Политика 
7.11.2017

Михаил Зыгарь: «Ленин чересчур даже для эпохи «Фейсбука», это просто вулкан!»

Бывший главный редактор «Дождя» о том, почему Николай II оказался «неэффективным менеджером», а Россия отнюдь не была обречена на большевиков

«Коммунизм возможен в интернете, где все принадлежит всем, в то время как реальный мир катится к антиутопии», — считает известный журналист и писатель Михаил Зыгарь. В интервью «БИЗНЕС Online» Зыгарь рассказал, как, работая над своей новой книгой «Империя должна умереть», поочередно побывал всеми своими персонажами, почему к январю 1917 года недовольство коррупцией достигло пика, за счет чего большевикам удалось переиграть Керенского и кто первым развязал в России террор.

Михаил Зыгарь: «Тут каждый решает то, что он хочет. Книга устроена так, чтобы каждый человек сам делал свои выводы» Михаил Зыгарь: «Тут каждый решает то, что он хочет. Книга устроена так, чтобы каждый человек сам делал свои выводы» Фото: Владимир Андреев / ТАСС

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ РАССЫПАЛСЯ В ПЫЛЬ, МИНИСТРЫ РАЗОШЛИСЬ ПО ДОМАМ»

— Михаил Викторович, теме русской революции вы посвятили интернет-проект project1917.ru и весьма объемную книгу (более 900 страниц) «Империя должна умереть». На ваш взгляд, была ли в 1917 году или раньше такая точка невозврата, пройдя которую, Россия была обречена на революцию? Или даже в первые дни Февральской революции один полковник Кутепов мог силами своего отряда сохранить монархию, если бы правильно действовал и арестовал для начала всю Госдуму, где стихийно формировался штаб мятежа?

— В том, что касается Февральской революции, все довольно просто: ее просто не было. По влиянию и по последствиям эти дни можно назвать революцией (впрочем, если детально посмотреть на то, что происходило, можно прийти к выводу, что именно так и происходит бо́льшая часть революций). Государство рассыпалось почти без каких-либо внешних воздействий: не было никакого заранее придуманного плана, не было никакого переворота, не было никаких особенных внешних усилий для того, чтобы обрушить государственную машину. Государственный аппарат просто рассыпался в пыль, министры ушли по домам и не вернулись на работу. Бо́льшая часть чиновников, которые должны были бы являться государством, до такой степени потеряли веру в то, что они делают, что перестали выполнять свою работу.

Есть, например, очень любопытные воспоминания жандармского офицера Павла Заварзина (генерал-майор, в 1916–1917 годах — начальник Варшавского Губернского жандармского управления, в сентябре 1916 года был приглашен в Петербург и поступил в распоряжение департамента полицииприм. ред.). В начале 1917 года Заварзин путешествует на поезде из Петрограда во Владивосток, затем — в Архангельск и поражается тому, что везде — на каждой станции, в каждом купе, в каждом трактире — везде, куда он заходит, люди громко, не таясь и совершенно не обращая внимания на то, что их кто-то услышит, говорят невероятно возмутительные вещи. Они говорят о том, что так больше жить невозможно, что император и императрица не должны далее управлять страной, они говорят про Григория Распутина, они говорят про коррупцию в Петрограде и про то, кто должен управлять страной после того, как уберут императора Николая II. За все эти разговоры, как пишет Заварзин, нужно, в принципе, немедленно сажать. Однако об этом говорят все по всему маршруту его путешествия от Петрограда, Архангельска и до Владивостока. И это происходит везде. Говорить про то, что один полковник Александр Кутепов мог взять и остановить всю страну, которая больше не существует, на ее пути к февралю, наверное, странно. Не было никакого морального основания, чтобы этот засохший омертвевший динозавр продолжал существовать. Его невозможно было удержать от распада ни силами полковника Кутепова, ни силами двух или трех полковников (отряд Кутепова, предоставленный в его распоряжение 27 февраля 1917 года командующим Петроградским военным округом Хабаловым, составлял 6 рот, 15 пулеметов и около полутора эскадронов. Это были единственные силы в Петрограде, которые пытались противостоять восставшимприм. ред.).

 Николай II с семьей. Слева направо: Ольга, Мария, Николай, Александра, Анастасия, Алексей и Татьяна. 1913 год Николай II с семьей. Слева направо: Ольга, Мария, Николай, Александра, Анастасия, Алексей и Татьяна. 1913 год Фото: Boasson and Eggler, ru.wikimedia.org

— Хорошо. Но все-таки, была ли точка невозврата?

— Думаю, что было огромное количество точек невозврата, — миллионы способов, чтобы каким-то образом реформировать Российскую Империю. Начиная с 1905 года, когда действительно случилась настоящая революция. В октябре 1905 года случилось действительно очень важное событие. Николай II фактически был свергнут. Император был заперт в Петергофе, у него не было возможности выехать в столицу, у него не было связи с правительством. В Финский залив вошел немецкий военный корабль, чтобы эвакуировать императора в Германию. И Вильгельм II, двоюродный брат русского царя, предлагал ему ввести немецкие войска для устранения беспорядков — весь двор советовал Николаю согласиться.

Так что фактически произошла революция. Каким-то чудом и во многом благодаря усилиям графа Сергея Витте (фактического автора манифеста от 17 октября и инициатора трансформации самодержавной монархии в конституционнуюприм. ред.) этот финальный рубеж не был перейден. Тем не менее никакие уроки из этого извлечены не были. Почти все, что происходило дальше, было во многом чередой неправильных, чудовищных, трагических решений.

Граф Сергей Витте, фактический автор манифеста от 17 октября Граф Сергей Витте, фактический автор манифеста от 17 октября Фото: Иосиф Оцуп, ru.wikimedia.org

Мне кажется очень символичным разговор между императором, императрицей и Владимиром  Коковцовым (6 сентября 1911 года после убийства Петра Столыпина Николай II назначил Коковцова председателем совета министровприм. ред.). Они объясняли новому премьеру, что он должен делать, а чего не должен: не должен «высовываться», не должен слишком активно проявлять инициативу, не должен заслонять собой императора, потому что ему следует помнить, что император является первым лицом, а он должен держаться в тени (существует легенда, что Коковцов на это ответил, что Столыпин не заслонял императора, а умер за негоприм. ред.). Поэтому неудивительно, что все чиновники были заняты тем, чтобы ничего не делать, чтобы не дай бог не нажить себе новых врагов, чтобы не заслонить императора. Это такая очень длинная точка невозврата, очень длинный период «гниения». Я не знаю, какой момент этого «гниения» становится необратимым. Но к январю 1917 года на каждой станции, в каждом трактире люди говорят: «Все, конец». И никакой полковник Кутепов уже не может ничего спасти.

25 октября 1917 года тоже все рассыпалось, потому что никто больше не верил во Временное правительство, а демократия оказалась «мертворожденным ребенком»?

— Наоборот. Мне кажется, что в отличие от Февраля здесь идет совсем другой процесс, и тут как раз переворот — заранее подготовленный силовой захват власти, довольно эффективно произведенный Троцким. Причем, не обреченный на успех с самого начала. После Октября параллельно существует и Совет народных комиссаров, и Комитет спасения родины и революции (создан в ночь на 26 октября с целью борьбы против большевиков – прим. ред.). По сути, Комитет — это другое правительство по версии эсеров и меньшевиков. У многих людей есть чуткое ощущение, что большевики долго не продержатся, а им на смену придут другие люди. Поэтому говорить о том, что это была судьба и что Россия была обречена на большевиков, — это совершенно неверно. Потому что как раз тут и было начало большого пути, начало Гражданской войны. А на всем протяжении этой войны было множество моментов, когда ситуация могла закончиться как угодно иначе.

«К январю 1917 года на каждой станции, в каждом трактире люди говорят: «Все, конец» «К январю 1917 года на каждой станции, в каждом трактире люди говорят: „Все, конец“» Фото: «БИЗНЕС Online»

Хорошо, но почему, когда в октябре произошел силовой захват власти, на защиту «солнца русской свободы» Керенского встали только ударницы и юнкера, то есть женщины и мальчишки? Хотя того же Николая II защищал, как-никак, фронтовой офицер Кутепов. Почему демократические силы грудью не встали на защиту своего символа?

— Александр Керенский — это просто такой человек. Я далек от того, чтобы путать людей и институты. К сожалению, Николай II всю жизнь путал себя и Россию — точно так же, как и его жена. Именно это и сделало их такими «неэффективными менеджерами». Керенский тоже в какой-то момент начал путаться.

Мы не очень сильно погружены в контекст того времени. Существует стереотип о том, что Керенский — это такой царь, который возглавил Россию после свержения монархии. Но это совсем не так воспринималось, если смотреть на Керенского из 1917 года. Он был одним из заметных людей, шагнувших в то время на историческую сцену, но не единственным. Начиная с февраля существовала очень бурная политическая ситуация, скорее напоминавшая Россию 1990-х годов. Скажем, в 1991–1993 годах Борис Ельцин не воспринимался как единственно возможный руководитель России, как человек, которому самой судьбой предначертано быть президентом. Такого не было и в 1917 году. Керенский был человеком с большими заслугами, но с очень сильно подмоченной репутацией. От него отвернулось огромное число его прежних сторонников.

«Существует стереотип о том, что Керенский (на фото) — это такой царь, который возглавил Россию после свержения монархии. Но это совсем не так воспринималось, если глядеть на Керенского из 1917 года» «Существует стереотип о том, что Керенский (на фото) — это такой царь, который возглавил Россию после свержения монархии. Но это совсем не так воспринималось, если смотреть на Керенского из 1917 года» Фото: Карл Булла, russiainphoto.ru

Ситуация была очень поляризованной. Настроения, царившие в Петрограде в 1917 году, и настроения россиян 1993 года в чем-то схожи. Пусть с натяжкой, но психологически эти два периода близки. Это была очень поляризованная страна без каких-либо стопроцентных авторитетов. Если вначале мелькнули яркие лидеры, которые были очень популярны, то к концу года кто-то из них устал, а  кто-то — если не многие — сильно испортили себе репутацию. Даже Ираклий Церетели (грузинский революционер, входивший и в Петросовет, и во второй состав Временного правительства,прим. ред.), который был крайне авторитетен в начале года, потом уже плюнул на Керенского. Тот факт, что они разошлись, был сильным ударом по позициям тех людей, которые рассчитывали видеть Россию демократическим государством.

«ОЧЕНЬ МАЛО КАЧЕСТВЕННОГО ФИКШНА, НАПИСАННОГО НА СЕГОДНЯШНЕМ ЯЗЫКЕ»

— Свою книгу «Империя должна умереть» вы начинаете с Льва Николаевича Толстого, а именно — с газетного известия от 24 февраля 1901 года об «отпадении» от церкви самого известного писателя России. Вы тоже, следом за Лениным, рассматриваете Толстого как «зеркало русской революции»? Или это просто такая ключевая фигура, с которой «вкусно» начать?

— Лев Толстой — это действительно ключевая фигура. Возможно, самая важная политическая фигура для России столетней давности. Его сейчас таким никто не воспринимает, потому что его теперь мало кто знает в  качестве общественного деятеля, но, по сути, это символическая фигура. И он, конечно же, духовный отец всей русской оппозиции начала XX века. И все последующие герои, все последующие лидеры оппозиции являются его учениками, начиная с Георгия Гапона, у которого все проблемы начинаются из-за того, что он толстовец, и заканчивая князем Георгием Львовым, первым главой Временного правительства.

— Ваша книга изобилует параллелями, которые тянутся в сегодняшний день...

— Там очень мало параллелей. Она ими не то чтобы изобилует, они появляются редко и только в те моменты, когда их нельзя избежать.

«Моя единственная цель – чтобы то, о чем я пишу, было близко и понятно читателю» (на фото ведущая первой встречи с читателями Таня Фельгенгауэр) «Моя единственная цель — чтобы то, о чем я пишу, было близко и понятно читателю» (на фото ведущая первой встречи с читателями Татьяна Фельгенгауэр) Фото: аккаунт в «Фейсбуке»

— А разве изначальная задумка книги — это не параллель между 1917 и 2017 годами?

— Нет, это книга о начале XX века, там как раз нет таких параллелей. Она ставит цель разобраться в том, что происходило в душах и судьбах людей того времени. Это попытка отвести сегодняшнюю аудиторию в гости к тем людям и познакомить их с теми людьми, которые жили 100 лет назад. И никак иначе. Поэтому я пытаюсь не ставить никаких барьеров между читателями и героями. А сделать так, чтобы читатели напрямую с ними общались. Именно поэтому я придумал вот этот прием сносок, чтобы никаким образом не вторгаться в текст самому, чтобы от меня ничего в самом тексте книги не было. Там действуют только герои. Приемы сносок нужны для того, чтобы не проводить никаких параллелей внутри текста, сохранить чистоту самого текста.

— Но многие восприняли сноски, где вы проводите параллели между Саввой Морозовым и Ходорковским, между хипстерами и группой Мережковского-Философова — как намек. Как то, что выстраиваемый пазл 1917 года может вновь сложиться 100 лет спустя, если события и имена той и этой эпохи так часто «рифмуются».

— Смотрите, тут каждый решает то, что он хочет. Книга устроена так, чтобы каждый человек сам делал свои выводы. А что касается хипстеров «серебряного века»... Некоторых особенно консервативных критиков смутило то, что рассказ ведется на очень современном языке. Это вообще-то не ново и в культуре довольно широко применяется — в кино, в театре, когда, рассказывая о событиях прошлого, например в театре, актеры надевают сегодняшние костюмы.

— Это, так сказать, «Ромео и Джульетта» в современном интерьере?

— «Ромео» и Джульетта в современном интерьере, «Евгений Онегин» в современном интерьере — в Большом театре, между прочим, идет такая опера... И в общем, никто не смущен этим, никто не видит в этом какого-то пророчества. Это довольно стандартный прием, и то, что он в литературе почему-то пока еще не очень часто используется, — это скорее проблема литературы. Очень мало качественного фикшна (fiction — вымысел, в отличие от жанра нон-фикшна, документальной прозы), написанного на сегодняшнем языке, понятном сегодняшней современной публике. Моя единственная цель — чтобы то, о чем я пишу, было близко и понятно читателю. С этой целью и использую этот язык. Никаких страшных пророчеств, в принципе, в книге нет.

Гиппиус, Философов и Мережковский. 1920 год Гиппиус, Философов и Мережковский. 1920 год Фото: az.lib.ru

Более того, в книге такое количество разных героев, что читатель может себя с кем-то из них ассоциировать. Разные люди будут находить себе каких-то проводников в ту эпоху и их глазами смотреть на повествование. Мне кажется, что кто-то будет в ужасе — так же, как поэтесса Зинаида Гиппиус (супруга писателя и общественного деятеля Дмитрия Мережковскогоприм. ред.), а кто-то наоборот — будет с увлечением следить за быстро сменяющимися событиями.

«КОГДА ЧИТАЕШЬ ЛЕНИНСКИЕ ТЕКСТЫ, ТЕБЯ ПРОСТО СНОСИТ ЭТОЙ ВОЛНОЙ АГРЕССИИ»

— Вы называете Льва Толстого «отцом духовной оппозиции» той эпохи. Но как могло получиться, что Лев Николаевич, проповедник «непротивления злу насилием», запустил, наверное, самую мощную эпидемию насилия в истории России?

— По-моему, это довольно примитивная причинно-следственная связь — говорить, что Толстой в этом виноват. Мне кажется, что Толстой не виноват. Думаю, что ни в каком историческом процессе нельзя выстроить понятную причинно-следственную связь: от этого произошло то, а потом случилось вот это... В книге «Империя должна умереть» видно, что существует очень много случайных факторов и очень много разных людей, которые невольно влияют на ситуацию. Нельзя цепочку событий ставить в заслугу одному человеку или рассматривать как его вину, нельзя все это представить как план одного человека. Как правило, это никем не спланировано, это очень хаотичное развитие ситуации. Конечно, есть люди, которые в определенной степени должны нести серьезную ответственность за произошедшее, потому что они были наделены властью в этой стране, в первую очередь — император и императрица Но даже они — при всех тех чудовищных поступках, которые они искренне совершают, потому что они искренне убеждены, что делают все правильно, — даже их нельзя ни в чем обвинить. Потому что и император Николай II, и его супруга Александра Федоровна являются, в общем-то, песчинками в этом хаосе и в этом огромном количестве самых разных факторов.

«Мне кажется, что Толстой (на фото в центре) не виноват. Думаю, что ни в каком историческом процессе нельзя выстроить понятную причинно-следственную связь» «Мне кажется, что Толстой (на фото в центре) не виноват. Думаю, что ни в каком историческом процессе нельзя выстроить понятную причинно-следственную связь» Фото: pokazuha.ru

— То есть вы ни коим образом не кальвинист и не сторонник теории предопределения. А как же версия о заговоре германского генштаба, спровоцировавшего революцию в России?

— Нет, я никоим образом не сторонник теории предопределения или заговора. В сущности, моя книга начинается и заканчивается противоположным утверждением: это никакое не предопределение. Что касается заговора германского генштаба, то на этот счет я проанализировал огромное количество документов и писем той эпохи. В трех последних главах «Империи» подробно и пошагово изложено, что и как происходит, в том числе — путешествие Ленина из Швейцарии в «пломбированном вагоне», потом уголовное дело в отношении него по обвинению в немецком шпионаже. Эта версия о немецком шпионаже была хорошо известна в тот момент, она была довольно добросовестно и скрупулезно расследована. Но не было ни одного серьезного человека, который реально бы в это верил.

Скажем, петроградская газета «Живое слово» писала в июле 1917 года буквально следующее: «Ленину поручено стремиться всеми силами к подрыву доверия русского народа к Временному правительству. Деньги на агитацию получаются через некоего Свендсона, служащего в Стокгольме при германском посольстве. Деньги и инструкции пересылаются через доверенных лиц. Согласно только что поступившим сведениям, такими доверенными лицами являются в Стокгольме большевик Яков Фюрстенберг, известный более под фамилией Ганецкий, и Парвус (доктор Гельфанд). В Петрограде — большевик, присяжный поверенный Козловский, родственница Ганецкого — Суменсон. Козловский является главным получателем немецких денег, переводимых из Берлина через Disconto Gesselschaft в Стокгольм (Nya-Banken), а отсюда — в Сибирский банк в Петрограде, где в настоящее время на его текущем счету имеется свыше 2 миллионов рублей. Военной цензурой установлен непрерывный обмен телеграммами политического и денежного характера между германскими агентами и большевистскими лидерами».

Ленин по этому поводу только пожимал плечами: «Наш генеральный штаб проявил себя „в деле“ против большевиков, кажется, первый раз публично через... — это странно, это знаменательно, это неправдоподобно — через черносотенную газетку „Живое Слово“, в которой напечатана явная клевета, что Ленин — шпион. Разве же мыслимо при сколько-нибудь правильном ведении дела, чтобы протоколы допроса, принадлежащие штабу, печатались в черносотенной прессе до назначения следствия или до ареста подозреваемых?» А Парвус (Александр Парвус, настоящее имя Израиль Гельфанд, так называемый «коммерсант от революции») утверждал, что его и так изучали под лупой: «Правительство Керенского отчаянно вело следствие против меня. Найди они любую мелочь, которая могла бы меня дискредитировать, они не преминули бы ей воспользоваться».

«Любой человек, который много читал Ленина, особенно его публицистические труды, согласится, что у него невероятные эмоционально заряженные тексты»Фото: РИА «Новости»

— Троцкий тоже посвятил разбору версии о «заговоре германского генштаба» немало страниц в своих мемуарах «Моя жизнь».

— Лев Троцкий, предположим, был заинтересованным лицом. Но кроме него в России было очень много незаинтересованных лиц, вплоть до, скажем, первого главы Временного правительства князя Львова. Это человек, который в наименьшей степени был заинтересован в том, чтобы выгораживать Ленина. Зато в наибольшей степени был заинтересован в том, чтобы Ленина и его товарищей арестовать. Но даже у него не было ни малейших сомнений, что все это дезинформация и довольно грубо сфабрикованная фальшивка.

— Разделяете ли вы многочисленных героев своей книги на любимых и нелюбимых? Скажем, какие чувства у вас вызывает Ленин — раздражения или симпатии?

— У меня нет любимых или нелюбимых героев. С одной стороны, у меня и правда есть к ним какое-то личное отношение, потому что я очень много времени провел в тексте. У меня есть ощущение, как будто я много времени говорил со своими героями. Есть люди, с которыми тяжело общаться, а есть люди, с которыми общаться легко. Так я их и оцениваю. Я оцениваю только качество и эмоциональность, посыл текста.

Любой человек, который много читал Ленина, особенно его публицистические труды, согласится, что у него невероятные эмоционально заряженные тексты. Все, что он пишет, — это просто вулкан: там такое количество очень острых эмоций и такое количество агрессии, причем, довольно беспощадной. Ленин абсолютно нетерпим к своим врагам. Он не жалеет никакой риторики. Он постоянно полемизирует, он постоянно обличает и разоблачает тех людей, с которыми не согласен, и совершенно никого не щадит... Это такой очень нетипичный стиль для того времени. Для сегодняшнего времени чуть более типичный, потому что в эпоху «Фейсбука» такое бывает чаще, а тогда это было вообще в новинку. И в общем, когда ты долго читаешь ленинские тексты, это очень тяжело, потому что тебя просто сносит этой волной агрессии.

— То есть Ленин активно «троллил» своих оппонентов?

— Я бы не назвал это троллингом. Цели Ленина — чуть больше, чем троллинг.

— Цель Ленина — Россия и мировая революция. Здесь формируется другой полюс по сравнению с Толстым. С одной стороны, мягкий и все понимающий Лев Николаевич, проживающий в Ясной Поляне, а с другой — журналист Владимир Ульянов с его беспощадным стилем, живущий везде — и в Цюрихе, и в Выборге, и в Гельсингфорсе, и в шалаше в Разливе. Ленин — это такой «анти-Толстой»?

— Может быть, так, да. Отчасти в этом есть истина.

— Почему «беспощадный ленинский стиль» так распространился в настоящее время?

— Мне кажется, это даже для сегодняшнего дня чересчур. В тот момент, в начале ХХ века, у Ленина почти нет таких аналогов, а сейчас они встречаются. И все-таки — Ленин сильноват даже для сегодняшнего дня.

«У меня есть ощущение, как будто я много времени говорил со своими героями. Есть люди, с которыми тяжело общаться, а есть люди, с которыми общаться легко» «У меня есть ощущение, как будто я много времени говорил со своими героями. Есть люди, с которыми тяжело общаться, а есть люди, с которыми общаться легко» Фото: аккаунт в «Фейсбуке»

«ОТ ПРЕЖНЕЙ РОССИИ НАМ ОСТАЛОСЬ ДОВОЛЬНО МАЛО: КАКОЙ-ТО СУСАЛЬНО-КУСТОДИЕВСКИЙ ОБРАЗ»

— Третья глава вашей книги называется «Евреи выходят на тропу войны: Михаил Гоц и Григорий Гершуни создают самую мощную оппозиционную партию в России». Долгое время тема участия еврейства в русской революции была табуирована. Однако потом вышел труд Александра Солженицына «Двести лет вместе»...

— Табуирована? Если честно, я ничего табуированного в этой теме не вижу. Это же не привнесенная мной характеристика. Известно, что в тот момент евреи в Российской Империи были очевидно ущемляемым национальным меньшинством, ущемляемым народом. Были законы, ограничивающие их в правах, существовала черта оседлости (в черту оседлости, фактически прекратившую свое существование к 1915 году, входила значительная часть Царства Польского, Литва, Беларусь, Бессарабия, Латгалия, которая была частью Витебской губернии, а сейчас — Латвии, а также часть территории современной Украины, соответствующей южным губерниям Российской империиприм. ред.). В России действовали оппозиционные еврейские партии (хорошо известен «Бунд», всеобщий еврейский рабочий союз, входивший некоторое время в состав РСДРП — прим. ред.). Евреи были поражены в правах, и этот факт, конечно же, отразился на их политической активности. Мне кажется, что это совсем не табуированная тема, наоборот, она широко в исторической литературе освещена.

(Бывший секретарь Сталина Борис Бажанов в своих воспоминаниях описывал эту ситуацию так:  «В России до революции евреи, ограниченные в правах, в большинстве были настроены оппозиционно, а еврейская молодежь поставляла в большом числе  кадры  для революционных партий и организаций.  И в руководстве этими партиями евреи всегда играли большую роль. Большевистская партия не  представляла  исключения  из  этого  правила,  и  в большевистском Центральном Комитете около половины членов были евреи.

После революции  довольно  быстро  получилось  так,  что именно в руках этой группы евреев в  ЦК  сосредоточились  все  главные  позиции власти.  Тут  сказалась,  вероятно,  многовековая  привычка  еврейской диаспоры держаться дружно и друг друга поддерживать, в то время как у русских  цекистов  таких  привычек  не  было.  Во  всяком случае,  все важнейшие центральные посты власти были  заняты  несколькими  евреями: Троцкий  —  глава  Красной  Армии  и  второй политический лидер (после Ленина);  Свердлов — формально возглавляющий советскую власть и бывший до  своей смерти правой рукой и главным помощником Ленина;  Зиновьев — ставший  во  главе  Коминтерна   и   бывший   практически   всесильным наместником второй столицы, Петербурга;  Каменев — первый заместитель Ленина по Совнаркому, фактический руководитель советского хозяйства, и кроме того,  наместник первой столицы,  Москвы.  Таким образом, евреи, оставляя  примерно  половину  состава  Центрального  Комитета,  имели гораздо больше влияния в нем и власти, чем неевреи.

Это положение длилось от 1917  года  до  конца  1925-го.  На  XIV съезде  в  конце  1925  года Сталин не только отстранил от центральной власти еврейских лидеров партии,  но и сделал  главный  шаг  в  полном отстранении от центральной власти еврейской части верхушки партии»прим. ред.).

«В России XXI века практикуются пытки. Это немыслимо, это катастрофа, это нельзя назвать никаким мягким словом. Это ужас и средневековье» «В России XXI века практикуются пытки. Это немыслимо, это катастрофа, это нельзя назвать никаким мягким словом. Это ужас и средневековье» Фото: «БИЗНЕС Online»

Царская власть хотя и прессовала революционеров, сажала их в тюрьмы, но делала это сравнительно мягко. Во всяком случае, царская ссылка не выдерживает никакого сравнения с «ГУЛАГом»: там не просто жили, а обзаводились семьями и любовницами, писали книги, а иногда и спокойно бежали, как Троцкий — на оленях по руслу замерзших сибирских рек. Зато советская пенитенциарная система, да и сегодняшние тюрьмы никогда не отличались гуманностью. В своей книге вы пишете об этом. Это такой укор нынешним властям?

 — Это просто констатация. Я бы словом «укор» это не назвал. Это факт того, что в России XXI века практикуются пытки. Это немыслимо, это катастрофа, это нельзя назвать никаким мягким словом. Это ужас и средневековье. Например, в начале ХХ века пытки воспринимались общественным сознанием империи как нечто средневековое и давно уже, слава богу, в России неприменяемое. А вот если в России XXI века по этому поводу, оказывается, нет консенсуса, то это прямо чудовищно.

Эту традицию безжалостности мы заимствовали у советского времени?

— Нет сомнений, что советский период, особенно первый этап от Гражданской войны до эпохи «Большого террора» — это время, когда прежняя страна, культура и цивилизация провалились в преисподнюю. И от прежней России нам осталось довольно мало. Мы плохо себе представляем ту прежнюю Россию, которая существовала 100 лет назад. У нас сложился какой-то сусально-кустодиевский образ, который далеко не во всем соответствует действительности.

При этом стоит отметить, что серьезный всплеск насилия и обесценивания человеческой жизни начался не при большевиках, а примерно с 1905–1906 годов. Достаточно вспомнить военно-полевые суды Петра Столыпина — это движение как раз в направлении «безжалостности» (заседание такого суда проводилось без прокурора, адвоката, при закрытых дверях; приговор выносился не позже чем через 48 часов после совершения преступления и приводился в исполнение в течение сутокприм. ред.). В России фактически не было массовой смертной казни до 1905 года. К сожалению, этот шаг в сторону будущего красного террора и вообще будущего тотального террора сделал премьер-министр Столыпин.

«Тезис о том, что церковь подрывает свой авторитет, являясь государственной корпорацией, мы часто слышим и сейчас» «Тезис о том, что церковь подрывает свой авторитет, являясь государственной корпорацией, мы часто слышим и сейчас» Фото: «БИЗНЕС Online»

  Вопрос о церкви. Сегодня критика РПЦ составляет один из немаловажных спектров «Фейсбука» и других социальных сетей, да и современных медиа. Однако в начале XX века оппозиционная интеллигенция не только критиковала церковь, но и тянулась к ней, пыталась выстроить диалог посредством религиозно-философских собраний. Я имею в виду прежде всего тех, кого вы называете «хипстерами» — Мережковского, Гиппиус, Философова, Розанова и прочих. Почему в сегодняшней интеллигенции нет запроса на богоискательство?

 — Я совсем не специалист по современному богоискательству — для этого нужно быть, видимо, социологом. Но если мы почитаем и Зинаиду Гиппиус, и Дмитрия Мережковского, и Дмитрия Философова, то многое из того, что они пишут, удивительным образом повторяется и сейчас. Многие их претензии к церкви повторяются. На тот момент церковь является социальным институтом, который выполняет конкретные государственные функции, входит в систему государственной власти и управляется министром, который является членом правительства (обер-прокурором Святейшего Синода был Константин Победоносцев, с которым группа Мережковского и договорилась о проведении Религиозно-философских собранийприм. ред.). Тезис о том, что церковь подрывает свой авторитет, являясь государственной корпорацией, мы часто слышим и сейчас. В этом и тогда заключалась часть претензий у религиозно чувствительной части интеллигенции.

Тем не менее за последние годы я не слышал ни о каких религиозно-философских собраниях, которые являлись бы большими событиями и привлекали бы бо́льшую часть народа. Но в тот момент — да, они были важными явлениями в интеллектуальной жизни.

— Интеллигенция Серебряного века поначалу была принципиально аполитичной, чем не может похвастаться насквозь политизированная интеллигенция начала XXI века.

— Они были аполитичны примерно первые четыре года из описываемых в книге «Империя должна умереть» событий. Но примерно начиная с 1905 года, с четвертой главы, они отбрасывают свою аполитичность, потому что происходящие события не оставляют им никакого выбора. Они становятся политически активными и предельно внимательными к тому, что происходит в политике. Более того, их религиозно-духовная деятельность очень накладывается на их политические взгляды. Если говорить о творчестве Мережковского, Гиппиус и Философова, то это очень ярко показал их парижский сборник «Царь и Революция», написанный втроем.

  Да, кружок Мережковского привечал Керенского, и Савинков был их большим другом.

 — Да, Борис Савинков (террорист, писатель, руководитель боевой организации партии эсеровприм. ред.) стал их большим другом еще в 1907–1908 годах, да и Керенский — задолго до того, как стал членом Временного правительства.

— То есть аполитичность не выдерживает проверки временем, в России нельзя быть аполитичным?

— Все может быть, даже в тот период в России находились люди, которые были не столь политически заостренными, — до какого-то времени. Например, поэт Александр Блок был вне политики до 1917 года, а потом стал сотрудником чрезвычайной следственной комиссии при Временном правительстве и очень интересовался всем происходящим. Это такая вынужденная политизация, которая с разными людьми происходила на разных этапах. Осип Мандельштам стал писать стихи о Сталине в уже довольно зрелом возрасте, а до этого был совершенно аполитичен.

«Если в интернете и возможен коммунизм, то иссякающие природные ресурсы на планете Земля вряд ли позволят коммунистическим принципам всерьез восторжествовать» «Если в интернете и возможен коммунизм, то иссякающие природные ресурсы на планете Земля вряд ли позволят коммунистическим принципам всерьез восторжествовать» Фото: «БИЗНЕС Online»

«У НАС БУДЕТ НОВЫЙ ПРОЕКТ «КАРТА ИСТОРИИ»: ОТ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ ДО РАСПАДА СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

— Вы будете продолжать «Ретрофейсбук»? Ведь впереди еще много столетних юбилеев, связанных с ХХ столетием?

— Да, у нас будет несколько новых проектов. Проект 1917 заканчивается 5 (18) января 1918 года, то есть днем, когда разогнали Учредительное собрание. Охватить период буквально со следующего дня призван проект, который будет называться «Карта истории». Он посвящен в целом истории России XX века начиная с Гражданской войны и заканчивая практически распадом Советского Союза. Проект будет выполнен по другой технологии, он не будет напоминать «Фейсбук». Там мы используем другую оптику: не станем отслеживать события день за днем. Но при этом проект будет рассчитан на еще более широкую аудиторию. Там будет огромное количество графического материала. Это своего рода сервис, в котором можно будет найти информацию о любых важных событиях. При этом в нем будет задействовано много игровых механизмов, чтобы можно было смотреть на разные события глазами разных их участников.

— Когда вы готовили книгу «Империя должна умереть», вы наверняка ассоциировали себя с какими-то людьми и каким-то определенным социальным слоем. Кем бы был сам Михаил Зыгарь в начале XX века? Носили бы вы царский виц-мундир, фрак кадета или комиссарскую кожанку?

— Я не буду на этот счет фантазировать, я не очень реконструктор. Но у меня такая особенность — если я кого-то читаю, я в этот момент в него и погружаюсь. По очереди я побывал ими всеми. Мне кажется, это нужно испытать, для того чтобы написать нормальную книгу. Это часть профессии.

— Мы помним расхожую фразу советского времени: «Учение Маркса всесильно потому, что оно верно». А вам учение Маркса, под знаком которого Россия прожила более 70 лет, кажется верным?

— Насколько я знаю, ленинская интерпретация Маркса всеми марксистами того периода считалась еретической, потому что как раз главным заветом Маркса Ленин пренебрег. Карл Маркс учил, что сначала свое дело должна сделать буржуазия, и лишь потом, когда общество будет подготовлено, когда пролетариат сможет выступать в качестве полноценной силы, — только тогда можно будет переходить к следующему этапу. Именно поэтому практически все социалисты того времени на первых порах даже отказывались вступать во Временное правительство того времени. Они говорили, что не должны этого делать и что первенство на этом этапе принадлежит буржуазии. Постфактум мы знаем, что если оценивать действия Ленина с точки зрения Маркса, то они были максимально антимарксистскими и максимально не похожими на замысел основателей теории.

«По очереди я побывал ими всеми. Мне кажется, это нужно испытать, для того чтобы написать нормальную книгу» «По очереди я побывал ими всеми. Мне кажется, это нужно испытать, для того чтобы написать нормальную книгу» Фото: аккаунт в «Фейсбуке»

— Хорошо, в 1990-е годы мы снова вернули историческую эстафету буржуазии. Значит ли это, что буржуазия когда-то передаст эстафетную палочку какому-то новому политическому классу, всемирному пролетариату и наступит коммунизм?

— Существует теория, что экономика интернета как раз устроена на куда более коммунистических принципах, чем повседневность. И что в интернете все должно быть бесплатно и можно делиться всем со всеми. Таким образом, какие-то довольно «левые» ценности в интернете торжествуют. Другое дело, что все это вступает в довольно сильный конфликт с реальным миром. Если в интернете и возможен коммунизм, то иссякающие природные ресурсы на планете Земля вряд ли позволят коммунистическим принципам всерьез восторжествовать. Если в интернете эта утопия может реализоваться, то в физическом мире все очевидным образом катится к антиутопии.

Михаил Зыгарь родился 31 января 1981 года в Москве. Российский писатель, режиссер, политический журналист, военный корреспондент, бывший главный редактор телеканала «Дождь» (2010–2015).

В детстве жил в Анголе. В 2003 году окончил факультет международной журналистики МГИМО, также учился в Каирском университете. Являлся сотрудником издательского дома «Коммерсантъ» с 2000 по 2009 год. Специализировался на репортажах из горячих точек. Освещал войны в Ираке, Ливане, Палестине, революции на Украине и в Киргизии, расстрел в Андижане, волнения в Эстонии после переноса Бронзового солдата, беспорядки в Сербии и Косово.

В 2003–2009 годах преподавал в МГИМО. Читал лекции по курсу «История зарубежной журналистики», вел мастер-класс журналиста и курс «Аналитическая журналистика».

В 2005 году принял участие в составлении сборника Максима Мейра «Средняя Азия: Андижанский сценарий?».

В 2007 году написал книгу «Война и миф», в которую вошли репортажи из горячих точек.

В 2008 году совместно с Валерием Панюшкиным выпустил книгу «Газпром. Новое русское оружие».

В 2009–2010 году работал редактором отдела «Страна» и заместителем главного редактора журнала «Русский Newsweek».

С октября 2010 года по 31 декабря 2015 года являлся главным редактором телеканала «Дождь». Руководил освещением протестных митингов зимы 2011–2012 годов. Был автором и продюсером программы «Собчак живьем» (Ксения Собчак неоднократно называла Зыгаря своим «главным учителем в журналистике». Был ведущим итоговой новостной программы «Здесь и сейчас» (в паре с Ольгой Писпанен, Татьяной Арно, Марией Макеевой и Ликой Кремер), шоу «Вид сверху» (вместе с Ксенией Собчак) и программу Hard Day’s Night.

За время работы на «Дожде» снял документальные фильмы «Похоронить Сталина» (2013), «Кто здесь власть. Четыре версии расстрела Белого дома» (2013) и исторический минисериал «Былое и Дума» (в главных ролях: Анатолий Белый (в роли Путина), Максим Виторган (в роли Примакова), Евгений Стычкин (в роли Жириновского), Александра Ребенок, Виктория Исакова, Игорь Ясулович, Алиса Гребенщикова и другие).

В марте 2012 года совместно с Артемием Троицким и Максимом Трудолюбовым принимал участие в дебатах с Оливером Кэроллом в Хоровом Мемориальном зале Вестминстерского дворца в Лондоне на тему Russia Votes: Can Putin Survive? (рус. «Россия голосует: сможет ли Путин выжить?»).

С 26 апреля 2012 по 10 декабря 2014 года участвовал в ежегодном «Разговоре Дмитрия Медведева» с ведущими журналистами российских телевизионных СМИ (наряду с представителями Первого канала, «России-1», НТВ и РЕН ТВ).

Является колумнистом Slon.ru, в прошлом — OpenSpace.ru (2009–2011), Gzt.ru (2010), Forbes.ru (2010–2011).

3 декабря 2015 года стало известно, что Зыгарь покидает пост главного редактора телеканала «Дождь» по собственному желанию в конце 2015 года и планирует начать заниматься личными проектами — работать над новым мультимедийным проектом «Свободная история России» и писать книги. При этом Михаил останется ведущим еженедельной программы «Зыгарь» на телеканале «Дождь».

Был ведущим на дебатах Навального со Стрелковым в 2017 году.

В 2015 году выпустил книгу «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России». Книга переведена на немецкий, польский, болгарский, финский китайский и английский языки. В 2016 году книга стала дважды лауреатом Книжной премии Рунета в категориях «Бестселлер» и «Лучшая цифровая книга». К 2016 году продано уже более 100 тыс. экземпляров книги.

После ухода с телеканала «Дождь» Зыгарь занимался историей революций 1917 года. Результатом его работы стала книга «Империя должна умереть», которая вышла в дни столетия революции одновременно на русском (в издательстве «Альпина Паблишер») и английском языках. Это захватывающая история того, как жило российское общество сто лет назад: здесь переплетаются судьбы Толстого, Дягилева, Распутина, Столыпина и других важнейших персонажей начала XX века.

14 ноября 2016 года Зыгарь запустил проект «1917. Свободная история», в котором в режиме реального времени интернет-пользователи могут следить за дневниками, мыслями и переживаниями более полутора тысяч героев событий столетней давности. Все записи основаны на документальных материалах — дневниках, мемуарах, письмах, фотографиях, которые могут быть сокращены для упрощения восприятия, но смысл всегда остается неизменным. Проект представляет собой пример нового жанра «сетевого сериала, или документального реалити-шоу с элементами исторической литературы, драматического театра, сериала и современной соцсети». Он должен завершиться 18 января 2018 года, в день столетия роспуска Учредительного собрания.

Финансовую помощь проекту оказали основатель фонда «Династия» Дмитрий Зимин, генеральный директор «Яндекса» Аркадий Волож («Яндекс» является издателем проекта) и председатель правления Сбербанка Герман Греф, партнером проекта стала социальная сеть «ВКонтакте». В феврале 2017 года была запущена англоязычная версия проекта.

А вы с каким чувством встречаете 100-летие Октябрьской революции?
15%С гордостью за свою страну – это событие определило XX век
21%С грустью, что социалистический эксперимент провалился
23%Обидно, что страна тогда не пошла по демократическому пути
28%Это предупреждение, к чему приводят угнетения и неравенство
11%С безразличием – все это дела давно минувших дней
2%Свой вариант (в комментариях)
Прием голосов по опросу закрыт
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (32) Обновить комментарииОбновить комментарии

Дорогой, товарищ Ленин,
Заскучали мы без Вас.
Как сказал Сергей Есенин:-
Нет того, кто бы нас спас.

Поднялись опять буржуи,
Кулаки вновь в деревнях.
Коммунисты – оболдуи
Стоят с свечками в церквях.

В городах капиталисты
Давят пролетариат.
Потеряли нюх чекисты,
Кругом взятки и откат.

Народ с горя стал спиваться
И боится рот открыть.
До начальства не добраться,
Ненасытна их корысть.

Растут цены и квартплата,
Сбереженья словно дым.
Ничего нельзя без блата,
Потом спишут всё на Крым.

Нам не надо революций,
Справедливости хотим.
Но без лютых экзекуций
Не вернуть былой режим.

Враг стоит уж у порога,
Телевизор коль не врёт.
И растёт в душе тревога,
Что никто нас не спасёт.

Идеалы растеряли,
Остаётся бросить клич:-
Чтоб страну не потеряли,
Возвращайся к нам, Ильич.

  • Анонимно
    7.11.2017 08:47

    Революция не могла не произойти, раз уж люди не то что от царского режима, но и от религии отказались. Видать до такого состояния довели народ, что никому уже веры не было

    • Анонимно
      7.11.2017 13:40

      Да, конечно, не могла не произойти. Почитайте лучше книги Питирима Сорокина (кстати, члена Правительства Керенского), где он чуть ли не по минутам расписывает что происходило в те дни и вообще в тот этап общества. 1 рубль стоил $5 тогда в добавок еще ко всему.

      А вообще, не умеете Вы читать между срок. Заглавие книги "Империя Должна Умереть", но только не бывает НЕ не Империи никогда, и если кто то думает, что бывает то он либо колонизирован/ослеплен другим проектом, либо дурак. Всегда есть управляющие и управляемые, разница только как их пытаются представить, якобы, деспотия и рабы, или же, допустим, буржуазия или пролетариат, разница всегда в качестве управления, а не в идеологоческой форме.

      Но только весь смысл этой книги - это очередная промывка мозгов дезинформацей для полного закабаления нации мировой НЕ буржуазией, а технократией, кот. пытается всех вынести в трансгуманизм и транснациональное состояние.

      • Дорогой, товарищ Ленин,
        Заскучали мы без Вас.
        Как сказал Сергей Есенин:-
        Нет того, кто бы нас спас.

        Поднялись опять буржуи,
        Кулаки вновь в деревнях.
        Коммунисты – оболдуи
        Стоят с свечками в церквях.

        В городах капиталисты
        Давят пролетариат.
        Потеряли нюх чекисты,
        Кругом взятки и откат.

        Народ с горя стал спиваться
        И боится рот открыть.
        До начальства не добраться,
        Ненасытна их корысть.

        Растут цены и квартплата,
        Сбереженья словно дым.
        Ничего нельзя без блата,
        Потом спишут всё на Крым.

        Нам не надо революций,
        Справедливости хотим.
        Но без лютых экзекуций
        Не вернуть былой режим.

        Враг стоит уж у порога,
        Телевизор коль не врёт.
        И растёт в душе тревога,
        Что никто нас не спасёт.

        Идеалы растеряли,
        Остаётся бросить клич:-
        Чтоб страну не потеряли,
        Возвращайся к нам, Ильич.

      • Анонимно
        7.11.2017 20:21

        >>1 рубль стоил $5

        А "керенки" отпускались километрами и пудами.

    • Анонимно
      7.11.2017 23:11

      [Четвёртая аксиома заключается в том, что революция - это всегда абсолютное зло. Любое, даже самое завалящее государство, всегда способно уничтожить революционную группу, действующую от себя. Если революционеры выживают и побеждают, значит, они являются орудием другого государства, то есть иудами, предавшими свою страну. Революция - это всегда измена родине. Это тоже не подлежит обсуждению.] (C)

  • Анонимно
    7.11.2017 09:09

    на любую революцию обязательно потребуются деньги "извне", иначе это будет просто попытка переворота

  • Анонимно
    7.11.2017 09:25

    Умнейший парень, огромный труд. Но взгляд либерала. Не понимает ничего про колониализм и общество эксплуатации.

    • Анонимно
      7.11.2017 14:07

      ...или завербованный (тем более как так можно и учиться, и преподавать в 20 лет, и быть на передовой, и всех знать, да еще и быть при лавэ) товарищ, для продвижения идеологической борьбы, тем более сотни других также выпускаются, но только этому все ништячки сыпляться

      • Анонимно
        8.11.2017 00:37

        Ого, уже врагов народа стали выискивать! Боюсь даже представить, что после 18го года будет происходить...

    • Анонимно
      7.11.2017 17:34

      В процессе нормального и вдумчивого изучения событий приведших к 1917 году "левеют" очень многие.
      Зыгарь, по моему, не стал исключением, хоть и в начале пути еще


  • СТО ЛЕТ СПУСТЯ.

    Отцы российского марксизма,
    Два гения – Плеханов и Ульянов-
    Не верили в победу коммунизма,
    Хоть и мечтали.
    - Ну нет к нему в России предпосылок,-
    Утверждали.
    - И не увидят даже внуки наших внуков.
    Так, убедительно писали с ссылок.
    А их соратников в охранке били,
    Часто.
    И умерщвляли, посредством пыток.

    В России быть пророком, право, грех.
    Ведь говорят - умом не постижима!
    И часто, лишь, пустопорожний брех,
    Является её мерилом.
    Тут вряд ли что ни будь предугадаешь,
    И если даже поп вчера махал кадилом,
    На завтра – ни кадила, ни попа.
    Да, что там поп.
    Сам государь отрёкся от Отчизны,
    Освободив народ от царской клизмы
    И от себя.
    Уря-я! Уря-я!

    И что ж здесь делать: взять или не взять?
    Вопрос возник пред ленинским активом.
    Власть на земле, в грязи, валяется, как б***ь,
    Которую в бордели «поимели за спасибо».
    Решили взять…….
    С феодализма поезд литерный влетает,
    В атеистический социализм,
    В пути своём круша всё и сметая,
    Капитализм лихо объезжая………
    Да-а, пёс бы с ним.

    И чудо-чудное - Россия,
    Когда её прибрали, как сиротку,
    Опять, вдруг, стала всем нужна.
    Брат с кистенём пошёл на брата,
    Поднял сын руку на отца.
    Не зная толком в чём утрата,
    Взревел медведем белый Дон.
    Милее стала казакам Антанта,
    Да так – готовы сжечь свой дом!
    Интеллигенция, дворяне, офицеры,
    Чтоб своему народу не служить,
    (Служить народу, дома, - не этично)
    В чужих краях прислугой стали жить.
    Но взять страну обратно помышляли.
    Зачем?
    Того не ведали, не знали -
    ПУСТЬ БУДЕТ ХУЖЕ, ВСЕМ!
    Затем.
    Совсем.

    Вот кануло уже одно столетие,
    В то время, как построить коммунизм,
    Друг друга перемазали фекалиями,
    И превратили Рашу в Новый Рим.
    Прожили снова и Нерона, и Калигулу,*
    Переживём ли крошку мы Цахес?**
    Чтоб выпороть его, опять тут нужен Ленин,
    Ребёнком стал невыносимым он,
    Балбес!
    Не слушаясь, завёл свой цирк в Сенате!
    Страна с ним плюнула на все законы Маркса,
    Показывая миру фиги – на те!!***
    Презрело общество заветы и Творца.
    Как говорят: есть у истории начало,
    Нет революции конца!

    Отцы российского марксизма,
    Два гения – Плеханов и Ульянов.
    Не верили в победу коммунизма,
    Хоть и мечтали.
    - Ну нет к нему в России предпосылок,-
    Утверждали.
    - И не увидят даже внуки наших внуков.
    Так, убедительно писали с ссылок,
    А их соратников в охранке били,
    Часто.
    И умерщвляли, посредством пыток.


    Прожили снова и Нерона, и Калигулу* - ирон. имеется ввиду историческая эпоха Сталина-Брежнева (прим. автора).
    Переживём ли крошку мы Цахес?** - ирон. имеется ввиду историческая эпоха Ельцина-Путина (прим. автора).
    Показывая миру фиги – на те!!*** - словосочетание « на те» простореч., имеется ввиду вульгарное - «на те, выкусите»! (прим. автора).

  • Анонимно
    7.11.2017 09:31

    Я вот поражаюсь люди были не довольны ситуацией в стране, которая на минуточку участвовала в самой тяжелой и изнурительной на тот момент мировой войне. Представьте чтобы с такими недовольными сделали бы большевики в 41-42 годах?

    • Анонимно
      7.11.2017 10:46

      Вы не сравнивайте. В 17-м 60% мужчин призывного возраста были призваны в армию. В сельском хозяйстве была введена продразверстка. Экономика была в коллапсе. И политический импотент у власти. Страну загнали в революцию

      • Анонимно
        7.11.2017 20:28

        большевики-коммунисты и враньё всегда были и есть синонимы

        "Доля мобилизованных в России была наименьшей — всего лишь 39% от всех мужчин в возрасте 15-49 лет, тогда как в Германии — 81%, в Австро-Венгрии — 74, во Франции — 79, Англии — 50, Италии — 72. При этом на каждую тысячу мобилизованных у России приходилось убитых и умерших 115, тогда как у Германии — 154, Австрии — 122, Франции — 168, Англии — 125 и т.д.), на каждую тысячу мужчин в возрасте 15-49 лет Россия потеряла 45 чел., Германия — 125, Австрия — 90, Франция — 133, Англия — 62; наконец, на каждую тысячу всех жителей Россия потеряла 11 чел., Германия — 31, Австрия — 18, Франция — 34, Англия — 16. Добавим еще, что едва ли не единственная из воевавших стран, Россия не испытывала никаких проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 г. в России и присниться бы никому не мог.
        При таких условиях разговоры о стихийном «недовольстве народа» тяготами войны и «объективных предпосылках» развала выглядят по меньшей мере странно: в любой другой стране их должно бы быть в несколько раз больше. Так что при нормальных политических условиях вопрос о том, чтобы «продержаться» даже не стоял бы. Напротив, на 1917 г. русское командование планировало решительные наступательные операции.
        "

    • Анонимно
      7.11.2017 17:39

      В сороковых люди воевали за свою землю и свою власть, а в ПМВ патриотическая риторика очень быстро сдулась, потому что воевали за чужие "дворцы и яхты" образно говоря.
      Если сейчас Россию втянут в большую войну, то мы снова увидим отражение Первой мировой, а не Великой отечественной.

      • Анонимно
        7.11.2017 18:06

        За Ротенбергов, Вексельбергов, Усмановых, Гуцериевых, Миллеров и прочих чубайсов с дерипасками воевать дураков нет. Лично я буду против всех вышеназванных.

      • Анонимно
        7.11.2017 20:33

        коммунисты = тотальное враньё

        Ёё В. Звягинцев в книге "Война на весах Фемиды" несколько уточняет вышеприведенные цифры,
        которые если и отличаются, то незначительно. Например, всего за годы войны
        военными трибуналами были осуждены 2 530 686 человек. Из них - 994 300 человек
        были военнослужащими. Остальные, осужденные военными трибуналами были гражданскими
        лицами. К высшей мере наказания были приговорены 217 080 человек. Из 217 тысяч
        казненных 135 тысяч (10 дивизий) - это военнослужащие, а 82 тысячи - гражданские лица
        (главным образом по 58-й статье УК РСФСР). Ёё

        10 дивизий расстрелянных солдат это конечно все за свое воюут


  • СТО ЛЕТ СПУСТЯ.

    Отцы российского марксизма,
    Два гения – Плеханов и Ульянов-
    Не верили в победу коммунизма,
    Хоть и мечтали.
    - Ну нет к нему в России предпосылок,-
    Утверждали.
    - И не увидят даже внуки наших внуков.
    Так, убедительно писали с ссылок.
    А их соратников в охранке били,
    Часто.
    И умерщвляли, посредством пыток.

    В России быть пророком, право, грех.
    Ведь говорят - умом не постижима!
    И часто, лишь, пустопорожний брех,
    Является её мерилом.
    Тут вряд ли что ни будь предугадаешь,
    И если даже поп вчера махал кадилом,
    На завтра – ни кадила, ни попа.
    Да, что там поп.
    Сам государь отрёкся от Отчизны,
    Освободив народ от царской клизмы
    И от себя.
    Уря-я! Уря-я!

    И что ж здесь делать: взять или не взять?
    Вопрос возник пред ленинским активом.
    Власть на земле, в грязи, валяется, как б***ь,
    Которую в бордели «поимели за спасибо».
    Решили взять…….
    С феодализма поезд литерный влетает,
    В атеистический социализм,
    В пути своём круша всё и сметая,
    Капитализм лихо объезжая………
    Да-а, пёс бы с ним.

    И чудо-чудное - Россия,
    Когда её прибрали, как сиротку,
    Опять, вдруг, стала всем нужна.
    Брат с кистенём пошёл на брата,
    Поднял сын руку на отца.
    Не зная толком в чём утрата,
    Взревел медведем белый Дон.
    Милее стала казакам Антанта,
    Да так – готовы сжечь свой дом!
    Интеллигенция, дворяне, офицеры,
    Чтоб своему народу не служить,
    (Служить народу, дома, - не этично)
    В чужих краях прислугой стали жить.
    Но взять страну обратно помышляли.
    Зачем?
    Того не ведали, не знали -
    ПУСТЬ БУДЕТ ХУЖЕ, ВСЕМ!
    Затем.
    Совсем.

    Вот кануло уже одно столетие,
    В то время, как построить коммунизм,
    Друг друга перемазали фекалиями,
    И превратили Рашу в Новый Рим.
    Прожили снова и Нерона, и Калигулу,*
    Переживём ли крошку мы Цахес?**
    Чтоб выпороть его, опять тут нужен Ленин,
    Ребёнком стал невыносимым он,
    Балбес!
    Не слушаясь, завёл свой цирк в Сенате!
    Страна с ним плюнула на все законы Маркса,
    Показывая миру фиги – на те!!***
    Презрело общество заветы и Творца.
    Как говорят: есть у истории начало,
    Нет революции конца!

    Отцы российского марксизма,
    Два гения – Плеханов и Ульянов.
    Не верили в победу коммунизма,
    Хоть и мечтали.
    - Ну нет к нему в России предпосылок,-
    Утверждали.
    - И не увидят даже внуки наших внуков.
    Так, убедительно писали с ссылок,
    А их соратников в охранке били,
    Часто.
    И умерщвляли, посредством пыток.


    Прожили снова и Нерона, и Калигулу* - ирон. имеется ввиду историческая эпоха Сталина-Брежнева (прим. автора).
    Переживём ли крошку мы Цахес?** - ирон. имеется ввиду историческая эпоха Ельцина-Путина (прим. автора).
    Показывая миру фиги – на те!!*** - словосочетание « на те» простореч., имеется ввиду вульгарное - «на те, выкусите»! (прим. автора).

  • Анонимно
    7.11.2017 09:57

    Кто такие опросники составляет? Как можно слово "грустно" связывать в день столетия этого страшного переворота только с в связи с провалом социалистического эксперимента, или как можно гордиться тем, что это событие столетней давности определило историю 20 века? Страна катилась в бездну чуть не два десятка лет, с трудом прорвавшись сквозь кровь миллионов людей выбрала свой путь и продолжала с остервенением ему следовать, создавая по ходу истории и великие достижения, но все это было через силу и непрекращающиеся страдания, о масштабе которых точные сведения психика многих людей сохранить не в силах и помнит только лучшее, связанное с детством или молодостью. Никакого демократического выбора не существовало, не для того нас втянули в антанту, чтобы дать нам развиваться, сегодня день траура по величайшей трагедии в истории нашей страны, а здесь всего лишь кому-то повод статейку тиснуть

  • Анонимно
    7.11.2017 10:09

    Очень интересно и наглядно!Почему таких нет в кино и телевидении,думаю, что народ не образован и не привык думать.Где книга?

  • Анонимно
    7.11.2017 10:32

    Слава Дедушке Ленину!!!
    Слава Великой Октябрьской Социалистической Революции!!!
    Ура,Товарищи!!!
    Всех с Великим Праздником!!!

    • Анонимно
      7.11.2017 13:10

      Здесь главное слово Социалистическая! Именно этим и славна та революция. А сегодня усиленно в прессе убирают это слово. Любые другие революции приводят к власти богатых и после этого отсутствует равноправие населения, как это произошло сегодня в России.

  • Анонимно
    7.11.2017 11:17

    Можно было бы что то и прокомментировать, если бы вчера по общественному телевидению не показали фильм Панфилова и Чуриковой в главной роли- МАТЬ.Все понятно и рассиились все сомнения.Революция была не избежна.Бог или Аллах не мог больше смотреть на зверствп баев, феодалов и капиталистов и скинул их руками Социал- демократов.Прпв Зазнобин.Есть вера в Бога, а есть вера Богу! Это чувство хозяина своей дизни, творца своего мира.Если бы не революция не получили бы большинства из нас комментаторов высшего образования т оаботали бв кто аодоносом, кто портным, кто чем.И не полетели мы в космос первыми, и не создали бы всей основной массе основных средств , за счет которого и живем сейчас.Даже ни один волос не пошевелиться без разрешении творца.

  • dornbrok
    7.11.2017 12:44

    Прочел эту книгу и нашел много параллелей между тем временем с сейчас. Проблемы которые стояли в начале века, не были решены, их "залил" красный террор, поэтому они и всплыли сейчас. А вообще, жаль что Зыгарь не написал продолжение "Кремлевской рати"

  • Анонимно
    7.11.2017 12:50

    Революций в 17-ом было две все-таки исторически . Вторая - ночной поход по Петрограду. По сути ее тоже не было! Это катание власти как шарика. Гордиться такой слабостью не стоит

  • Проблема всегда одна: на вершине социальной пирамиды - ДРЯНЬ, всегда, в прямом и переносном смысле. В период смены власти и смены общественно-политической формации (у всех царей, генсеков, президентов своё видение обустройства страны) к власти приходят вроде бы нормальные люди, и смена элит вполне адекватная - но, через некоторое короткое время они опять превращаются в ДРЯНЬ.
    Загадка какая-то непостижимая нашей страны и для нашей страны.

  • Анонимно
    7.11.2017 17:51

    А вы с каким чувством встречаете 100-летие Октябрьской революции?
    С чувством глубокого сожаления что профукали такую страну в которой была забота о простом человеке-труженике. И крайне недоволен тем, что все завоевания Великого Октября потихоньку один за одним нынешними олигархами у власти пускаются коту под хвост и страна вновь погружается в дикий капитализм и нищету большинства населения.

  • Анонимно
    7.11.2017 19:48

    Спасибо Великому Октябрьскому перевороту можно сказать только за то, что он дал шанс проявиться такому лидеру, как т. Сталин! И всё!

  • Анонимно
    7.11.2017 21:04

    О Ленине вышла книга либерального автора Данилкина "Пантократор солнечных пылинок". Написана очень современным языком, на грани стеба. Рекомендую. Автор проделал колоссальную работу, чтобы её написать. Потратил несколько лет, прочёл все тома СС, проехал по всем ленинским местам в России и за рубежом. Проникся, в общем.

  • Анонимно
    8.11.2017 08:04

    Меня всегда возмущает подмена местами причины и следствия когда говорят о красном терроре. Посмотрите как она началась и когда.До середины 1918 года никакого террора не было. Даже смертных приговоров не выносили Ленин предлагал вообще отменить смертную казнь. Краснова отпустили с миром только взяв с него честное слово что он не будет бороться против Советов. И что в итоге Краснов сразу же нарушил свое слово и поднял мятеж на дону. Вот такой "благородный" дворянин. Начались террористические акты против деятелей новый власти. И что должны были делать большевики конечно защищаться и применять также насилие. Красный террор начался только как ответный против белого.

    • Анонимно
      8.11.2017 13:58

      Если бы белый террор был бы столь же эффективен как красный, Ленин, Троцкий и Сталин были бы уничтожены в зародыше.

  • Анонимно
    8.11.2017 12:01

    ..я предыдущий пасквиль Зыгаря никак дочитать не могу..
    а он уже новый настрочил.
    Полагаю, что написан по той же схеме -взять известные факты, и перевернуть все с ног на голову..
    прям по шаблонам эхоМосквы работает, товарисч..)

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже