• $75.810.05
  • 89.89-0.04
  • 48.490.63
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 85 в закладки

    Борис Кузнецов: «Прямо отвечаю: скомандовали «Вперед!» – и всё, это был для меня закон!»

    На 95-м году жизни не стало Бориса Кузнецова — легендарного Героя Советского Союза из Татарстана

    Прощание с Борисом Кузнецовым — пожалуй, самым известным участником Великой Отечественной войны из РТ, участником первого Парада Победы — состоится завтра в Оперном театре. Весной наш корреспондент на коллегии ДОСААФ брал у легендарного полковника запаса интервью, где он все сетовал на то, как его общественную активность сдерживали пандемия и режим самоизоляции. Сегодня лучший способ почтить память нашего земляка-героя — это вспомнить ту беседу, в которой он рассказал, как жил и каких принципов придерживался.

    Борис Кузнецов: «Эпидемии ведь были и раньше по всему Советскому Союзу. Я все пережил. Все мы тогда, живя на огромной территории СССР, смогли все пережить. Потому что жили в крепкой дружбе народов» Борис Кузнецов: «Эпидемии ведь были и раньше по всему Советскому Союзу. Я все пережил. Все мы тогда, будучи на огромной территории СССР, смогли всё пережить, потому что находились в крепкой дружбе народов» Фото: Василий Иванов

    «МЫ СИДИМ ДОМА, НО ИНОГДА ВЫХОДИМ В ОГОРОД, РАБОТАЕМ ТАМ»

    — Борис Кириллович, как отнеслись к тому, что праздник 75-летия Великой Победы приходится встречать в режиме самоизоляции?

    — Ничего. Мы сидим дома, но иногда выходим в огород, работаем там, что-нибудь собираем. Потом обратно идем в дом, сидим вдвоем с супругой, никуда не выезжаем.  

    — Не обидно, все-таки такая дата?

    — Ну что сделаешь, от Господа Бога ничего ведь не утаишь. Значит, так должно случиться. Я ведь помню, когда была чума, это 1930-е годы, больницы все забиты, люди умирали прямо на улице. Лекарств у нас тогда и вовсе не имелось. Чума прошла по всей России. Я ведь родился в Казани и все помню. Очень много народу погибло. Сейчас все-таки медицина намного шагнула вперед.

    А вот во время войны был голод. Но не везде такой, как в Ленинграде, где давали 125 граммов хлеба. Там люди умирали от того, что не хватало пищи. Но многие в стране пережили это мужественно. Однако я вам хочу сказать, что в Ленинграде больше миллиона людей погибли от голода, холода, потому что отопление не давали, а также от бомбежек, которые устраивали эти негодяи-фашисты!   

    — Что думаете о коронавирусе?

    — Пока не будет выработана вакцина для того, чтобы вводить в кровь или куда-то, это не прекратится. Вопрос еще не решен. Но есть люди, которые уже испытывают вакцину на себе: профессора, академики. Ждем, когда будет извещение от них. В итоге коронавирус, конечно, исчезнет. Сначала количество заболевших начнет уменьшаться, люди и сейчас уже заражаются меньше. Все потому, что они придерживаются правильной, настоящей установки, которую дал наш президент Владимир Путин, а именно сидеть дома! Это самое главное.

    Повторяю: эпидемии ведь были и раньше по всему Советскому Союзу. Я все пережил. Все мы тогда, будучи на огромной территории СССР, смогли всё пережить, потому что находились в крепкой дружбе народов. На Украине тоже случались несчастья. Там почти все было разрушено: города, села, через которые прошли немцы. Она многое претерпела, Беларусь — тоже, как и часть Российской Федерации.

    — Как хотите непосредственно 9 Мая провести?

    — Знаю только одно: я зависим не от себя, все зависит от руководства, президента. Какая будет команда — так у нас все и сделают. Пока сидим дома. 

    «Знаю только одно: я зависим не от себя, все зависит от руководства, от президента. Какая будет команда — так у нас все и будет сделано. Пока команда была такая — сидеть дома» «Знаю только одно: я зависим не от себя, все зависит от руководства, президента. Какая будет команда — так у нас все и сделают. Пока сидим дома» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ТОГДА Я ДАЖЕ ПО УЛИЦЕ ХОДИЛ С ВИНТОВКОЙ И МЕНЯ НИКТО НЕ ЗАДЕРЖИВАЛ»

    — В декабре вы отмечаете свое 95-летие. Вы поистине настоящий герой — участник войны, заслуживший звание Героя Советского Союза. Каков был ваш путь по ратной стезе?

    — Я начинал в РОСТО (ДОСААФ), в довоенные годы это было общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим). В возрасте 14 лет уже начал ходить в кавалерийскую школу, которая располагалась в Казани. И в ней учился до самого ухода в армию, до 1942 года. Одновременно, кстати, нас учили в конноспортивном манеже. Там проходили все занятия, которые в то время имели огромное значение. Наша школа имени Ленина, в которой я учился, откуда ушел в армию, по сути, давала и воспитывала новую молодежь в патриотическом духе.

    Мы росли на примерах. Когда показывали фильм «Чапаев», для нас было самое большое и великое дело! Мы тоже строили маленькие пулеметы, проводили какие-то сборы, встречались между собой, у нас также проходили «войны», чтобы создать ту атмосферу фильма, чтобы мы стали настоящими бойцами нашей родины. Знаете, среди нас были и люди уже взрослые, старше на 5–6 лет. Но они все равно с нами «шли в атаку», учили стрелять. В довоенные годы, когда развивалось Осоавиахим, было намного все проще, чем сейчас.

    — В каком плане?

    — Сегодня оружие находится под особым контролем и прочее. А тогда я даже по улице ходил с винтовкой и меня никто не задерживал. В тот период времени и милиции-то мало было. На наш район (а я жил в Бауманском — он крупный, центр города) приходилось всего лишь 18 милиционеров, которые только на постах стояли, своими делами занимались. А мы выполняли свои поручения.  

    Время тогда было такое, что воспитание нового человека действительно имело огромное значение. Речь не только о фильмах. Военные, которые возвращались из боев на Халхин-Голе, Китая, Монголии, с нами встречались. Когда я учился в первом ремесленном училище, его посещали буквально все они. И каждый из них нам, студентам этого прекрасного заведения, хотел рассказать о великих событиях из новейшей истории нашей страны. Особенно про сами бои на Халхин-Голе, у озера Хасан… И каждый поведал о великих делах нашего государства, особенно о вооруженных силах, которые советская власть создавала тогда, о новой Красной армии. Хотя она тогда уже существовала, но каждый год реформировалась: делалась новая техника.

    — Все это имело для вас большое значение?

    — Огромное. Особенно для нас, мальчишек, ребят, которые слышали, а порой видели тех замечательных людей, участвовавших в боях, которые вел Советский Союз. Это был великий патриотизм нашего народа, и я воспитывался именно на таких идеях. Понимаете, они создавали новых людей, новые поколения, новых патриотов нашей родины.

    А 1941-й стал тем годом, когда гитлеровская Германия без объявления войны вступила на наши границы и начала уничтожать все живое на Земле, Советский Союз, коммунизм, который процветал в тот период времени.

    «1941 год стал тем годом, когда гитлеровская Германия без объявления войны вступила на наши границы и начала уничтожать все живое на Земле» «1941-й стал тем годом, когда гитлеровская Германия без объявления войны вступила на наши границы и начала уничтожать все живое на Земле» Фото: © РИА Новости, РИА «Новости»

    «ТАМ ОСТАЛИСЬ ОДНИ ТРУБЫ, ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ ВЫЛЕЗАЛИ БАБУШКИ, КОТОРЫЕ были ЖИВЫ»

    — Вам было 15 лет, когда началась война, наверное, сразу же возникло желание идти на фронт?

    — Да, 15 лет, я очень здоровый, крепкий, занимался спортом: боксом, штангой, легкой атлетикой. Весил около 90 килограммов! Я даже принимал участие в спортивных соревнованиях, которые для меня так много значили. Все это, конечно же, сыграло свою роль. Вообще, воспитание, полученное в годы Великой Отечественной войны, впоследствии имело огромное значение.

    — Стали проситься на фронт?

    — В 1941 году, когда я окончил ремесленное училище, нас послали работать. Я трудился в Дербышках на предприятии, которое тогда называлось «Вагонстрой». Там было на самом деле оборонное производство. Работал токарем. По 16–18 часов приходилось стоять у станка, чтобы сделать ствол для артиллерийского орудия. Туда с финской войны отправлялись инвалиды, те, кто получил ранения на Халхин-Голе. Мы с ними общались, дискутировали, задавали им вопросы, они рассказывали свои истории.

    В 1942 году я несколько раз подавал заявление, чтобы меня взяли в армию и отправили на фронт. Но мне было 16, а тогда существовал приказ таких не брать. Но, когда я в последний раз написал заявление, меня вызвали, поставили на весы и воскликнули: «Боже мой! Он такой здоровый, нужно его немедленно взять в армию!» И прямо в ноябре 1942-го меня забрали. Сразу попал в Гороховецкие лагеря, которые находились под Горьким. Учили нас там, можно сказать, армейским делам. Правда, обучали всего недели две, а в остальной период будили в четыре утра и отправляли в лес пилить дрова, потому что все землянки жутко холодные, а их нужно было укреплять, топить.

    — За две недели всему обучиться невозможно…

    — Да, через две недели нас построили и отправили сразу на Волховский фронт, и мои первые боевые действия начались там. Вы знаете, что такое Волховский фронт?

    «Нас построили и отправили сразу на Волховский фронт, и мои первые боевые действия начались там» «Нас построили и отправили сразу на Волховский фронт, и мои первые боевые действия начались там» Фото: © Дмитрий Козлов, РИА «Новости»

    — Да, это самое пекло, которое было под Ленинградом.

    — Самое серьезное время. Вы знаете, пока мы туда добирались до первой траншеи, у нас несколько человек уже убили. Немецкие снайперы хорошо работали. Это ведь была голая степь: 40 сантиметров земля, остальное вода, а температура 8–10 градусов. Кто добрался до траншеи, мог лечь, а кто не успел, был убит снайперами.

    По два-три дня мы не получали пищи, тех, кто двигался с термосами, насквозь пробивали. То есть либо человек убитый, либо пробили термос, пока боец доползает до нас, пищи уже нет. Вот так мы стояли, наверное, около месяца. Потом начались боевые действия, продвижение наших войск в сторону Ленинграда. Прежде всего случилась крупная артиллерийская канонада. Могу сказать, что я в то время по-настоящему узнал, что такое, когда говорят: «Все смешалось: земля и небо».  После мы начали двигаться вперед. В этих боях мы, когда освобождали Ленинград, потеряли почти 500 тысяч человек.

    — На Волховском фронте ведь и власовская армия попала в плен.

    — Ну это совсем другое дело, не буду о том говорить. Я хочу рассказать, какой великий патриотизм был у нашего народа, когда он двигался вперед. Мы били немцев прямой наводкой, рвались, переносили артиллерию все дальше и дальше. В течение нескольких дней прорвали оборону немцев и вошли в Ленинград.

    — Несмотря на трудности, военное лихолетье, было ли ощущение, что победа окажется за вами?

    — Не могу говорить за других, скажу лишь за себя: я был молодой и того не понимал. Прямо отвечаю: скомандовали «Вперед!» — и всё, это был для меня закон! Его я должен выполнить, потому что присягал нашей страны. И я делал то, что необходимо.  

    Когда вошли в Ленинград, когда посмотрел, сколько смертей на улице, как люди тащат мертвых, я постарался как можно быстрее уехать из города. Тогда наши 52-я армия, 254-я стрелковая дивизия были погружены в эшелоны и нас отправили под Воронеж. Мы в течение, наверное, 5–6 дней добирались. А когда уже подошли к городу, оказалось, что немцы там держат большую оборону. Хочу вам сказать, что нет ни одного города у нас в стране, который бы пострадал так же, как и Воронеж. А ведь он крупный. Там остались одни трубы, из-под земли вылезали бабушки, которые были живы. А мы штурмовали, взяли оборону и уничтожили всех немцев, которые находились в Воронеже. Мы освободили город, а потом уже случился Степной фронт, которым командовал Иван Конев. И всю Великую Отечественную войну, от начала и до конца, до последних дней, я, наша 52-я армия, 254-й стрелковый полк находились под командованием Конева.

    «Нас выстроили и начали расспрашивать: кто, что, как, кто стрелять умеет, хорошо ли. Молодежь ведь брали в армию неподготовленную почти» «Нас выстроили и начали расспрашивать: что, как, кто стрелять умеет, хорошо ли. Молодежь ведь брали в армию неподготовленную почти» Фото: © Сергей Лоскутов, РИА «Новости»

    «СТАЛИНА Я НЕСКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛ»

    — Вы, несмотря на то что учились в ДОСААФ на кавалериста, стали связистом.

    — Я связистом почти никогда не был, вышло чисто случайно. Это событие на Днепре, когда отбирали бойцов для форсирования реки. Нас выстроили и начали расспрашивать: что, как, кто стрелять умеет, хорошо ли. Молодежь ведь брали в армию неподготовленную почти. Командир посмотрел на меня и говорит: «Какой здоровый мужик, давай, будешь связистом». Потом спросил: «Ты плавать умеешь?» А я до войны 7 километров свободно плыл, когда спортом занимался. Это история особенная, о ней можно рассказывать долго-долго.

    — Вы после форсирования Днепра и были удостоены звания Героя Советского Союза.

    — В 1943 году 22 октября при форсировании Днепра, когда нужно было создать плацдарм на правом берегу реки, я чувствовал, что-то не так в этой операции. И когда оказались убиты командиры роты, взводов, офицеры и никого не осталось, я был сержантом, который командовал ротой, находившейся на правом берегу Днепра, и создал условия для того, чтобы поднять ее в атаку, в рукопашный бой, который проходил между нами и немцами. Тогда я развернул немецкую пушку, потому что прекрасно знал оружие, и начал бить по немецким танкам. Уничтожил несколько машин, очень много живой силы неприятеля и, самое главное, противника, мешавшего совершить прорыв, который бы позволил нашим войскам двигаться на Украину. Это цель, которую нужно было перед собой поставить и решить! Меня тогда тяжело ранило, я был контужен, когда под лафетом пушки разорвался снаряд, два солдата оказались убиты. Я долгое время находился в коме.  

    Наш прорыв сыграл огромную роль в разгроме немецких войск. Вот за что мне было присвоено звание Героя Советского Союза. За создание плацдарма, по которому продвигались наши войска по всей Украине.

    «Сталина я несколько раз видел. Про него хочу сказать, что это простой, абсолютно нормальный человек, но владеющий прекрасным умом» «Сталина я несколько раз видел. Про него хочу сказать, что это простой, абсолютно нормальный человек, но владеющий прекрасным умом» Фото: © Евгений Биятов, РИА «Новости»

    — Вы тогда стали самым молодым Героем Советского Союза?

    — Мне было полных 17 лет. Я также участвовал в параде Победы в 1945 году. Нас 10 человек направили в Москву, и мы участвовали в параде.

    — А Иосифа Сталина вы видели?

    — Несколько раз. Про него хочу сказать, что это простой, абсолютно нормальный человек, но владеющий прекрасным умом, который сыграл в годы Великой Отечественной войны одну из исторических ролей. Тогда мы шли побеждать в войне за Родину и Сталина.

    — Сейчас всякое про него говорят, кто-то ругает, кто-то хвалит…

    — Вы знаете, у нас политика часто меняется, а мы остаемся такими, какими были. Мы когда-то верили в партию, великого вождя нашего государства, Верховного главнокомандующего Иосифа Виссарионовича. И мы, патриоты тех времен, остались по сегодняшний день.

    «Мы уходили на фронт с Богом и вернулись с Богом — это самое главное. Люди на войне молились, особенно мусульмане: башкиры, таджики. Они всегда верили в своего Бога» «Мы уходили на фронт с Богом и вернулись с Ним — это самое главное. Люди на войне молились, особенно мусульмане: башкиры, таджики. Они всегда верили в своего Бога» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «Я СЧИТАЮ, ЧТО ГОДа МАЛО, НАДО НЕ МЕНЕЕ ДВУХ ЛЕТ СЛУЖИТЬ В РЯДАХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ»

    — Вы регулярно встречались, пока не пришел коронавирус, со школьниками, общаетесь с ними. Как вы думаете, им интересны события 75-летней давности?

    — Все зависит от человека, который доставляет правду тех времен. Владеть прекрасно языком, знать настоящий русский, быть диктором — это имеет огромное значение. Я сам человек, который заслужил такое великое звание и в послевоенные годы много строил. Цирк, который в Казани есть сегодня, — это наше детище вместе с Павлом Тунаковым, первым секретарем горкома партии. Рашид Мусин и я отвечали за стройку огромного здания цирка. Это великое счастье, что я когда-то занимался большими делами в нашем городе, в нашем Татарстане.

    — А сами в цирке часто бываете?

    — Часто приезжаю туда, где работал, посещаю все предприятия, которые мне приходилось строить в послевоенные годы. Я большой вклад внес в копилку нашего Татарстана. Все-таки я единственный человек в республике и Приволжском федеральном округе, который носит звание Героя Советского Союза.

    — Таким был и последний татарин-герой Сабир Ахтямов. Я знаю, вы с ним дружили.

    — Мы были очень хорошие друзья. Но что делать, оборвалась его жизнь. Такое случается.

    — Сабир-абый рассказывал, что на войне люди верили в Бога и бережно хранил молитвы, которые ему дала мама. Правда, что на войне атеистов не было?

    — Мы уходили на фронт с Богом и вернулись с Ним — это самое главное. Люди на войне молились, особенно мусульмане: башкиры, таджики. Они всегда верили в своего Бога.

    — А вы?

    — Я верил всегда, даже будучи коммунистом, и свои выступления постоянно заканчивал (даже говорил о великом строительстве коммунизма) так: «Дай Бог».

    — От парторгов не попадало?

    — Знаете, даже Сталин несколько раз употреблял фразу «С Богом!».

    — Нынешняя молодежь смогла бы повторить ваш подвиг, да и вообще, хочет ли она служить в рядах Вооруженных сил Российской Федерации?

    — Сейчас это не принципиальный вопрос, потому что один год службы не обременяет молодежь. Ведь она получает после армии право поступать в высшие учебные заведения. Молодежь у нас прекрасная! Но ею нужно руководить по-настоящему — и все будет в нашей стране хорошо.

    — Один год службы — вы считаете, это мало?

    — Да, надо не менее двух лет служить в рядах Вооруженных сил. На сегодняшний день наша молодежь почти вся учится в высших учебных заведениях. Возьмите КХТИ, там есть военная кафедра, в КАИ тоже, она создает новых офицеров. Это здорово, правильно, потому что офицер в действующих войсках уже готов служить нашей родине.

    — Я слышал, что вы по-татарски хорошо понимаете, да и супруга ваша — татарка.

    — Дорогой мой друг, на сегодняшний день, если так уж говорить, что такое татарская нация и русская? Если вы хотите знать, у нас в Татарстане огромное количество смешанных браков. У моей семьи два зятя-татарина, их дети, мои внуки, наполовину татары, наполовину русские. Да какое это имеет значение? Мы нашу родину любим, наше государство! Мы счастливы, что живем в нашем Татарстане!

    — Что пожелали бы вы своим коллегам-ветеранам в такой день?

    — Настоящих участников Великой Отечественной войны осталось очень мало. И это не только у нас в Татарстане, а вообще. Есть регионы, где участников войны вовсе нет. Но я каждому ветерану хочу пожелать хорошей жизни! Дай бог, чтобы с коронавирусом покончили. У нас ведь сейчас в Российской Федерации на высоком уровне и обслуживание, и питание, и магазины, да все что угодно, все, слава богу, есть. Что еще пожелать? Долгих лет жизни, счастья и много работать с молодежью, которая необходима нашему государству.

    Борис Кириллович Кузнецов — участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1944), полковник запаса.

    Родился 26 декабря 1925 года в Казани в семье ремесленника. Окончив 6 классов и ремесленное училище, работал токарем. В РККА с ноября 1942-го.

    На фронтах Великой Отечественной войны с мая 1943 года в звании сержанта. Командир отделения связи 791-го артиллерийского полка (254-я стрелковая дивизия, 52-я армия, Степной фронт). В 1944-м окончил курсы младших лейтенантов. 9 раз был в тылу врага и доставлял ценные сведения. Вынес с поля боя боевое знамя части. Член КПСС с 1945 года.

    Сержантом отличился при форсировании Днепра и в боях по расширению плацдарма на правом берегу. 02.10.1943 с отделением связи на самодельном плотике под огнем противника переправился через реку в районе деревни Крещатик (Черкасский район Черкасской области УССР), проложил кабельную линию и установил связь передового отряда с артиллерийской батареей. В течение одного дня боя на плацдарме многократно исправлял повреждения линии связи. Будучи дважды ранен, остался в строю. 20.10.1943, находясь в боевых порядках стрелковой роты, при отсутствии командиров поднял бойцов в атаку.

    Указом президиума Верховного совета СССР от 22 февраля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм сержанту Кузнецову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№2557).

    Участвовал в параде Победы в 1945 году на Красной площади. В 1946-м Кузнецов уволен в запас в звании старшего лейтенанта.

    Окончил Высшую партшколу. С 1946 по 1953 год работал в Запорожье над восстановлением разрушенного войной города и его промышленности, а затем переехал в родную Казань, где проживает и по настоящее время. Принимал активное участие в строительстве нефтяных объектов ТАССР, многих заводов, хлебокомбинатов, цирка, работал директором завода. В настоящее время он активный участник ветеранского движения. Является членом президиума казанского комитета ветеранов войны и республиканского совета РОСТО (бывшее ДОСААФ). Ведет большую работу по военно-патриотическому воспитанию юношества, отмеченную присвоением ему почетного звания «Заслуженный работник культуры Республики Татарстан». Выступает перед молодежью с лекциями по героико-патриотической тематике.

    Неоднократно участвовал в парадах Победы на Красной площади в 1990-х и 2000-х годах в составе ветеранских парадных коробок.

    Альфред Мухаметрахимов
    Фото на анонсе: Василий Иванов
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 85

    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.