Старая элита 
1.12.2018

Абдулхак Бадыгов: вице-губернатор Чистопольской области

В войну он комиссарил на сельскохозяйственном фронте республики

Абдулхак Бадыгович Бадыгов, председатель Верховного Совета Татарской АССР и по совместительству профсоюзный лидер республики, в своем послужном списке имел уникальную запись: «второй секретарь Чистопольского обкома партии». О том, как на год Татария из республики превратилась в край и как благодаря Бадыгову Закамье в это время сделало шаг вперед, «БИЗНЕС Online» рассказывает в биографическом очерке об очередном руководителе ТАССР.

Абдулхак Бадыгов Абдулхак Бадыгов

«НЕ ПОСТ, А ПРИЗНАНИЕ ЗАСЛУГ»

Председатель Верховного Совета республики — этот пост в советский период был даже не должностью, а скорее почетной обязанностью, неким признанием заслуг. «БИЗНЕС Online» уже объяснял, что, в отличие от председателя президиума ВС и других его 14 членов, «просто» председатель республиканского советского парламента от своей постоянной работы не освобождался. Он возвращался к ней сразу после того, как открывал и вел раз в полгода пленарное заседание Верховного Совета. Абдулхак Бадыгович Бадыгов избирался председателем Верховного Совета Татарской АССР с 1959 по 1963 год, но в более широкий период — с 1957 по 1965 год — параллельно и профессионально председательствовал в Татарском областном Совете профсоюзов.

«Останавливаясь у портрета Абдулхака Бадыговича, — сказала в интервью „БИЗНЕС Online“ Ольга Мокейчева, руководитель музея истории профсоюзов Республики Татарстан, — всякий раз наши посетители слышат: годы его работы на посту председателя Татарского областного совета профсоюзов оставили свой заметный вклад в деятельности профсоюзов республики. При нем нашли свое решение многие и многие ее социально-экономические и культурные проблемы. Вся жизнь Абдулхака Бадыговича — тому подтверждение, доказательство». Чтобы в этом убедиться, давайте присоединимся к посетителям музея. Итак…

ДЕТСТВО В ПЕРИОД «ЧЕРНОГО ОРЛА»

Взрослая жизнь будущего спикера советского парламента Татарской АССР и ее профсоюзного лидера началась в 12 лет. Он родился в 1906 году в семье крестьянина-середняка в деревне Новые Шалты Салиховской волости Бугульминского уезда Самарской губернии. Не помнил своей мамы, которая скоропостижно скончалась, когда ему, второму, младшему из сыновей, было всего два года; в 11 лет от роду ему пришлось пережить и смерть отца. Через год, в 1918-м, ушел на Гражданскую войну старший брат, заменивший ему ненадолго всю семью. Абдулхак остался один. Если бы не сердобольные соседи-сельчане, жизнь татарского мальчика-крестьянина в то лихолетье была бы совсем унылой. К тому же пришлось оставить школу: крестьянское хозяйство требовало и времени, и сил. С другой стороны, такая жизненная ситуация лучше любого наставника приучает к самостоятельности — не только в повседневных делах, но также в решениях и поступках.

Деревенское его детство прошло без особых прикрас, но не без испытаний: на территории Бугульминского уезда оставили свой след не только Гражданская война, но и известное в истории своим трагизмом крестьянское антибольшевистское «Вилочное восстание», или восстание «Черного орла» («БИЗНЕС Online» рассказывал о тех событиях в публикации о председателе ТатЦИКа Миннигарее Ахметшине — прим. ред.). Но время лечит. Спустя несколько лет юноша Бадыгов, за которым еще его детские учителя заметили особый интерес к знаниям, по-мужски повзрослев и окрепнув, приступает к серьезной работе над самим собой. Зимой 1925-го он поступает на четырехмесячные общеобразовательные курсы, здесь же его принимают в комсомол, и в этой веселой компании в нем просыпается интерес к общественной жизни и политике. Поэтому через год, в сентябре 1926-го, окончив общеобразовательные курсы и наверстав упущенные школьные годы, Бадыгов становится слушателем Бугульминской совпартшколы. Затем приезжает в столицу республики и поступает в казанский педагогический техникум. Здесь Абдулхак принимает активное участие в комсомольской жизни: его избирают секретарем комсомольской организации и членом Нижегородского райкома ВЛКСМ Казани.

Дальше — больше. Укрепив свои знания на казанских батрацких курсах по подготовке в вузы, Бадыгов в 1931 году отправляется в Москву, где поступает в Сельскохозяйственную академию им. Тимирязева, оканчивает ее с отличием в 1936-м. Во время учебы в академии он и в союзной столице выполняет ряд ответственных комсомольских поручений — по заданию Октябрьского райкома ВЛКСМ Москвы работает пропагандистом в вечерних школах рабочей молодежи заводов имени Войкова и «Свобода», на строительстве московского метрополитена.

В 1937 возвращается в Татарию и преподает в Свияжском сельскохозяйственном техникуме. С января 1939 года он аспирант Казанского сельхозинститута. Здесь его застает Великая Отечественная война.

«И ШВЕЦ, И ЖНЕЦ, И НА ДУДЕ ИГРЕЦ»

Уже в самом ее начале, в июле 1941 года, 35-летнего Бадыгова направляют на работу в Татарский областной комитет ВКП (б) инструктором сельскохозяйственного отдела, оставив без внимания его попытки уйти на фронт добровольцем: и в тылу были нужны квалифицированные кадры. А положение на «сельскохозяйственном фронте» республики было сродни военному. Татария как крупный тыловой регион играла важную роль в деле обеспечения продовольственными и сырьевыми ресурсами и армии, и тыла. Но масштабная мобилизация самой трудоспособной части населения на фронт создала большие кадровые проблемы, особенно на селе. «По оценкам специалистов, — пишет Айслу Кабирова, автор книги „Война и общество: Татарстан в 1941–1945 гг.“, — количество сельского трудоспособного населения в нашем регионе за годы войны сократилось более чем на одну треть, при этом доля нетрудоспособных возросла». И если в городские промышленные объекты влился многотысячный людской резерв вместе с эвакуированными предприятиями, то село этим резервом не могло располагать по определению. И даже наоборот.

Именно коренные жители сельской местности служили основным источником восполнения рабочей силы для республиканских предприятий. Сельские граждане подлежали мобилизации в промышленность согласно спущенным сверху разнарядкам. Они же, как правило, привлекались и для выполнения неотложных работ оборонного характера — для рытья окопов и других работ на том же Казанском обводе — большой линии оборонительных сооружений в республике в случае нападения на нее врага. И это притом, что сельскохозяйственная продукция была стратегически важна, прежде всего для обеспечения воюющей армии, а также городского населения, выдающего, опять же, преимущественно военную продукцию.

Для решения этой задачи в ход пошли различные меры — от принудительных и даже репрессивных до пропагандистских. На сельхозработы привлекались все, кто мало-мальски был в состоянии их выполнять, в том числе женщины-домохозяйки, престарелые колхозники-пенсионеры и совсем еще дети 10–12 лет. Но в арсенале руководства было не только принуждение, но и методы убеждения: в колхозах, совхозах и МТС проводились митинги, периодическая печать регулярно освещала наиболее яркие примеры патриотических начинаний тружеников села. Вот этой работой и были прежде всего заняты сотрудники аппарата обкома, среди которых был и Бадыгов. Эта их деятельность, в отличие от представителей Татсовнаркома — так называлось тогда республиканское правительство, была больше комиссарской, чем командирской. И в то же время последнее слово всегда оставалось за ними, за партийными органами.

Сутками и, разумеется, без выходных мотался он по хозяйствам республики, мобилизовал, организовывал, духовно укреплял, обещал, наказывал, наставлял, советовал, учил. В этот тяжелейший период пригодились и его знания отличника сельхозакадемии, и политическая подкованность слушателя совпартшколы, и, конечно, его педагогический опыт преподавателя техникума. Подробностей, каких-то воспоминаний, документов о том жизненном этапе Бадыгова сохранилось предельно мало, но о результате его вклада в победу можно судить по послужному списку Абдулхака. Меньше чем через год инструктор Бадыгов назначается заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом обкома, в 1944-м — его руководителем. Среди многочисленных своих правительственных наград Абдулхак Бадыгович особенно выделял одну — скромную медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Работники Татарского ОК КПСС в Ижевске Бадыгов слева Работники Татарского ОК КПСС в Ижевске (Бадыгов слева)

КАК ТАТАРИЯ НА ГОД ИЗ РЕСПУБЛИКИ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЦЕЛЫЙ КРАЙ

После войны в течение нескольких лет Бадыгов продолжил рулить сельхозотделом Татарского обкома партии, пока в стране не начались события, весьма приметные в то время, но благополучно забытые сегодня. Они длились недолго, не более года, но оставили в судьбе нашего героя заметный след.

В 1952 году постановлениями ЦК ВКП(б) от 19 и 24 апреля Татария из республики превратилась в край, на ее территории появились две новые области — Казанская и Чистопольская. Чуть позже была образована и Бугульминская, но если первые две реально просуществовали год, то третья так и осталась на бумаге. В Чистопольскую область вошло 34 района, в основном Закамья, востока и юго-востока республики. Административным центром вновь образованной области стал Чистополь — крупный промышленный и культурный центр ТАССР начала 1950-х годов. Первым секретарем Чистопольского обкома партии Татарский крайком назначил П.И. Дэльвина, работавшего до этого секретарем Татарского обкома ВКП(б) по кадрам, вторым стал А.Б. Бадыгов. По современной нашей терминологии — вроде как вице-губернатором (хотя верховные должности с приставкой вице после печального опыта СССР с Геннадием Янаевым и Российской Федерации с Александром Руцким в нашем Отечестве больше вводить не рискуют).

«Образование в составе Татарской АССР Казанской и Чистопольской областей явилось большим политическим событием в жизни трудящихся республики, позывом ярких проявлений повседневной заботы партии, правительства и лично товарища Сталина о дальнейшем развитии экономики и культуры Советской Татарии, — рапортовал в газете „Советская Татария“ первый секретарь Чистопольского обкома КПСС Дэльвин. — Под руководством партийных организаций трудящиеся нашей молодой области вносят достойный вклад в новую сталинскую пятилетку. В авангарде идут коллективы нефтяников объединения „Татнефть“. Борясь за выполнение социалистических обязательств, взятых в письме товарищу Сталину, нефтяники досрочно завершили план 1952 года и дали стране большое количество черного золота сверх плана. В нефтяных районах широко развернулось промышленное и культурно-бытовое строительство». Действительно, успехи татарских нефтяников были не только реальны, но и впечатляли. Если количество нефти, добытой в 1949 году, взять за 100%, то в 1952-м добыча составила 688%. Проходка нефтяных скважин на промыслах объединения «Татнефть» за это же время возросла в 6 раз. Было открыто крупнейшее Ново-Елховское месторождение. По темпам прироста добычи черного золота Чистопольская область обошла Азербайджан и вышла на первое место в СССР.

«Но становление области шло трудно, — говорится в книге „Чистополь. История“. — Более трех месяцев понадобилось для комплектования штатов многочисленных организаций как областного, так и городского подчинения. Из-за отсутствия благоустроенного жилья специалисты из Казани и других городов республики не хотели переезжать в Чистополь. Не хватало и служебных помещений». Через год подобные административно-территориальные эксперименты крайкома партии из-за расходов на содержание новых чиновничьих аппаратов, стремительно увеличивающихся и обременительных для казны, привели ЦК КПСС к осознанию ошибочности этой инициативы. 24 апреля 1953 года Чистопольская область, а вместе с ней Казанская и несуществующая Бугульминская были упразднены. Подобная партийная эквилибристика была характерна и для других новообразованных областей, но вот Белгородская, Липецкая, Магаданская и Черкасская «устояли» и существуют поныне.

Несмотря на полный провал, эксперимент, как ни странно, пошел на пользу подопытному региону. Его прыткие руководители, в том числе и вице-шеф новоявленной области, успели под эйфорию нововведений много чего провернуть. В Чистопольской области началось строительство железнодорожной ветки Бугульма – Круглое Поле – Агрыз и автомобильных дорог Бугульма – Набережные Челны и Альметьевск – Чистополь. Выросла сеть культурно-просветительских учреждений, и на февраль 1953 года здесь насчитывалось 1025 домов культуры, клубов, изб-читален, библиотек, 346 киноустановок, четыре театра, два музея. По сути дела, в Чистополе с нуля приступили к созданию строительной базы. Началось сооружение многоквартирных жилых домов. По улице Урицкого началось возведение четырехэтажного дома для работников обкома, где строители впервые в местной практике стали работать в две смены в летнее время. Это позволило резко сократить сроки сдачи здания под ключ (увы, обкомовцы вселиться туда не успели — к моменту сдачи объекта в строй ни обкома, ни подведомственной ему области уже не существовало).

Для рабочих и служащих заводов АГО, часового, судоремонтного, а затем и мебельной фабрики строились двухэтажные 8-квартирные жилые дома из деревянного бруса. Началось возведение мебельной фабрики с лесопильным цехом, призванным заменить лесозавод «Красная звезда», попадающий в зону затопления Куйбышевского водохранилища. 12 га земли отвели для строительства производственно-транспортной базы треста «Чистопольгражданстрой», Татнефтегазоразведки, Облпотребсоюза. Появились также такси и речной трамвай, выделенный Камским речным пароходством. Значительная работа была выполнена по благоустройству города. И только волокита с землеотводом сорвала планы по возведению гостиницы на 100 мест, больницы на 100 коек, детского сада на 100 мест, клуба часового завода на 420 мест, кинотеатра на 600 мест, комбината бытового обслуживания и стадиона.

И Дэльвина, и Бадыгова частенько можно было встретить не только на всенародных стройках областного масштаба, но и в самых высоких кабинетах как республиканской, так и союзной власти. Так что в истории края с чувством глубокого удовлетворения констатируется: «В качестве областного центра Чистополь просуществовал недолго, но этот небольшой период отмечен рядом позитивных изменений, существенно повлиявших на его дальнейшее развитие».

Встреча Хрущева в Татарии Бадыгов - третий слева 1964 год Встреча Хрущева в Татарии (Бадыгов – третий слева) 1964 год

«ЭТО МАЛОВАТО ДЛЯ ВЧЕРАШНЕГО ОБЛАСТНОГО ВТОРОГО СЕКРЕТАРЯ»

Эксперимент, который лопнул, отрадно отразился и на дальнейшей карьере нашего героя. После чистопольской эпопеи он возвращается в Казань, в Татарский партийный обком, переставший быть крайкомом, вновь к руководству отделом. Но отдел — уже маловато для вчерашнего областного второго секретаря. И это оказалось не только его личным мнением, потому как в следующем, 1954 году Бадыгова двигают в секретари уже реального Татобкома КПСС, а в 1957-м он возглавил профсоюзы республики.

Узнать о результатах его работы на этом поприще можно, ознакомившись с отчетами о работе совета профсоюзов, с которыми их республиканский лидер Бадыгов выступал на пяти межсоюзных конференциях. В его отчетах — результаты работы профсоюзов республики в решении социальных вопросов, охраны и улучшения здоровья и отдыха трудящихся и их семей. При нем были построены новые базы отдыха предприятий, пионерские лагеря, туристические базы и т. д. «Социалка» — конек и главная видимость работы профсоюзов в советское время. Все, кто трудился в те годы, помнят, что в «епархию» профкомов входили такие важные вещи, как очередь на квартиру, путевка в санаторий, место в детский садик, прочие льготы... Словом, профсоюз на социалистическом предприятии и в организации был неким распределителем благ. Как видим, далеко не всегда мелких. Но основой и главным смыслом его работы должна была быть правовая защищенность работника. Уволить рабочего, сотрудника или вообще любого наемного работника теоретически можно было только при согласовании с профкомом. Но советские годы не были бы советскими, если бы, как в любой нормально развитой стране, в СССР председатель профкома не получал бы зарплаты из рук директора, а он получал ее именно так. Так что независимость профсоюза на отечественном заводе тех лет была наполовину фикцией. Это вам не западные трейд-юнионы. И все же…

«К 1950–1970-м годам, то есть к годам работы Бадыгова в качестве республиканского профсоюзного лидера, относится появление правовых актов, которые реально развивали и усиливали права и полномочия профсоюзов на предприятиях, в экономике в целом, — продолжает рассказ для „БИЗНЕС Online“ Мокейчева. — С 1958 года в стране действует „Положение о правах фабричного, заводского, местного комитета профсоюза“, с 1965-го — „Положение о социалистическом государственном производственном предприятии“».

Партия, конституционно и самим государственным устройством определенная как руководящая и направляющая сила всего общества, в те годы призывала профсоюзы повысить свою активность и роль, обеспечить новые трудовые почины, новый взлет соцсоревнования, повысить производительность труда, укрепить трудовую дисциплину. На профсоюзы возлагаются большие задачи по формированию и реализации фондов стимулирования: материального поощрения, соцкультбыта, самофинансирования развития производства. И профсоюзы республики перестраивают свою работу.

Совместно с хозяйственными органами проводится работа по нормированию труда, переводу предприятий на сокращенный рабочий день, вводятся новые условия оплаты труда, производственно-техническое обучение поднимается на новый уровень. Профсоюзные организации республики усиливают контроль за выполнением обязательств по коллективным договорам, постоянно контролируют ход строительства промышленных сооружений, жилья, культурно-бытовых объектов, распределения жилплощади, деятельность предприятий торговли, общественного питания, транспорта и коммунально-бытового обслуживания населения.

Что касается республиканской нашей специфики, то в годы лидерства Бадыгова на профсоюзном поприще коллективы предприятий вызывают на соцсоревнование соседние Башкирию, Удмуртскую Республику, Куйбышевскую область. Татоблсовпроф вводит в практику заключение генерального соглашения с Совнархозом.

При Бадыгове получило развитие строительство кооперативных квартир. До этого государство, по крайней мере в городе, было монополистом в этой сфере. Здесь же возникала возможность хоть как-то избежать этого диктата. При культучреждениях республиканских профсоюзов работали 104 народных университета, около 200 постоянно действующих лекториев, более 4 тыс. кружков художественной самодеятельности. В них занимались более 80 тыс. рабочих, служащих и членов их семей. Свыше 150 тыс. были членами добровольных спортивных обществ профсоюзов — ДСО «Труд», «Локомотив», «Буревестник», «Урожай».

Словом, жизнь, в каком бы свете ее ни выставляли сегодня, шла своим чередом и в социалистических условиях. Чтобы сделать условия эти более или менее пригодными для жизни, существовали люди, подобные Абдулхаку Бадыгову…

Абдулхак Бадыгович Бадыгов — председатель Верховного Совета Татарской АССР с 1959 по 1963 год, председатель Татарского областного Совета профсоюзов с 1957 по 1965 год.

Родился 25 июля (7 августа) 1906 года в деревне Новые Шалты Самарской губернии.

1926 — слушатель Бугульминской совпартшколы.

1926–1930 — учащийся казанского педагогического техникума.

1931–1936 — студент Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева.

1937–1939 — аспирант Казанского сельскохозяйственного института.

1940 — член ВКП (б).

1937–1941 — преподаватель Свияжского сельскохозяйственного техникума (Татарская АССР).

1941–1952 — инструктор, заместитель заведующего, заведующий сельскохозяйственным отделом Татарского областного комитета ВКП(б).

1952–1953 — 2-й секретарь Чистопольского областного комитета ВКП(б)/КПСС.

1954–1957 — секретарь Татарского областного комитета КПСС.

1957–1965 — председатель Татарского областного Совета профсоюзов.

1959–1963 — председатель Верховного Совета Татарской АССР.

Умер в 1978 году в Казани.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    1.12.2018 11:55

    Познавательно и поучительно.
    Хорошо бы на этом "партийном" фоне осветить и повседневную жизнь казанцев, чистопольцев, жителей сёл и деревень.

  • Анонимно
    1.12.2018 16:10

    А положение на «сельскохозяйственном фронте» республики было сродни военному.
    Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/404567


    Если что простите, но сравнивается несравнимое.


    Положение на сельско-хозяйственном "фронте" в России с ее первыми в мире ресурсами было всегда катастрофическим всегда – но не из-за природных катаклизмов, неурожая, мора, эпидемий, а в основном из-за дури.

    Когда что-то вырастало, оставшиеся колоски сгнивали, и тем, кто их собирал, за это давали 10-25 лет.

    Поэтому – да, было трудно, и было трудно всем, особенно простым людям, и ковали победу все, в первую очередь народ. О нем как-то забыли упомянуть.

    Военное время уходит все дальше, и теряется суть.

    Раз уж упомянули Чистополь. Однажды договорились даже до того, что писатели в эвакуации в Чистополе (те "рисковые", которые решились не уехали в Ташкент) "сражались пером". Это с определенной натяжкой можно было бы говорить еще о военных корреспондентах, некоторые из них и правда был в кровавом месиве... В которое, например, попал Муса Джалиль и другие, уехавшие не в восточном, а в западном направлении. Имевшие, внимание, бронь.

  • Анонимно
    1.12.2018 16:43

    Цитата: "Из-за отсутствия благоустроенного жилья специалисты из Казани и других городов республики не хотели переезжать в Чистополь. Не хватало и служебных помещений». Через год подобные административно-территориальные эксперименты крайкома партии из-за расходов на содержание новых чиновничьих аппаратов, стремительно увеличивающихся и обременительных для казны, привели ЦК КПСС к осознанию ошибочности этой инициативы. 24 апреля 1953 года Чистопольская область, а вместе с ней Казанская и несуществующая Бугульминская, были упразднены".
    Советская бюрократия победила советскую идеологию. Со смертью Сталина в марте 1953г. все его инициативы были признаны ошибочными. Иначе универсиада была бы в Чистополе.

  • Анонимно
    1.12.2018 20:41

    Чистопольская область лидировала в Союзе по добыче нефти. Если бы хотя бы треть от его продажи оставалась бы в области то все намеченное и дороги построили бы. Хватило бы на содержание не большего аппарата по сравнению с нынешним периодом , когда осталась лишь треть промышленности.

  • Анонимно
    2.12.2018 05:18

    Вице-губернатор, спикер, вице -шеф- каково?!
    А где же тогда- профбосс?!
    Достали уж своими мэ(е)рами, ратушами и др. дребеденью- слов не хватает, один мат остаётся.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль