«В свое время, в 2008 году Мишустин был руководителем программы особых экономических зон. Я тогда был министром строительства Татарстана» «В свое время, в 2008 году Мишустин (слева) был руководителем программы особых экономических зон. Я тогда был министром строительства Татарстана» Фото: tatarstan.ru

О НАЗНАЧЕНИИ: «МИШУСТИН всегда ко мне хорошо относился»

Первым делом вице-премьер Марат Хуснуллин рассказал, как принималось решение о его назначении. «Неожиданное» предложение уроженцу Чистополя Михаил Мишустин сделал буквально за сутки до утверждения списка у Владимира Путина. Получив одобрение мэра Москвы Сергея Собянина, Хуснуллин сразу ответил согласием — на раздумья понадобилось «пять минут».

«Я его знал. В свое время, в 2008 году Мишустин был руководителем программы особых экономических зон. Я тогда был министром строительства Татарстана, — вспоминает Хуснуллин. — На территории Алабуги мы с ним построили зону, которая из 2 тысяч мировых ОЭЗ занимает 54-е место по эффективности. Мы за короткое время приняли все решения, построили 27 заводов, общий объем инвестиций — 4-5 миллиардов долларов. Тогда мы с ним плотно работали. Когда он работал в налоговой, мы с ним тоже плотно общались, он со мной консультировался по вопросам налогообложения строительных организаций, по стройкам, и он всегда ко мне хорошо относился как к строителю. Он мне сказал — ты достаточно профессиональный человек, поэтому предлагаю тебе работать в правительстве».

Как признался новый вице-премьер, на днях он прощался со своим коллективом в департаменте строительства Москвы, где «растрогался чуть не до слез». За 9 лет усердной работы особой своей гордостью он назвал достижения в метростроении.

«Я сразу хочу поправить — я о том, что точно буду переносить московский опыт реновации на всю страну, не сказал» «Я сразу хочу поправить — я о том, что точно буду переносить московский опыт реновации на всю страну, не сказал» Фото: «БИЗНЕС Online»

О РЕНОВАЦИИ: «Я НЕ ГОВОРИЛ, ЧТО МЫ НАЧНЕМ ЕЕ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ…»

Одной из первых новостей после назначения Хуснуллина стало сообщение о масштабной реновации в России. Но вице-премьер попросил умерить пыл. «Я сразу хочу поправить — я о том, что точно буду переносить московский опыт реновации на всю страну, не сказал, — заявил он. — Мне корреспондент задал вопрос, будете ли вы заниматься реновацией, я сказал, что этот вопрос нужно оценить. Я пока точно не знаю. То, что я буду заниматься жильем и городской средой это точно, это отдельный нацпроект. Буквально сегодня [27 января] подготовили распоряжение, я буду руководителем проектного офиса по всей программе „Жилье и комфортная городская среда“. Этой программой я точно буду заниматься, что касается реновации — я не говорил, что мы начнем ее по всей стране, я говорил, что такую возможность необходимо рассмотреть».

По словам Хуснуллина, нельзя так просто взять и запустить такой проект. Сначала жилье и комфортная среда, потом аварийное жилье, а по остальному — «время покажет». «Я буду погружаться в тему, потому что последние 9 лет я работал в Москве, это особенный регион, с особенными возможностями. Но 18 лет назад я пришел в правительство Татарстана — там тоже есть разные муниципалитеты. Есть богатые муниципалитеты, где есть нефтянка, есть абсолютно дотационные, — отметил он, говоря в принципе о необходимости реновации в „бедной“ России. — Например, где моя родина — город Чистополь, где проживают 67 тысяч человек населения, годовой бюджет 1,5 миллиарда. Это все — зарплата врачей, учителей, полицейских, благоустройство, ремонт. Это очень мало (сейчас население Чистополя, по официальным данным, 59,8 тыс. человек, а расходы бюджета за 2018 год — 214 млн рублей — ред.). Поэтому я достаточно хорошо понимаю, что происходит в регионах. Может, где-то у меня информация отстала, но я быстро пообщаюсь с губернаторами. Я уже начал приглашать, начал разговаривать с ними. Я быстро вникну, где что происходит». 

К слову, в Чистополе, по словам Хуснуллина, он бывает «в год один-два раза».

«Буду заниматься крупными проектами, например, сейчас мы рассматриваем проект [магистрали] «Западный Китай — Европа» «Буду заниматься крупными проектами, например, сейчас мы рассматриваем проект [магистрали] «Западный Китай — Европа» Фото: «БИЗНЕС Online»

О ЗАДАЧАХ: «МНЕ ЭТА ТЕМА АБСОЛЮТНО ПОНЯТНА, ЧТО МЕШАЕТ СТРОИТЬ В СТРАНЕ»

«Я буду заниматься тем, что мешает организовывать стройку, — поделился Хуснуллин своими самыми первыми планами работы на новом месте. — Во-первых, огромные деньги выделены по нацпроектам. Деньги есть, и надо, чтобы люди почувствовали реальную пользу от этих денег. Буду заниматься крупными проектами, например, сейчас мы рассматриваем проект [магистрали] „Западный Китай — Европа“. То есть, я буду в обычной своей манере, в штабном режиме работать. Когда мне задают вопрос — как вам удалось достигнуть таких результатов в Москве, я говорю — во-первых, мэр очень серьезно занимался градостроительной политикой, а во-вторых, я сам жил этим. У меня 9 лет каждый день минимум один штаб. В понедельник — общеорганизационный со всеми органами власти правительства Москвы, вторник — реновация, среда — метро, четверг — железная дорога, потом автомобильные дороги, в пятницу — общий штаб по вводу всей недвижимости в Москве, а в субботу — объезд объектов и префектур. Я шесть дней в неделю жил в штабном режиме и каждую стройку знал наизусть, бывал на всех стройках. В масштабах страны я побывать на каждой стройке не смогу, но я 33 года занимаюсь стройкой, из них 19 лет занимаюсь госуправлением, я понимаю, как настроить механизмы, чтобы все заказчики строили. И я, конечно, настроен помогать всем заказчикам в стране, особенно, кто работает с бюджетными деньгами, чтобы облегчить им стройку. Это одна из моих целей».

По словам Хуснуллина, он очень хорошо понимает, что мешает строителям в стране. И по каждой такой проблеме уже подготовили «целый ряд законодательных инициатив»  в строительной сфере, и даже успели уже обсудить их с Мишустиным. «Мне эта тема абсолютно понятна, что мешает строить в стране, я четко понимаю», — подчеркнул Хуснуллин. Необъективное ценообразование, административные барьеры, проблемы с подключением к инженерным сетям, низкое качество проектирования — вот главные проблемы, по его мнению. Он даже назвал примерные сроки отладки отрасли — один-два года.

О ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫХ КОНФЛИКТАХ: «ЛЮБАЯ АКТИВНОСТЬ ВОЗНИКАЕТ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ЦИКЛ»

Кратко высказался Хуснуллин и о проявлявшихся в Москве протестах вокруг сноса исторических зданий и планов застройки. «Любая активность возникает в электоральный цикл. Как только выборы — сразу всем надо и здания защищать, и градостроительную политику критиковать. Это чисто электоральная вещь. Все вспышки градостроительных конфликтов — это прямая пропорциональная зависимость с электоральным циклом», — заявил он.

О РАБОТЕ В ТАТАРСТАНЕ: «Я ПРОВОДИЛ ОЗДОРОВЛЕНИЕ»

В продолжение темы о критике в свой адрес Хуснуллин вспомнил о начале карьеры: «В Татарстане было акционировано несколько сотен предприятий. Когда мы начинали заниматься ЖКХ, все предприятия были убыточными, сбор платежей был на уровне 80 процентов, когда я уезжал, все предприятия были прибыльными и сбор был 98 процентов. Я действительно проводил большую реформу, проводил оздоровление».

О СТИЛЕ РАБОТЫ: «Я УМЕЮ СТРОИТЬ БЫСТРО»

«Я веду жесткую политику, у меня нет времени на разбирательства, я всегда иду коротким путем достижения целей, и поэтому не всем моя политика нравится. Но нормальные люди, которые за то, чтобы был достигнут результат, в конечном итоге относятся ко мне нормально. Даже те, кому я не нравлюсь. Любую поставленную цель я стараюсь достигнуть за самый короткий срок, поэтому я специалист по быстрому строительству, по быстрому запуску проектов. Я считаю себя в этом профессионалом, потому что я умею быстро строить. Я всегда стараюсь уложиться в сроки», — говорит о себе Хуснуллин.

ОБ ОБВИНЕНИЯХ В КОРРУПЦИИ: «ЭТО ДОМЫСЕЛ И ВЫМыСЕЛ»

Напоследок вице-премьер прокомментировал расследование Transparency о своей матери Розе Хуснуллиной, которая якобы возглавляла британскую компанию, чьи дочерние структуры забирали крупнейшие госзаказы в Татарстане. «Она никогда не была гражданкой Англии, ни разу в Англии не была. Спросите у телеканала „Дождь“ — они послали съемочную группу, и когда увидели, в каких [простых] условиях живет моя мама, что-то они это не опубликовали. Я когда был на телеканале „Дождь“, спросил: что же вы дом не показали? У моей мамы, правда, потом сердечный приступ случился, когда она узнала, что это провокационные журналисты пришли, ее в больницу отвезли на „скорой“. Она никогда никакими капиталами не владела. Это домысел и вымысел», — отметил Хуснуллин.

Оценил он и масштаб злоупотреблений в подведомственном хозяйстве в целом. «Я когда соцсети завел, мне люди начали писать, оскорблять, говорят — да ты сидишь на откатах, да все вы воруете. Я могу сказать, что при том объеме средств, который есть в московском бюджете, коррупционных скандалов нет. Я не говорю, что нет нарушений. Везде есть нарушения. Но глобальной коррупции у нас нет, потому что цена на стройку очень близка к себестоимости. Когда у тебя рентабельность 5–7 процентов, о какой коррупции вообще может быть речь? Поэтому первое, что я сделал, — цену стройки максимально приблизил к реальной. И тем самым минимизировал все коррупционные риски. Сам я никакими коррупционными делами не занимаюсь. Поэтому когда меня оскорбляют, я хочу ответить, но потом думаю — пусть будет на их совести. Я одному ответил — ну если ты давал откаты, напиши мне в соцсети, кому ты давал», — отметил Хуснуллин.

Анастасия Якорева

«Медуза», 20.01.2020