Общество 
14.02.2019

«Шубы у меня нет, бриллиантов нет, маникюр я никогда не делала»

Хайдар и Марина Халиуллины рассказали в суде о загадочных записках, СМС и Тимуре Аюпове. Часть 15-я

«У меня поддержка была исключительно честная», — заявил на допросе экс-президент ассоциации МСБ РТ, фигурант уголовного дела о хищениях по программе «Лизинг-грант» Хайдар Халиуллин. По его словам, записки, которые он передавал с просьбой поддержать тот или иной проект, писались из благих намерений, а все беды связаны с излишней доверчивостью. По словам супруги Халиуллина, к виновнику произошедшего она относилась как к сыну. Подробности — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Вахитовский райсуд Казани перешел к долгожданному для участников процесса о многомиллионных хищениях по программе «Лизинг-грант» допросу обвиняемых

«ЖИВУ В КВАРТИРЕ, КОТОРАЯ ДО СИХ ПОР В ИПОТЕКЕ…»

Вахитовский райсуд Казани перешел к долгожданному для участников процесса о многомиллионных хищениях по программе «Лизинг-грант» допросу обвиняемых. Адвокаты фигурантов украдкой замечали, что резкий переход к допросу преждевременен — суд не успел допросить некоторых свидетелей. Особенно собравшиеся ждали прихода следователя по особо важным делам ГСУ МВД по РТ Максима Туртыгина, который вел это уголовное дело, но тот не обрадовал своим присутствием, и судья Наиль Камалетдинов пригласил следователя после допроса всех обвиняемых.

Напомним, лизинг-гранты, которые стали предметом хищений, были выданы конкурсной комиссией, состоявшей из представителей ассоциации МСБ РТ, социальных организаций, высокопоставленных чиновников министерств и ведомств. Сами хищения произошли еще в 2016 году. Как считает следствие, идейный вдохновитель аферы — бывший президент общественной организации Хайдар Халиуллин. Подсудимый вину не признает и в интервью «БИЗНЕС Online» уверял, что никаких денег никому не носил, не видел их и вообще не был в курсе всего, что происходило за его спиной. Тем не менее 23 фигурантам дела вменяют в вину причинение ущерба в 21 млн рублей и обвиняют в покушении еще на 18 миллионов.

Накануне в суде была допрошена супруга Халиуллина Марина. Ее следствие подозревает в лоббировании интересов некоторых компаний для «Лизинг-гранта». Женщина работала бухгалтером на Тимура Аюпова (член ассоциации, ключевой фигурант дела) в двух его фирмах — ООО «ЦРИТ» и ООО «ИТА». Халиуллина вину отрицает. В отношении самого Аюпова, который дал признательные показания против Халиуллина, уже вынесен приговор. Суд пришел к выводу, что представитель ассоциации имел прямое отношение к бюджетным хищениям. 

Допрос продолжался около часа. Вопросы задавал адвокат Халиуллиной по назначению Роман Краснов. Из ответов супруги экс-президента ассоциации мы узнаем, что женщина до начала процесса из всех подсудимых была знакома лишь со своим супругом, а также с Вероникой Мирзагалямовой и директором фирмы «Птичий рай в Аракчино» Сергеем Васильевым. С Халиуллиным они не живут вместе с 2011 года, но официально не разведены. Встречаются только по общим семейным праздникам, несколько раз супруг навещал ее в больнице, когда у женщины диагностировали онкологию. В 2012 году Марина приобрела однокомнатную квартиру в ипотеку. «Мы и при жизни [совместной] не общались, я не знала, где он, чем занимается. Не принято было в семье разговаривать об этом. А когда уже расстались, я вообще не знала, что он член комиссии», — спокойно рассказала суду Халиуллина. 

Мирзагалямову обвиняемая тоже знала давно, в 2007–2011 годах они вместе учились в Институте экономики, управления и права, а тесно общаться стали по работе — созванивались, ходили друг к другу в гости. С Васильевым Халиуллина знакома с середины 90-х, они вместе работали в одной организации. По ее словам, участвовать в программе «Лизинг-грант» она ему не предлагала. «Он узнал об этом в интернете, позвонил и сказал: „Вот слышал, хочу открыть, поможешь по бухгалтерии?“».

Про «Лизинг-грант» Марина впервые узнала от Аюпова. Позже она познакомила его с Мирзагалямовой, когда той понадобилось починить компьютер. При этом прокурор Степан Спиридонов уверенно называл Аюпова и Мирзагалямову «сплоченной группой». По воспоминаниям Марины, Аюпов был жданным гостем в ее квартире. Он помогал ей, когда у нее были проблемы с компьютером. «Я знала, что он никуда не полезет. Как друзья были, чай вместе пили», — подытожила Халиуллина. 

«Когда-нибудь вы деньги получали от кого-нибудь? От Мирзагалямовой, вообще от кого-нибудь по программе „Лизинг-грант“? В качестве благодарности?» — спросил ее Краснов. «Нет», — ответила обвиняемая.

На вопрос адвоката Халиуллина Павла Мазуренко об Аюпове Марина Павловна рассказала, что относилась к нему по-матерински: «Всегда интересовалась, как папа себя чувствует. Всегда мне хотелось накормить. Потом он приходил в ассоциацию, где его все полюбили, он был такой мягкий, пушистый, такой добрый, располагающий к себе. Мне хотелось пристроить его в хорошие руки, женить». Халиуллиной показалось, что у Аюпова в одно время появились деньги — он купил себе новую машину, обзавелся квартирой. «А я живу в квартире, которая до сих пор в ипотеке. Шубы у меня нет, бриллиантов нет… Маникюр я никогда не делала», — намекала она на то, что никаких откатов не получала.

Следствие подозревает Марину Халиуллину в лоббировании интересов некоторых компаний для «Лизинг-гранта»

«поддерживал проект, только если он положительный и нужный для республики»

Допросу Халиуллиной предшествовал вызов в суд ее супруга. Первый вопрос экс-президенту ассоциации задал его адвокат Денис Егоров. Допрашиваемый бодрым голосом заявил, что все ответы на вопросы он подготовил заранее на бумаге. Камалетдинов разрешил ему зачитать эту заготовку. Халиуллин рассказал, как была устроена деятельность ассоциации МСБ РТ, как проходили рабочие заседания комиссии по программе «Лизинг-грант», и подчеркнул: публично, открыто транслировались в режиме онлайн. 

Халиуллин заметил, что никто из фигурантов уголовного дела — представителей фирм, которым был выдан «Лизинг-грант», — не был членом ассоциации и он никого не просил их поддержать. Вспомнил экс-президент ассоциации и Аюпова, по просьбе которого и поддерживал некоторые проекты, но «только в том случае, если проект положительный и нужный для нашей республики». «Вознаграждение за это я не просил никогда», — отметил Халиуллин.

Он прокомментировал и записку, которая фигурирует в материалах уголовного дела. Ранее свидетель — первый зампредседателя правления ТПП РТ Артур Николаев (он был в составе конкурсной комиссии) — видел, как Халиуллин перед заседанием раздавал членам конкурсной комиссии какие-то записки. «Во время заседания, когда шла дискуссия, я мог написать на листочке некоторые характеристики проекта и указать, что ассоциация поддерживает его, и передать представителю общественной организации, — рассказал Халиуллин. — Я мог передать и в виде СМС. Еще раз подчеркиваю: если я просил кого-то поддержать, то только за хорошие и нужные проекты с учетом изученности ассоциацией». 

По словам Халиуллина, определить, кто голосовал на заседаниях комиссии за определенные проекты, невозможно. После этого он снова вернулся к запискам: «По поводу записки, которую нашли где-то, но только не в моем компьютере, где напечатаны 11 организаций и на которой чернилами написаны три буквы „икс“. Хочу подчеркнуть, что из 11 фирм три вообще не фигурируют в деле. А двум по итогам конкурсной комиссии отказали в предоставлении субсидии. Если мы поставили положительную оценку, это означает, что директора фирм подготовились, презентация проекта была хорошая и большинство членов комиссии проголосовали за. Один человек в комиссии ничего не решает. Если, как заявлено в обвинительном заключении, я формировал большинство голосов, то мне не должны были отказать. А здесь по двум фирмам отказали».

Халиуллин пытался аргументировать свою версию. В деле фигурирует 8 фирм, которым отказали в допуске к рассмотрению конкурсной комиссией. Но зачем ему было отказывать им в заявках, если следствие обвиняет его в покушении на получение субсидии, ведь он формировал в комиссии большинство голосов. «По поводу организованной преступной группы — для меня это, конечно, какой-то бред… Я прекрасно знаю, что такое организованная преступная группа, потому что был предпринимателем и жил в 90-е», — объяснял Халиуллин.

Все доводы в более подробной форме он захотел приобщить к материалам дела. 

Как считает следствие, идейный вдохновитель аферы — бывший президент общественной организации Хайдар Халиуллин (второй справа). Подсудимый вину не признает

«Он говорил: «я член ассоциации, я за них ручаюсь, пожалуйста, помогите»

Допрос продолжился серией вопросов от других участников процесса. Адвокат Егоров, кажется, говорил с некоторым волнением, то и дело путая окончания слов и задавая весьма неудобные, но привычные его подзащитному вопросы. 

— В материалах дела есть доказательства, которые говорят о том, что с вашего телефона было отправлено СМС с указанием номеров. Как делает выводы следствие, данные номера соответствуют заявкам, тем, которые рассматривались в этот день конкурсной комиссией, наименованиям юридических лиц, присутствующих здесь, и тем организациям, которые похитили денежные средства. Также представитель общественной организации «Опора России» (Иннокентий Френкель  прим. ред.), кому было отправлено данное СМС, сказал, что с телефона Хайдара Хайрулловича были отправлены номера заявок с просьбой поддержать данные организации. Отправляли ли вы данное СМС? Если отправляли, то в силу чего и при каких обстоятельствах?

— Поддерживать те или иные фирмы в виде СМС или в виде каких-то записок, возможно… Получали многие, многие члены комиссии… Мне тоже отправляли, да. Аюпов отправлял в виде СМС, но это позже было, наверное. Когда я отправлял, там не было названия фирм, там только последовательность цифр, которую нужно поддержать якобы. Он говорил: «Я член ассоциации, я за них ручаюсь, пожалуйста, помогите». Я не помню, их огромное количество, возможно, я поддерживал, так сказать. Но у меня поддержка была исключительно честная. То есть я просто по просьбе не поддерживал. Если хорошо отвечали, если хорошие проекты, если мне не было стыдно, я поддерживал. Если бы я какую-нибудь туфту поддерживал, то мне перед комиссией было бы стыдно и никто бы из комиссии не поддержал, — ответил Халиуллин. Экс-президент ассоциации МСБ РТ во время допроса признался, что немного волнуется.

Пришла очередь прокурора Рамиля Галеева. Он поинтересовался, как Халиуллин общался с Аюповым. Обвиняемый заявил, что Аюпов ручался за фирмы, которые он предлагал поддержать. А сам Халиуллин не знал, хорошие они или нет, но, по его словам, он мог их поддержать.

— Аюпов — это общественный помощник. Он где-то в 2011 или 2012 году пришел, привели его, так сказать, в нашу ассоциацию. Он вошел в доверие, приезжал к нам в офис чай пить, пироги приносил. С нашими сотрудниками, секретарем очень хорошо они познакомились. В общем, никогда не думал, что он мог пойти на такие вещи. Он всегда говорил, что он честный, нормальный, никогда не подведет ассоциацию, примерно такие слова… Ну мы ему верили, — с грустью ответил Халиуллин.

— К Аюпову вы обращались посредством сервиса WhatsApp с просьбой поддержать в ходе заседания конкурсных комиссий, [проголосовать] за ту или иную организацию? — спросил прокурор. 

— Может быть… Не помню… Может быть. 

Вмешался Егоров. Его не отпускали записки, которые якобы передавал Халиуллин. Ведь они могут стать еще одним доказательством вины экс-президента ассоциации, если он не убедит всех в обратном. 

— Вы говорили о нескольких возможных записках, которые вы направляли. В материалах дела существует одна записка, которая найдена у члена конкурсной комиссии Галямова. Данная записка ваша или нет? — спросил Егоров.

— Нет. Я такую записку не видел, — ответил Халиуллин. Хотя ранее сам рассказывал о ней. 

— СМС, которую, как вы сказали, вы отправили Иннокентию, члену конкурсной комиссии, представителю общественной организации «Деловая Россия». Вы ее отправили по просьбе и обращению Аюпова? — еще раз уточнил адвокат.

— Нет, — резко ответил Халиуллин. 

— Уточняйте. Вы по-разному говорите, — пытался внести ясность в допрос Егоров.

— Сейчас, сейчас… — заговорил Халиуллин, но так ничего и не ответил.  

В допрос вмешался судья с репликой «ответ получен». Халиуллин вслед за ним тут же ответил: «Я не помню сейчас… Может быть, и по просьбе Аюпова».

— Вспоминайте сейчас, — настаивал Егоров. 

— Один раз Аюпов отправлял мне такое СМС [с номерами]. Он говорил, что это проверенные, хорошие фирмы, за которые не будет стыдно: «Если сможешь, поддержи», — выдал Халиуллин, подчеркнув, что это было лишь один раз. 

— Все понятно, теперь все ясно, — Егоров был явно удовлетворен.

Халиуллин лишь иногда мешкал с ответами, чаще всего отвечал на вопросы подробно и не задумывался долго. Его спрашивали и по поводу супруги. Он рассказал, что Марина никогда не имела никакого отношения к программе «Лизинг-грант» и что она вообще не представляет себе, что это такое. После чего в диалог с обвиняемым вступил судья Камалетдинов. Говоря о записках, он напомнил, что экс-президент ассоциации все-таки мог писать их. Халиуллин же ответил, что он писал, но это было очень редко. 

   

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.02.2019 09:18

    Я лично видел их вместе перед новым годом в магазине, шмотки покупали !!!

  • Анонимно
    14.02.2019 09:50

    А что, "шмотки" нельзя покупать?

  • Анонимно
    14.02.2019 10:11

    Ну развели сопли с гардеробом) Все знают кто решал так что скромно и тихо условку!

  • Анонимно
    14.02.2019 14:41

    Не верится, что живет в однокомнатной квартире.Знаю эту семью, более чем обеспеченная

  • Анонимно
    14.02.2019 19:59

    1. "Он всегда говорил, что он честный, нормальный," ...
    2. Вот так тратятся те самые гос. бюджетные деньги, ради которых увеличили пенсионный возраст. Любое распределение гос. денег на всякие поддержки частных структур - КРАЖА!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль