• $76.200.34
  • 91.200.74
  • 47.590.00
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 207 в закладки

    Айгуль Горнышева: «Мы, наверное, самый неотремонтированный театр Казани…»

    Директор ТЮЗа о Туфане Имамутдинове, семье на рабочем месте и спектакле, после которого она почувствовала себя «дочерью татарского народа»

    «В Казани очень не хватает визуально красивых, зрелищных, удивительных, волшебных, понятных детям и интересных взрослым спектаклей», — считает директор казанского ТЮЗа Айгуль Горнышева. В интервью «БИЗНЕС Online» она рассказала, каким видит театральный кластер на улице Островского, почему сорвалась постановка спектакля со знаменитым Борисом Цейтлиным и как ей удалось сгладить острый конфликт между сотрудниками.

    Айгуль Горнышева Айгуль Горнышева: «Кто-то говорит, что театр — это семья, кто-то — что всего лишь работа. Но ответственность перед театром должна быть у каждого. Этот театр жил, живет и будет жить»

    СТАРЫЙ-НОВЫЙ ТЮЗ: ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПЕРФОРМАНСЫ, КОВОРКИНГ, ФУД-КОРТ

    — Айгуль Алмасовна, расскажите, на каком этапе находится реконструкция театра. Там появится театральный кластер — что в него войдет?

    — Пока мы только готовимся к реконструкции. Сейчас требуется провести обследование зданий, инженерных сетей, геологические, археологические изыскания. После этого утверждается проект, благодаря которому мы понимаем, где что можно разместить, какие здания остаются, а площади каких увеличиваются. Нам важно, чтобы проект коснулся всей территории, не было отрыва действующего театра от новых пространств и они работали как единый комплекс. Потом проект проходит экспертизу, готовятся расчеты, проектно-сметная документация и начинаются реставрационные работы.

    Благодаря решению президента РТ Рустама Минниханова территория Казанского ТЮЗа увеличилась вдвое. Сейчас мы активно обсуждаем возможность использования переданных театру пространств. Нами уже проведена объемная аналитическая работа: сравнительный анализ деятельности ведущих российских театров для детей и молодежи, круглый стол «Детский театр как точка притяжения и центр раскрытия талантов» со зрителями театра, представителями театрально-культурного сообщества и ведущими театральными экспертами страны, архитектурные проекты от участников воркшопа (международной школы молодого архитектора ARTpolis на базе КГАСУ), анкетирование зрителей на тему «Каким вы видите Казанский театр юного зрителя в будущем?».

    Казанский государственный архитектурно-строительный университет в ноябре прошлого года сделал темой воркшопа развитие новой территории нашего театра. Мы рассказали, чем хотим там заниматься, а они подготовили предложения. Двор наталкивал многих на мысли сделать там амфитеатр, площадку на открытом воздухе, архитектурное обрамление зданиями тоже вызвало массу идей. Вариантов множество. 70 студентов из 26 вузов страны и ближнего зарубежья детально проработали эту территорию с разных позиций: интерактивность, сложность, целостность, историчность, современность, мобильность, активность, преемственность. Их предложения направлены на то, чтобы территория театра работала в постоянном режиме, почти круглосуточно — и в формате вечерних мероприятий, и активном дневном. Сейчас эти предложения нуждаются в оценке экспертов — насколько я знаю, архитектор Герман Бакулин уже дал свою оценку, сказал, какие вопросы еще нужно проработать.

    «Пока мы только готовимся к реконструкции. Сейчас требуется провести обследование зданий, инженерных сетей, геологические, археологические изыскания»

    Мы поняли, что зрители нуждаются в качественном и количественном расширении детских, подростковых и молодежных социальных проектов, которые работают в нашем театре уже на протяжении двух лет благодаря гранту и поддержке ПАО «РИТЭК». Именно эти проекты и стали основой концепции развития театра и создания театрально-культурного комплекса. Вся наша работа осуществляется при огромной поддержке минкульта РТ и лично министра культуры Ирады Аюповой, которая буквально держит руку на пульсе. Должна сказать, что презентация нашего проекта на коллегии министерства культуры РТ перед руководством республики и министром культуры РФ Владимиром Мединским дала нам шанс заявиться на федеральное финансирование.

    — Речь шла и о создании на вашей территории фестивальной площадки.

    — На переданной театру территории запланирована большая летняя фестивальная площадка на 450 мест. Мы хотим, чтобы она работала круглый год, но тогда нужно, чтобы это было закрытое пространство. Кроме того, мы планируем, что, помимо показа спектаклей разных жанров и театральных перфомансов, там расположатся выставочный комплекс, библиотека, коворкинг, фуд-корт, книжные и сувенирные лавки, мультимедийный музей. Нам важно, чтобы это была уютная, комфортная зона, располагающая к диалогу разных поколений после посещения занятий и спектаклей.

    Мы планируем, что у нас появятся отдельные зоны под каждую возрастную категорию: детская, подростковая и территория для молодежи. Нам очень нужна камерная сцена с залом-трансформером, где можно перемещать ее для того, чтобы зрители были участниками театрального процесса. С этим комплексом Казанский ТЮЗ станет очень интересной, уникальной, инновационной площадкой. Инновационной в плане не только оснащения, но и творческого объединения вокруг театра.

    «Приглашение Ильгиза Зайниева — это наше общее решение с Туфаном. В это же время был запущен федеральный проект «Театры детям», и мы понимали, что одному режиссеру не справиться»

    «У ТУФАНА БЫЛА МЫСЛЬ СОБРАТЬ „ЗОЛОТОМАСОЧНУЮ“ КОМАНДУ»

    — В середине 2016 года вы пришли в ТЮЗ, в котором имел место довольно громкий конфликт, в центре него оказались главный режиссер Туфан Имамутдинов и ведущий актер Роман Ерыгин. Он уже исчерпан? 

    — Я встречалась с каждым индивидуально, моей задачей было выслушать и услышать каждого. Спасибо артистам за их мудрость, терпение и понимание того, что нужно было время, чтобы принять и понять как режиссера, так и новое руководство. Постепенно приходили к общей тональности со всеми, потому что, когда я пришла, было ощущение какофонии, когда одновременно звучат все лады и тональности. Говорить о том, что мы сейчас все дружно в ре мажоре работаем, наверное, преждевременно, все-таки это творческий коллектив, каждый в нем личность, индивидуальность, каждый для себя определяет, созвучно ли ему существующее направление театра. Видимо, люди, которые остались и работают в культурном учреждении, его принимают.

    — Вот вы сказали про общую тональность. А как главный режиссер Туфан Имамутдинов и постоянный режиссер Ильгиз Зайниев работают вместе? Они советуются по репертуару или каждый ведет свою линию?

    — Приглашение Ильгиза Зайниева — это наше общее решение с Туфаном. В это же время был запущен федеральный проект «Единой России» «Театры детям», и мы понимали, что количество премьер увеличится и одному режиссеру не справиться. Весь наш репертуар мы обсуждаем вместе (Туфан, Ильгиз, я), что мы ставим, над чем мы работаем, в какие сроки, то есть в этом направлении у нас очень дружная, сплоченная, единая работа.

    — Некоторые критикуют Имамутдинова за то, что он много работает с молодыми актерами, а вот некоторые из многолетних звезд труппы не так активно заняты в новом репертуаре, например Елена Ненашева. Согласны ли вы с этой критикой?

    — В последних премьерах действительно больше задействована молодежь — в соответствии с возрастом персонажей произведений, по которым поставлены спектакли. В предстоящей премьере «Зимняя сказка» будет задействовано взрослое поколение. Оно также играет в спектаклях, поставленных прежним главным режиссером Владимиром Чигишевым.

    — А других режиссеров на свои проекты планируете приглашать? И сколько вы готовы им заплатить?

    — Зависит от финансовых возможностей. Этот год у нас уже спланирован. Мы рассчитываем, что продолжится проект «Театры детям», что финансирование будет не меньше, чем в прошлом году. Есть деньги — будут спектакли. На данный момент мы можем только заявить о наших чаяниях на следующий год. У Туфана была мысль собрать такую «золотомасочную» режиссерско-постановочную команду. Но, для того чтобы их собрать, мы должны за год-полтора четко сказать: «Мы вас ждем». Чем именитее режиссер, тем он более востребован и тем у него плотнее график, поэтому нужно планировать его приезд заранее. Надеемся, что после реконструкции мы эту идею сможем реализовать.

    — После своего назначения в 2016 году в одном из интервью вы говорили, что хотите создать в театре семью. Получилось ли это?

    — Семья — это важно. Кто-то говорит, что театр — это семья, кто-то — что всего лишь работа. Но ответственность перед театром должна быть у каждого. Этот театр жил, живет и будет жить — до меня и после меня. Поэтому, пока я работаю, хочу успеть что-то полезное сделать для театра и людей, которые здесь давно, не бросили его в самые тяжелые времена, остались здесь. Они, как никто другой, заслуживают хороших условий, а также зрители, любящие наш театр.

    Наша задача сейчас — поддержать на плаву то, что есть. Для меня главное — чтобы вера у людей, у сотрудников нашего театра не пропала. Мы, наверное, самый не отремонтированный театр в Казани, который очень-очень нуждается в реконструкции. И, конечно, хочется, чтобы все могли гордиться нашим театром: и сотрудники, и зрители.

    «Наша задача сейчас — поддержать на плаву то, что есть. Для меня главное — чтобы вера у людей, у сотрудников нашего театра не пропала»

    «ПРИГЛАШЕНИЕ НА „АННУ КАРЕНИНУ“ ЛИШНИЙ РАЗ ПОДЧЕРКИВАЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ НАШИХ АКТЕРОВ»

    — У вас были планы сделать постановку с Борисом Цейтлиным, с чьим именем связаны золотые времена Казанского ТЮЗа, по Кадзуо Исигуро. О работе над ней объявляли в начале 2017 года, но больше ничего не было слышно. Что случилось?

    — В 2016 году у нас был своеобразный юбилей — 20 лет с получения «Золотой маски» (за спектакль Цейтлина «Буря» — прим. ред.). Борис Ильич приехал, провел творческую встречу со зрителями. И тогда родилась идея о возможности постановки здесь спектакля. Борис Ильич предложил поставить действительно очень интересный материал — роман британского автора японского происхождения, нобелевского лауреата Исигуро «Не отпускай меня». Мы стали добиваться урегулирования вопроса авторских прав. На территории России не оказалось агентов, которые представляли бы его интересы. Но, как бы мы ни пытались, разрешение на постановку, к всеобщему сожалению, не получили.

    Тем не менее хоть мы и не смогли поставить спектакль, но и актеры, и театр, и Борис Ильич, особенно молодежь, этот период работы явно не забудут. Школа Цейтлина есть школа Цейтлина. Очень ценно, что с ним поработали и старшее поколение, и молодежь, и студенты, которые были заняты в массовке. Они встретились с живым классиком и до сих пор это вспоминают.

    — Про режиссеров мы поговорили, теперь про актеров. Многие тюзовцы задействованы в иммерсивном спектакле «Анна Каренина». Это помогает театру? 

    — Это очень интересный, масштабный проект. И то, что наших артистов приглашают, лишний раз подчеркивает их профессиональный уровень. К тому же это новый опыт работы с иными режиссерами.

    — А вы сами смотрели «Анну Каренину»?

    — Да, я с большим интересом наблюдаю за проектами, которые организовывает фонд «Живой город», и стараюсь ездить на лаборатории, которые проводят в Свияжске. В «Карениной» заняты 7 наших артистов. Это очень масштабный проект — и по форме, и по дерзкой идее. Несомненно, такие работы обогащают культурную карту нашего города и республики.

    — Удается ли ходить на другие спектакли в Казани, Татарстане? Есть ли что-то, что поразило вас в последнее время?

    — По возможности. В первую очередь стараюсь не пропустить премьеры наших режиссеров (Туфана и Ильгиза) на других площадках. До сих пор в памяти у меня работы Айдара Заббарова. Одна — по творчеству Хасана Туфана на малой сцене Камаловского, вторая — по Гаязу Исхаки на большой. Вы знаете, после этой работы и после «Элифа» Туфана Имамутдинова у меня внутри так отрезонировало: я дочь татарского народа. Когда так показывают истоки культуры, то отзывается что-то глубинное, родное, твои корни. Интересная работа Туфана «Аллюки», инклюзивный проект со слабослышащими, в котором задействованы наши актеры, и для них этот опыт тоже бесценный.

    — То есть Туфан Имамутдинов делает свои самые яркие, резонансные проекты вне ТЮЗа потому, что у вас нет технических возможностей?

    — К сожалению, да. Все-таки его пространство — это камерное пространство, и Туфан там рассказывает о том, что у него внутри, что болит, что он считает нужным обязательно сказать. Пока у него внутри сосуществуют национальная татарская тематика и русская классика. Сейчас он работает над темой Маяковского. Туфан глубоко интеллектуальный, у него свое видение на все, его много что волнует, будоражит изнутри.

    Хотя и «Выстрел», и «Бал. Бесы» нельзя назвать нерезонансными постановками. Людям всегда интересно новое пространство, кто-то из любопытства приходит, не всем хочется смотреть на то, что стало привычным. У многих театр ассоциируется со школой, а что в школе может быть интересного? Вот и дети удивляются после «Выстрела», вскакивают, делятся впечатлениями, их задевает современное прочтение классики. Оказывается, классика может быть интересной. Полтора года назад мы с Туфаном определили, что репертуар необходимо пополнить спектаклями по произведениям русской классики, которые входят в школьную программу. Ставим современно, актуально, чтобы детям было интересно, чтобы после спектакля им захотелось самим прочитать Пушкина, Гоголя, Достоевского.

    — В целом вам нравится, как развивается театральная жизнь Казани? Или ей чего-то не хватает?

    — Очень не хватает детских постановок, визуально красивых, зрелищных, удивительных, волшебных, понятных детям и интересных взрослым. Например, я видела «Алые паруса» в столичном РАМТе. Когда по натянутым тросам от глубины сцены до противоположного угла зрительского зала выпустили паруса, это было какое-то волшебство, радость! Театр должен удивлять, восхищать и быть жизнеутверждающим.

    «Если говорить про музыкальный театр… Это не должно быть только как вспышка, единовременная акция»

    «В КАЗАНИ НЕТ ТЕАТРА ОПЕРЕТТЫ, А МОСКОВСКИЙ ВСЕГДА ВЫСТУПАЕТ С АНШЛАГОМ»

    — У вас в репертуаре растет число музыкальных пьес, мюзиклов. И сейчас в «Казань Экспо» появился новый концертный зал на 3 тысячи мест. Как вы думаете, смогут ли его заполнить людьми? Что там вообще можно показывать? Может, вы сможете там поставить какой-нибудь музыкальный спектакль на большую аудиторию?

    — Во-первых, большой зал — это возможность пригласить к нам большие театры с масштабными проектами, которые смогут собрать аудиторию. Может быть, это и станет отправной точкой для создания своего театра мюзикла. Конечно, на такой сцене должно быть что-то масштабное, грандиозное. С камерной темой к многотысячному зрителю не выйдешь. Не только театры, но и многие музыкальные коллективы сейчас делают целые шоу-представления, и для них нужен такой зал.

    Если говорить про музыкальный театр… Я видела очень интересные работы, например, в оперной студии консерватории, которой руководит Альфия Ибрагимовна Заппарова. Есть продукты, качественные, интересные, которые заслуживают того, чтобы их действительно взяли в репертуар и показывали («Алтын казан», «Кара пулат»). Есть тот же фонд Sforzando Данияра Соколова, чьи проекты мы видели на территории Казанского кремля, в Пушечном дворе, очень интересные. Радует, что это сделано здесь, молодыми, творческими, талантливыми силами. Это не должно быть только как вспышка, единовременная акция. У нас нет театра оперетты. Всегда с аншлагом в Казани выступает московский театр оперетты, удивительный театр Вячеслава Полунина, Цирк дю Солей. Искусство сейчас вообще развивается в смешении, миксе, соединении разных стилей, жанров, поиске нового звучания.

    — А вообще какие вам нравятся российские театры и постановки?

    — Из последнего меня поразили постановки Юрия Бутусова в Театре им. Ленсовета. Я видела «Гамлета» с прекрасной Лаурой Пицхелаури в роли Гамлета. Я очень скептически отношусь к каким-то искусственным выдумкам, но когда это очень убедительно, профессионально, гениально сделано, то вопросов просто не остается. Еще видела «Город. Женитьба. Гоголь», «Все мы прекрасные люди» по Тургеневу, и финальный спектакль меня просто добил по-хорошему — это было «Кабаре Брехт».

    Мне нравится театр Льва Додина, Дмитрия Крымова, как работает центр им. Мейерхольда. Вообще, я больше поклонница психологического театра, когда после постановки тебя не отпускает и даже говорить не хочется, ты просто должен наедине с самим собой побыть. И ты выходишь другим после спектакля — это очень важно.

    Стараюсь бывать на фестивалях детских постановок, например «Арлекин», «Радуга». Я специально поехала в Красноярский ТЮЗ, чтобы посмотреть, как они работают. Роман Феодори поработал в Свияжске, и спектакль, созданный в рамках свияжской лаборатории, где и наши артисты заняты, сейчас показывают в «Углу». Феодори и главный художник театра Даниил Ахмедов по запасу идей и энергии словно два подростка — они такие драйвовые, им все безумно интересно, они постоянно что-то выдумывают. В ближайшие 7 лет они будут ставить «Хроники Нарнии» — все 7 частей, представляете? На их «Алисе», «Снежной королеве» и молодые люди, и взрослые сидят, раскрыв рот, — это визуальный театр, очень зрелищный.

    Была в «СамАрте» (ТЮЗ в Самаре). У них уже несколько лет идет реконструкция, и недавно сделали новую сцену. Она феноменальная, большая, там 500 посадочных мест. У них есть и галерея прекрасная, и авансцена. Все модернизировано, просто чудо! Я очень рада за них, они долго к этому шли.

    Периодически бываю на показах TheatreHD в кинотеатрах, смотрю и музыкальные спектакли, и драматические. Очень грустно видеть незаполненные залы. У меня много вопросов возникает — неужели это интересно только мне? Вообще об этом знают? Потому что данный проект как-то недостаточно раскручен, может, рекламы не хватает? У нас в Казани спектакли можно посмотреть в кинотеатрах в ТЦ «Кольцо» и «Тандем». Призываю ходить на постановки в кино! Это возможность увидеть ведущие мировые спектакли с известными артистами, не покидая пределов города, страны.

    Итоги работы Казанского ТЮЗа за 2018 год:

    • театр заработал 27 млн рублей, что на 17,3% больше, чем в 2017-м;
    • средняя стоимость билета на дневные спектакли составляет 280 рублей, а на вечерние — 420 рублей;
    • средняя посещаемость спектаклей театра, включая гастрольные поездки, составила 92% (это больше по сравнению с 2017 годом на 13 %);
    • провели совместно с Российским академическим молодежным театром (Москва) всероссийский семинар по работе со зрителями;
    • выпустили 4 премьеры: «Выстрел» по повести А.С. Пушкина (реж. Т. Имамутдинов), бэби-спектакль «В поисках чуда» (реж. Л. Чемерчева, И. Зайниев), «Бал.Бесы» по роману Ф.М. Достоевского (реж. Т. Имамутдинов), «Веселый Роджер» по пьесе Д. Салимзянова (реж. И. Зайниев);
    • стали участниками круглого стола «Детский театр как точка притяжения и центр раскрытия талантов», посвященного актуальным проблемам коммуникации театра с миром детства и формированию социокультурной среды будущего;
    • стали участниками 5 театральных фестивалей.
    Валерия Завьялова
    Фото: Ирина Ерохина
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 207