное плавание: все больше и больше людей им интересуется, в свободном доступе находится огромное количество информации. С одной стороны, эта интеллектуальная бомба будет дальше жить своей жизнью. С другой — на людях, которые его лично знали, которые более адекватно понимают его место, сейчас лежит колоссальная ответственность, чтобы это наследие должным образом преподать», — поделилась она своими мыслями с корреспондентом «БИЗНЕС Online».

По словам ученика Джемаля, человека, который до самых последних минут жизни был рядом с ним, Руслана Айсина, планируется, что вечер памяти будет постоянно действующим форматом: «Необязательно вечер памяти. Может быть, семинары — „джемалевские семинары“. По формату мы пока нащупываем, какими они должны быть». При этом Айсин подчеркнул, что вечера памяти подразумевают не просто воспоминания о его личной жизни, это более широкая тема, связанная с обсуждением серьезных фундаментальных вопросов: философии, метафизики, состоянии интеллектуального дискурса в России и мире. «Это попытка собрать не только знакомых и сподвижников Джемаля, но и рассуждающих, размышляющих людей, которым небезразлична интеллектуальная и духовная судьба России, — поделился он своим видением с „БИЗНЕС Online“. — В конце мая я поеду в Петербург, там проводят [мероприятие] не мусульмане, а люди, вдохновленные его интеллектуальными построениями. Следующий вечер памяти пройдет в Алма-Ате».


«СИТУАЦИЯ БЫЛА ТАКОВА, ЧТО ДАЖЕ ГЕЙДАРА МОЖНО БЫЛО ПОКАЗЫВАТЬ»

Сам вечер начался с просмотра документального фильма о философе и отрывка последнего интервью, записанного за неделю до его смерти казахстанскими кинематографистами. Последнее интервью, по словам ведущего вечера, является уникальным видео, которое показывает Гейдара таким, каким его никто не видел. «И последний станет первым...» — фраза, которой закончился фильм Надежды Кеворковой, задала соответствующий тон встрече, где о Джемале говорили больше как о живом, а не ушедшем в иной мир человеке.

«Могила Гейдара в Алма-Ате поросла свежей травой, а голос его звучит в ушах. И глаза закрывать не надо, как будто он стоит живой, — поддержал этот тон Шевченко. — Смерть для Гейдара была важнейшей частью жизни, он насчитывал 70 ступеней духовного развития человека. Первая — это просто поднять камень и убрать с дороги. А самой высшей он считал смерть, которая человеком принимается осознанно, ради высшей цели».

В ходе всего вечера, который продлился три часа, о Джемале говорили много и вдохновленно, подчеркивая, что это масштаб личности, который рождается раз в тысячелетие. «Сейчас, когда возникает вопрос „Кто вместо него?“, увы, необходимо сказать, что никто. Заменить его некем. Без него немножко пусто, без него есть некоторая растерянность», — поделился своими чувствами сын Джемаля, известный военный журналист Орхан Джемаль.

— Почему он пропал с TV, не вел свои передачи, что случилось? — послышался вопрос из зала.

— Телевидение поменялось, — ответил Джемаль-младший. — В 1990-е годы, когда у него были свои передачи, когда он взаимодействовал с государственными каналами, это было время свободы, эпоха авантюристов, поэтов, романтиков, ярких людей. Ситуация была такова, что даже Гейдара можно было показывать для миллионов. Мало-помалу ситуация менялась, и через 25 лет мы имеем то самое телевидение, которое имеем. Телевидение, которое выполняет пропагандистские задачи, отчасти схожие с теми, которые выполнялись в СССР.

На что Шевченко удивленно спросил:

— Ты что, смотрел телевизор в 1990-е годы?

— Тогда еще да. Отца, по крайней мере, смотрел.

— Ужас какой! — рассмеялся Шевченко, которого поддержал весь зал.


А между тем последователи Джемаля, называя себя «карликами, которые стоят на плечах гиганта», продолжали делиться своими воспоминаниями о мыслителе. По словам директора проектов Института региональных исследований Тимура Шангареева, Джемаль был уникален в том, что один не побоялся изменить вектор отношения к исламу. «После него люди поняли, что мусульманин — это не безграмотный дехканин и не звездочет или вообще страшный террорист. Именно он показал, что мусульмане могут и должны говорить на самые серьезные, самые глубокие, самые животрепещущие темы. Он своим уровнем всем это и показал. Я согласен с Орханом: Гейдара Джахидовича заменить невозможно, это был уникальный человек, и никто не сможет прийти к нему на смену», — говорил он.

Главный редактор концептуального журнала «Поистине», основанного философом, Айсин, делясь воспоминаниями о своем учителе и декламируя его стихи, и вовсе расплакался. К слову, стихи Джемаля на протяжении всего вечера декламировал и Шевченко.


«ДЖЕМАЛЬ ЭФЕНДИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВОЗЛАГАЛ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ НАДЕЖДЫ НА ТАТАР»

Из зала продолжались сыпаться многочисленные вопросы: шиитом был Джемаль или суннитом, как относился к Гюлену и ваххабитам, суфизму и традиционному исламу? «Он критически относился к разделению мусульман на какие-то толки и направления. Считал это крайне негативным и требующим преодоления. И на все подобные вопросы [он] отвечал: „Я — мусульманин“», — констатировал Орхан Джемаль. Вспомнили собравшиеся и о том, что однажды в своем интервью газете «БИЗНЕС Online» Джемаль сравнил татар с Котом Леопольдом. «Известно, что российские татары действуют в режиме Кота Леопольда, ничего другого ожидать не приходится», — сказал тогда он.

— Его отношение к татарам было от «вы должны зажечь в 1990-е годы» до «похожи на Кота Леопольда», — отметил общественный деятель, публицист, экономист Рустам Курчаков.

— Кот Леопольд — это тот, который говорил «Давайте жить дружно», в этом смысле. Я это уточняю, чтобы никого не обидеть, — подчеркнул при этом Шевченко.

— Татарский народ не обидишь, — под смех зала ответил ему Курчаков.

Экономист также вспомнил, что при личных встречах с Джемалем они говорили в том числе и о роли татар в обновлении России.


Татарскую тему в философии Джемаля продолжил и доктор исторических наук Дамир Исхаков. Назвав Джемаля «консервативным революционером» и сравнив его с татарскими кадимистами, Исхаков отметил: «У татар было много людей, которые являются наследниками имамов. К сожалению, в советский период мы были просто урожденными мусульманами и та высокая исламская традиция, которая у нас была, прервалась. Мы носили в душе зародыш исламских взглядов, но у нас не было аппарата мышления. Я с большим уважением вспоминаю Джемаля за то, что он пытался привить нам этот аппарат».

— Джемаль эфенди действительно возлагал определенные надежды на татар, потому что, как ни крути, они являются одним из становых хребтов России. Мы создавали это государство, и оно является наследником нашей Золотой Орды, поэтому у нас должны были быть особая позиция и особый боевой дух, которые мы пока не проявили. Гейдар имел в виду как раз этот момент. Я воспринимаю данную оценку татар Джемалем. Конечно, немного обидно, но еще не вечер, вот Максим знает, — кивнул в сторону ведущего Исхаков.

— Вчера в Болгаре я испытал огромную духовную и интеллектуальную радость, когда увидел наконец-то, что столь дорогие нам с советского детства и со времен Карамзина события вокруг Куликовской битвы названы там внутренним устроением Улуса Джучи. Мне это так понравилось, что я подумал: вот тут есть интеллектуальный прорыв. Поэтому не расстраивайтесь, у вас есть еще огромный потенциал, который предстоит изложить в перспективе, — ответил на это Шевченко.

К слову, в конце жизни Джемаль подчеркивал особую роль татар в развитии российского ислама. В своем последнем интервью, отрывки из которого были продемонстрированы во время встречи, он сказал: «На территории СНГ существует три больших центра силы: это, конечно, Средняя Азия, Кавказ, третьим центром является Поволжье, тоже очень мощный комплекс, который фактически объемлет коренное население большой России, потому что именно это коренное население неразрывно связано с судьбами татарского народа. Вот эти три точки, центры силы — они определяют процессы, которые идут на территории бывшего Советского Союза».


«ТАК ВЛАСТЬ ОТНОСИЛАСЬ К КАЖДОМУ УДИВИТЕЛЬНОМУ ФИЛОСОФУ»

На вопрос «Мы знаем его отношение к власти, а каково было отношение российского истеблишмента, представителей власти к Джемалю?» Шевченко ответил, что власть дико боялась философа — и живого, и мертвого. «Боялась тем, что он был абсолютно независимым и никогда перед ними не заискивал. При всем при этом власть очень нуждалась в Гейдаре. С ним общались тайно, инкогнито и открыто достаточно высокие представители власти. Беседовали представители политического истеблишмента. Его уважали, потому что, как сказал один человек, „не было бы таких людей — мы бы совсем оскотинились“. Это был один мотив. А второй — то, что Джемаль давал некие точки исторического развития, перспективы развития России, которые сами они придумать не могли, потому что топчутся в концепциях между похоронами Колчака, чествованием Деникина, восхвалением государя-императора и так далее», — сказал он. По словам ведущего, не случайно полтора года назад Джемаля позвали на интервью «в топовую передачу, к топовому ведущему Познеру на Первый канал». «Власть Гейдара боялась, уважала, ценила. Так власть относилась к каждому удивительному философу», — добавил он.

Завершая встречу, Шевченко вспомнил, как знакомство с Гейдаром Джемалем в 1995 году «все перевернуло в его жизни»: «Гейдар не укладывается в категорию „исламский философ“ и вообще не укладывается в категорию „философ“. Гейдар — это человек сократического плана. Такие люди рождаются раз в тысячелетие. Джемаль, как и Сократ, задавал вопросы, которые меняли людей. Наша внутренняя обязательность после встречи с Джемалем — не прожить жизнь напрасно. Невозможно жить после встречи с Джемалем и отказаться от внутреннего голоса, вопроса Гейдара, который звучит внутри: „Зачем ты живешь, зачем ты здесь — в эту эпоху, в это время, в этой стране, говоришь на этом языке, с этими людьми и ходишь вместе с ними? Зачем?“ Это самый сильный и самый страшный вопрос, который Гейдар задавал и которым пробуждал в нас человечность».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (16) Обновить комментарииОбновить комментарии

Джемаль очаровывал не только тем, что говорил, но и тем, как говорил. Имел мощную психею! И все-таки, проблема идентификации Джемаля как философа со своим учением и онтологией, возможна будет только тогда, когда будут проведены философские конференции с участием истинных философов, каковых в России мало. Анализ философской самобытности Джемаля ещё предстоит раскрыть. Истинное о Джемале останется после того, как будет убрано возмущение, вызванное его медийной популярностью и останется нечто, что читатель будеть читать и вечно возвращаться к его взглядам и размышлениям. Шевченко - весьма темпераментный человек, который в последнее время много суетится. Истинная философия не любит суеты. Она только там, где тишина библиотек, причём мировых с прочтением подлинников. Что уж говорить о том, что большинство преподавателей и исследователей философии часто изобретают велосипеды из-за непонимания заветов Канта.

  • Важно более глубоко изучать его деятельность. Не всё так однозначно.

  • Анонимно
    22.05.2017 08:57

    МашаАллах много знакомых лиц. Тимур, Максим, Орхан, Дамирабы,Расуль и даже Батров. жалко не получилось побывать пообщается. многих давно не видел.

  • Анонимно
    22.05.2017 09:01

    Конечно Гейдарэфенди был один из редких людей. но не менее значительные были такие интеллектуалы как Ахмад Ахтаев и Валиахмад Садур кстати как раз эти разные по характеру и складу ума были основателями Исламской Партии Возрождение СССР потом они пошли своими путями. на данный момент их нет среди нас. но память и то что они оставили после себя живет.

    • Вот именно. Поэтому для объективного анализа Джемаля необходимо снятие возмущения, вызванное его медийностью. Нужно изучать его реальное творческое наследие.

    • Анонимно
      23.05.2017 04:04

      Спасибо, что вспомнили Валиахмета Садура, это был великий ученый и человек, но очень скромный, как это присуще, действительно, гениальным личностям.

  • Анонимно
    22.05.2017 09:01

    При жизни относился к нему критически. Всегда стоял вопрос, что это за невидимый комитет, который он возглавлял и от лица которого выступал. После его смерти ощутил, что его действительно не хватает, в общественном поле осталась только казенщена с восхвалением власти. Ни идей, ни перспектив...

  • Джемаль очаровывал не только тем, что говорил, но и тем, как говорил. Имел мощную психею! И все-таки, проблема идентификации Джемаля как философа со своим учением и онтологией, возможна будет только тогда, когда будут проведены философские конференции с участием истинных философов, каковых в России мало. Анализ философской самобытности Джемаля ещё предстоит раскрыть. Истинное о Джемале останется после того, как будет убрано возмущение, вызванное его медийной популярностью и останется нечто, что читатель будеть читать и вечно возвращаться к его взглядам и размышлениям. Шевченко - весьма темпераментный человек, который в последнее время много суетится. Истинная философия не любит суеты. Она только там, где тишина библиотек, причём мировых с прочтением подлинников. Что уж говорить о том, что большинство преподавателей и исследователей философии часто изобретают велосипеды из-за непонимания заветов Канта.

  • Только тогда, когда ценность Джемаля будет очищена от влияния его прошлой медийности и его значительности в силу неразвитости исламской теологии в России.

  • Анонимно
    22.05.2017 14:26

    Никакой медийности у Гейдара не было, чтобы изучать нужно его СЛУШАТЬ (видео много) можно и книги прочесть их немного. Он доносил смыслы кому нужно тот услышал.

    • Анонимно
      22.05.2017 15:57

      Медийность и помогала, и мешала Г.Джемалю. Действительно, человек столько работ и наработок после оставил, что можно долго осваивать. Шум медийности утихает, и понимаешь, что злободневности у Джемаля очень много фундаментальных прорывов.

    • Анонимно
      26.05.2017 11:11

      Совершенно верно,а то всё заседают и заседают!Только повторюсь,Джемаль рахматуллах,сказал всё и мы его
      поняли,поменяли некоторые взгляды,всегда будем помнить ИншаАллах

  • Ребята ну зачем изучать то что не может быть! Я имею ввиду Бога и кто считает по другому просто мягко сказать заблуждается!

  • Фидарис
    23.05.2017 02:06

    Гейдара-афанди был единственным в публичной медийной сфере, кто мог убедительно отстаивать Ислам на любых уровнях диалога. Вполне допускаю, что такого уровня мышления интеллектуалы или близкие к этому уровню могут быть в среде ныне живущих людей мусульманских национальностей. Власть. очевидно, не заинтересована в появлении новых "Джемалей" . Но Умма нуждается в таких лидерах, надо находить их и помогать им подниматься и осваивать российское медийное пространство.

  • Анонимно
    31.05.2017 04:47

    Я казах, но никогда не мог подумать, что Джемаль будет лежать на нашей земле. Надо Коран почитать на его пристанище! 1200 км. Но я сделаю это. Иманды болсын!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль