«КОМУ ТОЛЬКО Ни ПИСАЛИ, НО НАС ВЫСЕЛЯЮТ»

Накануне в Музее национальной культуры, что расположен в НКЦ «Казань», начался демонтаж музейных экспозиций. Несмотря на заверения чиновников, пока достойной альтернативы нынешнему зданию музея, где теперь расположится Национальная библиотека, так и не найдено — экспонаты вывозят практически в никуда. «Мы занимаемся упаковкой экспонатов для перевозки их в другое здание. Наше будущее пока неясно», — рассказала «БИЗНЕС Online» главный хранитель фондов Музея национальной культуры Индуся Мингазова. По словам заслуженного деятеля культуры РТ, пока коллекцию отправят в галерею-студию Ильдара Зарипова, что расположена на первом этаже жилого дома на улице Гвардейской, 10.

Сама Мингазова полагает, что галерея Зарипова непригодна для хранения экспонатов музея, среди которых есть парсуна XVII века, чаша периода XV века, найденная на дне озера Кабан в том месте, где жила царица Сююмбике со своим сыном Утямышем, височные подвески из серебра периода Волжской Булгарии и так далее. «Туда [в галерею Зарипова] все не помещается, пока еще не решено, куда перевозить оставшуюся часть экспозиции. Мы и министра культуры Ираду Аюпову оповестили — написали ей письмо, и Денису Калинкину (руководитель исполкома Казани прим. ред.) написали, что галерея Зарипова непригодна для хранения музейных экспонатов, потому что это первый этаж четырехэтажного жилого дома, так называемой сталинки, а там деревянные перекрытия, в любой момент может затопить с верхних этажей. Они будут думать, как быть с нами дальше», — говорит наша собеседница. «Мы написали письмо даже Михаилу Пиотровскому (директор Эрмитажаприм. ред.), который является президентом союза музеев России, и президенту Татарстана — кому только ни писали, но нас выселяют», — разводит руками музейный хранитель.

Всего коллекция Музея национальной культуры насчитывает 50 тыс. единиц хранения. Среди них и крупногабаритные, масштабные панно, которые невозможно перенести и разместить на других экспозиционных площадях, больше всего основателей музея волнует судьба именно этих монументальных сооружений, выполненных на всю стену различными художниками. «Мы сейчас рассматриваем варианты демонтажа и перевозки панно. Хотели их здесь оставить, вернее рекомендовали, поскольку их нельзя переносить, но сейчас мы ищем варианты, чтобы их не оставлять, чтобы они не пострадали при реконструкции. Мы с упаковщиками думаем, как это сделать, чтобы они не пострадали, чтобы их каким-то образом сохранили. Мы найдем выход, чтобы их увезти», — говорит Мингазова. 

Музей национальной культуры — это последняя структура, которая осталась в здании НКЦ. Ранее отсюда выехали ансамбль «Казань», городская филармония, ресторан «Хоррият». При этом НКЦ «Казань», который объединяет в себе несколько музеев, как юридическое лицо сохранится и переедет в галерею Константина Васильева на Баумана. По крайней мере, там теперь будет юридический адрес НКЦ и вся администрация.

«Мы занимаемся упаковкой экспонатов для перевозки их в другое здание. Наше будущее пока не ясно» (на фото - Розалина Шагеева и Индуся Мингазова (справа)«Мы занимаемся упаковкой экспонатов для перевозки их в другое здание. Наше будущее пока неясно» (на фото — Розалина Шагеева и Индуся Мингазова (справа)Фото: «БИЗНЕС Online»

В самом здании НКЦ давно ведутся реставрационные работы, началось строительство пристроя читального зала для Национальной библиотеки. Правда, попасть на территорию музея, чтобы запечатлеть процесс, нам вчера не удалось. И. о. директора НКЦ, 82-летняя экс-заведующая Музеем 1000-летия Казани Луиза Космылина отказала нам в довольно резкой форме: «Нет, это исключено. Это будет мешать работе. Слишком много внимания, работать не даете. Достаточно внимания, было уже! Выше головы!» 

Упаковка экспонатов проводится согласно внутреннему распоряжению НКЦ от 22 февраля, подписанному Космылиной. Распоряжение вышло на основании обращения управления культуры Казани от 6 февраля «Об обеспечении сохранности музейной коллекции на период проведения реконструкции здания по адресу: Пушкина, 86», в котором дано указание «осуществить с 25 февраля выемку экспонатов из витрин для проведения работ по упаковке музейных предметов». На переезд, по словам Мингазовой, может уйти до двух месяцев. По информации «БИЗНЕС Online», обойдется процедура примерно в 17 млн рублей.

Скоро начнутся ремонтные работы, сейчас идет обследование помещений НКЦСкоро начнутся ремонтные работы, сейчас идет обследование помещений НКЦФото: Динар Ахметзянов

«Часть экспонатов можем разместить в выставочном зале Васильева, Есть договоренность с музеем Горького и Шаляпина»

Как пояснил корреспонденту «БИЗНЕС Online» начальник управления культуры исполкома Казани Азат Абзалов, галерея Зарипова находится в собственности Музея национальной культуры, как и ряд других городских музеев. «Сейчас рассматриваем вопрос о переезде, возможно, в Музей Баки Урманче. Это лишь один из вариантов, говорить утвердительно преждевременно, поскольку сейчас вопрос прорабатывается. Нам важно максимально сбалансировать музейную деятельность, чтобы сохранить память о Зарипове и в то же время не утратить даже частичку коллекции», — рассказал Абзалов.

«Вскоре начнутся ремонтные работы, сейчас идет обследование помещений. Конечно, музейный фонд в это время где-то должен находиться. На временное хранение мы рассматриваем как раз галерею Зарипова, смотрим другие варианты. Часть экспонатов можем разместить в выставочном зале Васильева, где мы можем показать какие-то живописные произведения искусства. Есть предварительная договоренность с Музеем Горького и Шаляпина — это подразделения национального музея. Договоренность о том, что коллекция, которая относится именно к творчеству Шаляпина, будет представлена именно на этой площадке. Важно, чтобы жителям и гостям Казани была максимально доступна данная коллекция. Мы приложим все наши усилия, чтобы коллекция была представлена полноценно и была доступна», — добавил начальник управления культуры исполкома Казани.

Он подчеркнул, что экспонаты никто не будет бездумно складировать в одну кучку. Их упаковкой и размещением занимается ООО «Гриб» — специализированная компания, сотрудничающая с ведущими музеями.

Здание, где располагается галерея-студия Ильдара Зарипова, украшено совсем неприметной вывеской на татарском языкеЗдание, где располагается галерея-студия Зарипова, украшено совсем неприметной вывеской на татарском языкеФото: Регина Шафиева

«МЫ, КОНЕЧНО, РАССТРОЕНЫ, НО НЕ СОБИРАЕМСЯ СДАВАТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО РАБОТАЕМ С ДЕТЬМИ»

Музей национальной культуры — это 3 тыс. кв. м экспозиционных площадей, где размещено около 2,5 тыс. экспонатов. А общая площадь галереи, которая будет использоваться как склад, всего 340 кв. метров. Вчера вечером там побывала корреспондент «БИЗНЕС Online».

Здание, где располагается галерея-студия Зарипова, украшено совсем неприметной вывеской на татарском языке. Входная дверь расположена между двумя колоннами с афишей актуальной выставки — «Легенды и мифы, обряды и праздники». Афиша в файле для бумаги приклеена на скотч. Рядом с дверью едва заметный звонок, где и написано «звонок». Звоним — никто не открывает. Время уже больше пяти часов вечера. После третьего звонка дверь с щеколды отпер седой мужчина.

Корреспондент «БИЗНЕС Online» представилась и спросила, известно ли ему что-то о переезде музея НКЦ в эту галерею. Мужчина сказал, что здесь действительно будут изменения. Он представился Юнусом и рассказал, что работает в галерее вахтером. В здании также оказались представители художественной школы. В честь 50-летия учреждения они готовят выставку работ своих учеников. «Приходите завтра. Здесь будут школьники, художники!» — попросили они нашего корреспондента. 

Юнус оказался в курсе планов превратить галерею Зарипова в картинохранилище. «Здесь появится хранилище. Не будет музея, — сказал мужчина, но заметил, что все экспонаты из НКЦ сюда точно не поместятся. — Большие картины сюда не занесут — дверь не позволяет».

Сама галерея Зарипова представляет собой три комнаты — два больших выставочных зала и один небольшой с картинами создателя студии. Помещение внутри несколько обшарпано, на стенах уже висят картины для предстоящей выставки. В самом первом зале слева расположились неуместные столы и стулья. Вахтер объяснил, что это то, что уже успели перевезти из НКЦ: «Уже началось, там [в НКЦ] что-то ломают. Столы уже сюда привезли оттуда. Здесь человек 10, наверное, будут сидеть. Оцифровывать начнут, наверное, картины… Здесь будут люди, которые отвечают за картины. Тут появятся стеллажи, как я понял. В них будут картины храниться». Юнус считает, что сегодня открывшаяся выставка может стать последней для галереи. Теперь он переживает, что и сам из-за этих изменений может остаться без работы.

Сама галерея Ильдара Зарипова представляет собой три комнаты — два больших выставочных зала и один небольшой с картинами создателя студииСама галерея Зарипова представляет собой три комнаты — два больших выставочных зала и один небольшой с картинами создателя студииФото: Регина Шафиева

Четырехэтажный многоквартирный дом на улице Гвардейской, 10, где расположена галерея, был построен в 1958 году. Галерея-студия Зарипова создана в 2004-м, когда мастер был еще жив, — в этом доме он проводил мастер-классы для талантливых детей. В 2012 году в целях увековечивания памяти Зарипова как художника и педагога было принято решение о создании детской художественной галереи с организацией экспозиции произведений художника и других известных живописцев РТ. Несколько лет назад жители дома на Гвардейской, 10 просили признать его аварийным, а людей расселить — правда, безуспешно.

Один из руководящих сотрудников галереи Зарипова на условиях анонимности рассказал «БИЗНЕС Online» о дальнейших перспективах организации: «В частности, нам предложили Музей Баки Урманче и городскую библиотеку на Вишневского. Мы, конечно, расстроены, но не собираемся сдаваться, потому что работаем с детьми. У нас особенные ребята, и мы им нужны, как они говорят. Мы никого не бросаем, продолжаем, выберемся из этой сложной для всех ситуации». Речь идет о том, что, помимо выставочной работы, здесь проводят занятия, концерты, мастер-классы для детей с ограниченными возможностями, например страдающими синдромом Дауна. «Мы проводим мастер-классы как для самих особенных детей, так и для их мам. Эта работа очень тяжелая, но мы привыкли, и родители к нам привыкли. Стараемся изо всех сил. Мы работаем бесплатно и нашли таких людей, которые готовы помогать нам также на безвозмездной основе. Нам бы их не потерять, не потерять детей, потому что к нам в основном приходят ребята из близлежащих микрорайонов, а если придется ходить куда-то далеко, то их просто родители отпускать не будут», — обеспокоены в галерее.

Коллекция Музея национальной культуры насчитывает 50 тысяч единиц хранения. Среди них и крупногабаритные, масштабные панно, которые невозможно перенести и разместить на других экспозиционных площадяхКоллекция Музея национальной культуры насчитывает 50 тыс. единиц. Среди них масштабные панно, которые невозможно разместить на других площадяхФото: «БИЗНЕС Online»

«ВО ВСЕМ МИРЕ СЕЙЧАС КУЛЬТУРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ ИНТЕГРИРУЮТСЯ»

Поиск или строительство нового здания для Музея национальной культуры могут занять еще немало времени. Это подтверждают и в галерее Зарипова: «Надеемся, что мы превращаемся в склад временно. Нам говорят, что это может продлиться несколько лет». «Нам обещают построить новое здание, но, где оно будет, пока неизвестно», — говорит Мингазова. Одна из локаций, предлагаемая министерством культуры республики, — территория «Казанской ярмарки» на Оренбургском тракте. Как известно, после открытия «Казань Экспо» эта территория со своими павильонами останется невостребованной. По некоторым данным, изначально их планировалось снести и построить на этом месте очередной ЖК, но после того, как в одном из павильонов разместилась выставка «Россия — моя история», которую курирует «духовник Путина» Тихон Шевкунов, позиция республиканских властей изменилась. Однако, судя по всему, все упирается в деньги, проект оценивается в сотни миллионов рублей. Также пока не получил развития и вариант с переездом на территорию музея-заповедника «Казанский кремль».

«Новое здание — всегда хорошо, но лучше разместить Музей национальной татарской культуры в исторической части Казани», — говорят сотрудники музея. «Против того, чтобы музей съезжал из НКЦ, не только мы, но и все сотрудники Национальной библиотеки. Они это понимают, говорят, что сейчас они расположены на хорошей дороге: Кремлевская улица очень многолюдная, и Карла Маркса тоже находится на пересечении многих улиц. А про НКЦ они говорят фразу „Нам тут не светит“. Но, может, в библиотеке будет музей как какая-то приманка, меняющаяся, модернизирующаяся? Потому что у нас, у татар, литературоцентризм, для нашего народа книга тоже чудо, народ ей поклонялся, любил, вынашивал, писал от руки, потом уже печатать начал. Наша история искусства и книги синхронны», — высказала предложение лауреат Тукаевской премии, искусствовед Розалина Шагеева. По ее мнению, музей и библиотека должны сосуществовать. «Во всем мире сейчас культурные учреждения так интегрируются. Помимо музея здесь же, в библиотеке, можно еще и детский центр сделать, и литературный клуб, и семейный парк — все они могут сочетаться», — уверена она. 

Больше всего основателей музея волнует судьба монументальных сооружений, выполненных на всю стену различными художникамиБольше всего музейщиков волнует судьба монументальных сооружений, выполненных на всю стену различными художникамиФото: «БИЗНЕС Online»

Впрочем, существуют и другие оценки экспозиции музея. По словам доцента кафедры градостроительства КГАСУ, кандидата искусствоведения Гузель Файзрахмановой, город ничего не потеряет, если Музей нацкультуры закроет свои двери даже временно. «У меня к этому музею довольно скептическое отношение. Там, конечно, есть отдельные интересные и значимые экспонаты. Но по своей сути этот музей — искусственное образование, — отметила она. — У него изначально не было никакой стратегии создания, концепции. Просто освободился ленинский мемориал в постсоветское время, в годы перестройки, и нужно было каким-то образом использовать это пространство. На волне роста национального самосознания заинтересованной в этом процессе коалиции деятелей культуры хотелось поддержать заявленный суверенитет культурным проектом. Но содержательно, концептуально данная институция себя никак не проявила. Это было настолько непопулярное заведение, что, казалось, оно вообще не работало. Во всяком случае, работа с горожанами, на мой взгляд, не проводилась абсолютно, такое было закрытое заведение».

Искусствовед также пояснила корреспонденту «БИЗНЕС Online», что свой расцвет НКЦ переживал только в 1990-е годы, когда там работал киноклуб и казанские прогрессивные на тот момент художники проводили свои выставки. Но потом, когда организовали в нем Музей 1000-летия Казани, НКЦ стал абсолютно непосещаемым. «Да многие горожане сегодня вообще не знают, что этот музей существует. Не считаю, что город что-то потеряет. Вот если Музей изобразительных искусств куда-то там переедет, то это, конечно, сенсация и как-то бы повлияло на культурную жизнь нашего города. А то, что сейчас расформируется такой музей, и то, что здание отдали под Национальную библиотеку, я только приветствую без всякого злорадства. Это было бы более правильным вариантом», — пояснила Файзрахманова.