Эпоха больших клубов на 1-1,5 человек стала историей, об этом говорят многие наши собеседники Эпоха больших клубов на 1–1,5 тыс. человек стала историей, об этом говорят многие наши собеседники Фото: pexels.com

«В этом смысле клубная жизнь сегодня находится в таком полустагнирующем состоянии»

«Большая тройка» праздничных дней — 14 и 23 февраля, 8 марта — традиционно важные дни для общепита и индустрии развлечений. Вот и для ночной жизни города завтрашний День святого Валентина — это своего рода повод для открытия весеннего сезона. То, что казанские бары по-прежнему живут и здравствуют, пусть и не без проблем из-за «ковидных» ограничений, можно понять, появившись в уик-энд ближе к полуночи на улице Профсоюзной. А как себя чувствует клубная культура города, вечный и неотъемлемый атрибут этой самой ночной жизни? Да и есть ли она сегодня? Этот вопрос может задать любой казанец из возрастной категории 30+, кто проводил свое студенчество в «Арене», Doctor club или даже ЦКЖ.

Практически все эксперты «БИЗНЕС Online», отвечая на этот вопрос, подчеркивают, что надо еще разобраться с самим понятием «клубная жизнь». К примеру, его можно рассматривать и как некий социокультурный феномен или кластер, а также как индустрию с конкретными заведениями, их оборотом, количеством посетителей и пр. «В социокультурном значении, как прежде, ее уже нет, — сказал нашему корреспонденту Артур Хосровян, легендарный DJ Art, чья продюсерская группа Ozone pro когда-то была одним из главных символов клубной Казани. — Она существует в состоянии декаданса. То есть золотые времена клубной жизни города прошли. И на протяжении последних 8–10 лет происходит не более чем переработка прежнего опыта, прежних достижений, прежнего видения, причем с некоторым постоянным спадом показателей. Это больше работа по удовлетворению спроса аудитории, чем по его формированию. В этом смысле клубная жизнь сегодня находится в таком полустагнирующем состоянии. И, кстати говоря, это касается далеко не только Казани».

Эпоха больших клубов на 1–1,5 тыс. человек стала историей, об этом говорят многие наши собеседники. «Для меня и Артура [Хосровяна] клуб — это классическое заведение, где танцпол отдельно, а бар и кухня — отдельно. Причем темный танцпол, с громкой музыкой и так далее. Сейчас действительно практически нет таких заведений в Казани», — сказала «БИЗНЕС Online» другая легенда Ozone pro, Шамиль Ибрагимов (Ом). «Раньше клубы были неким местом интересного контента, а сейчас они не привлекают трендсеттеров, прогрессивную молодежь, тех, кто кроме каких-то куражей и посиделок хочет получить нечто большее», — считает Хосровян. Вместе с тем он считает это естественным процессом, не означающим, что «все умерло».

Валерий Плихта: «Сейчас гораздо выгоднее не снимать постоянную локацию — арендная плата в Казани дорогая, а заведение работает два дня в неделю» Валерий Плихта: «Сейчас гораздо выгоднее не снимать постоянную локацию — арендная плата в Казани дорогая, а заведение работает два дня в неделю» Фото: Сергей Елагин

Одновременно можно говорить о децентрализации клубной жизни Казани. Во-первых, сам клуб — это все чаще лишь локация, которую заполняют ивентами самые разные организаторы вечеринок. «Сейчас гораздо выгоднее не снимать постоянную локацию — арендная плата в Казани дорогая, а заведение работает два дня в неделю», — констатирует совладелец баров More и Zero Валерий Плихта. Сами же клубы предпочитают экономить, поскольку бюджет одной вечеринки обычно не меньше 300 тыс. рублей и, как правило, просто не отбивается. Во-вторых, и сама география клубной жизни становится более демократичной, так что громкие мероприятия могут теперь проходить и на пляжах, и в каких-то заброшенных зданиях…

Еще один интересный момент: судя по всему, ушла в прошлое и вечная война клубов с силовиками из-за антинаркотических рейдов. Так что из заведений ушли пассионарии, а осталась публика, которая пришла просто хорошо провести время. «Сфера деформировалась и выбелилась, больше нет противостояния с ГНК (Госнаркоконтроль — прим. ред.). Это больше превратилось в шоу-бизнес, что-то медийное и не подпольное. По крайней мере, если судить по тем проектам, которые сейчас есть на рынке и которыми Казань может гордиться», — говорит совладелец клуба Bazzar Донат Мухаметшин.

Булат Bubblegum B. Габидуллин: «Если раньше все приходили в клуб именно ради музыки, то сейчас приходят, чтобы пообщаться с друзьями» Булат Bubblegum B. Габидуллин: «Если раньше все отправлялись в клуб именно ради музыки, то сейчас приходят, чтобы пообщаться с друзьями» Фото предоставлено Булатом Bubblegum

«Поменялись вайб и внутреннее состояние людей»

Как же поменялась клубная публика? К примеру, Хосровян делит нынешнюю аудиторию на три группы. Во-первых, это молодежь, которая «насиживает» определенные места, куда и ходит регулярно с друзьями и одногруппниками. Во-вторых, «маргинальная публика» — те люди, которым надо сходить в любое шумное место, чтобы оторваться и потанцевать. Наконец, в-третьих, «контингент, который разбирается в современных тенденциях, в электронной музыке, который интересует прогрессивное какое-то времяпрепровождение». Эти люди ходят на вечеринки конкретных продюсерских групп независимо от локации, потому не являются в этом смысле постоянными клиентами клубов. А вот Ибрагимов добавляет, что обновление клубной аудитории — это привычная история: «Есть такая закономерность в клубной жизни, что аудитория меняется каждые два-три года. То есть люди потусили какой-то период, как правило, это возраст от 19 до 22 лет. А потом они оканчивают институт, появляется семья, и люди уходят из тусовки. Затем приходит новая волна, и так каждые два-три года молодежь меняется».   

«Поменялись вайб (от английского слова vibe — „вибрация“, означает атмосферу вокруг чего-либо, общее настроениеприм. ред.) и внутреннее состояние людей. Если раньше все отправлялись в клуб именно ради музыки, то сейчас приходят, чтобы пообщаться с друзьями, — считает музыкант и диджей Булат Bubblegum B. Габидуллин. — На это сильно повлиял развившийся в 2010-х интернет. Раньше только в клубе можно было услышать эксклюзивную музыку, над которой трудилась армия диджеев и электронных музыкантов, не было Shazam и сервисов-агрегаторов. Раньше люди ходили в клубы за новым звучанием, сейчас — за знакомым. Потребности аудитории изменились. Вечеринка воспринимается людьми как место и время для расслабления, а не поиска и открытия чего-то нового».

«Потребности аудитории изменились. Вечеринка воспринимается людьми как место и время для расслабления, а не поиска и открытия чего-то нового» «Потребности аудитории изменились. Вечеринка воспринимается людьми как место и время для расслабления, а не поиска и открытия чего-то нового» Фото: pexels.com

Что касается экономических проблем отрасли, то они понятны — это «коронавирусные» ограничения и платежеспособность аудитории. И последнее касается не только гостей клубов. Как рассказывают наши эксперты, в прежние времена заведения «отбивали» деньги, потраченные на тематические вечеринки, благодаря различным спонсорам мероприятий, но это часто были производители алкоголя и сигарет, а сегодня подобная реклама серьезно ограничена. С антиковидными правилами тоже все понятно. «Ограничения стали самым большим ударом. Он ставит на грань выживания бизнес в целом. Не знаю, как справляются ночные клубы, куда приходят только потанцевать», — говорит Плихта.

А Мухаметшин обращает внимание на еще один негативный эффект нынешних ограничений. «Нужно не забывать, что есть и спонтанные частные вечеринки без локаций, которые берут помещение в аренду и что-то там делают. Так как легальное предложение ушло с рынка, появилось нелегальное. За них мы не ручаемся — это отдельная история, — указывает собеседник „БИЗНЕС Online“. — А как только начинается подполье, то сервисом уже и не пахнет. У их организаторов другое отношение к безопасности людей, к алкогольным требованиям и так далее. Плюс запрещаются именно организации, а если у тебя частная вечеринка, то это тяжело запретить. Если с нами все инспекции научились работать, то спонтанные вечеринки несут как будто бы больше вреда. Это еще одна причина, почему мы просим разморозить сферу».

И здесь, очевидно, лидеров клубной жизни стоит поддержать. Загоняя ночные тусовки в «серую» зону, мы рискуем получить целую новую экономическую отрасль, которая не станет платить налоги, но и способна оказаться рассадником правонарушений, в том числе и тех, что связаны с распространением наркотических средств.

Тимур Моисеев: «У нас молодые учатся смотреть только на себя, учатся выражать себя. В моем круге все думают о своем творчестве, о самореализации, уважают друг друга» Тимур Моисеев: «У нас молодые учатся смотреть только на себя, учатся выражать себя. В моем круге все думают о своем творчестве, о самореализации, уважают друг друга» Фото предоставлено Тимуром Моисеевым

«В Казани никто ни на кого не равняется, у нас все слишком ***»

Так кто же определяет лицо ночной шумной Казани? Здесь, по мнению экспертов газеты, также непросто назвать очевидных фаворитов, все зависит от того, под каким углом рассматривать тему. Можно сделать ставку на владельцев бизнесов (конкретных площадок), на лучшие продюсерские команды (устроителей тусовок) или на диджеев с музыкантами (что не одно и то же). Кроме того, и внутри этих групп часто нет больших авторитетов для коллег — еще одно доказательство децентрализации клубной жизни в городе. «В Казани никто ни на кого не равняется, у нас все слишком ***.  И это правильно. У нас молодые учатся смотреть только на себя, учатся выражать себя. В моем круге все думают о своем творчестве, о самореализации, уважают друг друга», — говорит музыкант, диджей, арт-директор и совладелец клуба Bazzar Тимур Моисеев.

Хотя большинство наших собеседников все же говорят, что решающая роль, именно с точки зрения развития клубной культуры, за теми, кто задает тренды. «Кстати, в Казани сейчас есть закрытые заведения, где на входе заклеивают камеры телефонов, что круто, так как очень меняет атмосферу, — рассказывает Шамиль Ом. — Когда люди не тратят время на селфи, фото, видео, они реально отдаются, как раньше, такому первобытному желанию потанцевать и пообщаться. Это такие клубы-бары, где охрана следит, чтобы ты ничего не снимал».

До 2019-го диджей был больше музыкант, сейчас — больше перфоманс-артист. На это повлияла конкуренция на рынке До 2019-го диджей был больше музыкантом, сейчас — скорее перформанс-артист. На это повлияла конкуренция на рынке Фото: pexels.com

Если говорить о музыке, то и здесь все рамки жанров стерлись и осталось общее направление — freestyle (свободный стиль). «Это даже не музыка — она отходит на второй план, — а перформанс и невербальное общение с гостями. Бывает, диджей играет интересную, новую музыку, но уткнувшись в пульт и не общаясь с аудиторией — слушатели его не примут. Бывает и обратный случай: человек играет заезженную музыку, но контактирует с аудиторией, и слушатель гораздо лучше реагирует на такого артиста, — считает Булат Bubblegum. — До 2019-го диджей был больше музыкантом, сейчас — скорее перформанс-артист. На это повлияла конкуренция на рынке. Стало тяжелее отличаться музыкой, но проще — подачей, харизмой, техническими умениями».

А Моисеев еще и объясняет, что между диджеями и музыкантами большая разница: «Человек может быть и тем, и другим в одном лице. Но путь музыканта более глубокий и сложный, и каждый сам определяет момент, когда может себя так называть. Музыкант пишет музыку и играет ее в настоящий момент. А диджей использует музыку и звуки, чтобы создать классную атмосферу. Есть еще каста лайф-музыкантов. Они используют диджейское оборудование, синтезаторы, драм-машины, и получается современный формат, напоминающий музыкальные джемы. Мне кажется, каждый диджей должен хотеть прийти к этому — выступлению в лайф-формате. В таком стиле музыку можно не просто переключать, а писать в режиме реального времени».

Топ-20 героев ночной Казани

1. Александр Сафин — сооснователь бар-клуба «Соль»

Сафин (друзья и знакомые его знают, как просто Шурика), ранее был известен в качестве достаточно успешного концертного промоутера, а теперь отвечает в бар-клубе практически за все Сафин (друзья и знакомые его знают как просто Шурика) ранее был известен в качестве достаточно успешного концертного промоутера, а теперь отвечает в бар-клубе практически за все Фото: соцсети

«Соль» — уже настоящая легенда клубной Казани, фактически с этого заведения началась история улицы Профсоюзной как главной «питейной» улицы столицы Татарстана. И именно «Соль» задала тот тренд, который теперь стал нормой для города, где на смену большим клубам-тысячникам пришел более камерный «барный» формат. Кроме того, эксперты отрасли говорят, что менеджеры «Соли» больше всех из управляющих клубными площадками знают, что они делают, и очень ровно управляют своим проектом. У Александра Сафина и Ко получается это делать с сохранением последовательности действий, что важно для таких предприятий. Сафин (друзья и знакомые его знают как просто Шурика) ранее был известен в качестве достаточно успешного концертного промоутера, а теперь отвечает в бар-клубе практически за все. Хотя наше первое место — это заслуга всей команды «Соли».

2. Руслан Чижов и Илья Файнберг — сооснователи арт-пространства Werk

В арт-пространстве Werk  Руслан Чижов (справа) отвечает за директорскую часть, а Илья Файнберг за творческую В арт-пространстве Werk Руслан Чижов (справа) отвечает за директорскую часть, а Илья Файнберг — за творческую Фото: www.instagram.com / ruslan_chick

Werk — независимое музыкальное арт-пространство на территории бывшей мебельной фабрики, что на улице Габдуллы Тукая, ставшее важнейшим для Казани. К тому же, как отмечают эксперты «БИЗНЕС Online», сами масштабы пространства делают Werk хотя бы отчасти похожим на клубы классической эпохи. Это позволяет проводить здесь самые различные мероприятия — от концертов электронной музыки до театрально-поэтических перформансов Нурбека Батуллы и Йолдыз Миннуллиной. К тому же инициативная команда Werk делает вечеринки не только в стенах своего заведения, причем часто это встречи про поиски смыслов и «закладывание сложных понятий». Руслан Чижов и Илья Файнберг здесь отвечают за руководство и творчество.

3. Булат Гамиров  — основатель Plombir Promo Group

Основатель Plombir Promo Group Булат Гамиров Основатель Plombir Promo Group Булат Гамиров Фото предоставлено Булатом Гамировым

Наши эксперты едва ли не в один голос называют Plombir Promo Group самой успешной сегодня промогруппой в Казани, занявшей нишу демократичного формата с понятной массам музыкой, но актуальной тому, что происходит в мире. Все это команда Булата Гарипова делает в современном контексте, успешно занимается продвижением, «заморачивается» с дизайном площадок, и публика чувствует и реагирует на такое ответственное отношение. К тому же в Plombir Promo Group знают, что такое рентабельность мероприятий. Начиналось все с небольших закрытых вечеринок в коттеджах, после чего переросло в массовые танцы на открытых площадках. Например, в прошлом году Plombir Promo Group проводила мероприятия на пляже «Локомотив».

4. Донат Мухаметшин и Тимур Моисеев — совладельцы клуба Bazzar

Донат Мухаметшин - один из основателей бара/танцплощадки Bazzar Донат Мухаметшин — один из основателей бара/танцплощадки Bazzar Фото предоставлено Донатом Мухаметшиным

Bazzar — еще одно успешное место с улицы Профсоюзной, которое совмещает функции бара и танцплощадки. Сами авторы проекта говорят, что если Werk — это про поиск сложных смыслов, то Bazzar — это про веселье, эмоции и заряд для желающих потусоваться. Аудитория Bazzar — 18–28 лет, старше 30 публика встречается редко, но бывает. Руководят баром/танцплощадкой Донат Мухаметшин и Тимур Моисеев, последний выполняет и функции арт-директора. Они задумываются и о том, чтобы открыть еще одно заведение для аудитории, которая повзрослела и готова к новому этапу, где человек может не только покричать-попрыгать под модный трек, но и выпить вина, просто потанцевать и пообщаться.

5. Артур Хосровян — руководитель НКО «Ночной город», продюсер

Продюсерская группа Артура Хосровяна Ozone pro в культурном и идеологическом плане по-прежнему сильно влияет на индустрию Продюсерская группа Артура Хосровяна Ozone pro в культурном и идеологическом плане по-прежнему сильно влияет на индустрию Фото: «БИЗНЕС Online»

Человек-легенда для Казани, практически ровесник клубной жизни в столице РТ как таковой продолжает проводить крупные мероприятия. Продюсерская группа Артура Хосровяна Ozone pro в культурном и идеологическом плане по-прежнему сильно влияет на индустрию со своим подходом к продакшену и популяризацией неформатных для широких масс жанров, предпочитая немейнстримные форматы. Тем не менее Ozone pro формирует лицо города, поднимает его репутацию среди прогрессивной части аудитории и таким образом влияет на привлекательность ночной жизни Казани.

Илья Пацалюк - один из управляющих баром Zero Илья Пацалюк — один из управляющих баром Zero Фото: Сергей Елагин

От солидного Zero до руинного «Алафузова»

Парад администраторов в нашем списке открывает квартет, управляющий баром Zero (Дамир Газизов, Илья Терентьев, Валерий Плихта, Илья Пацалюк) (6-е место в рейтинге), солидным местом для платежеспособной публики. Для людей, которым некомфортно в окружении студентов, не понимающих их музыку. Антон Бут (8) — владелец Jam Bar, также одного из первых клубов-баров на Профсоюзной, достаточно неформатного, андерграундного, здесь молодая публика, которая предпочитает ответвления хип-хопа, r’n’b,  карибской музыки и т. д., там выступали даже именитые рэперы (вроде Pharaoh) до того, как стали известными. Основатель лофта «Фабрика Алафузова» Андрей Питулов (10) — еще одна легенда, это место также нельзя назвать стационарным классическим клубом, но между тем лофт открыт каждую неделю и благодаря энтузиазму и энергии Питулова площадка продолжает работать. Это практически центр молодежной культуры, где есть и клубные вечеринки, и рок-концерты. Одно из любимых мест туристов, которым по душе руинный формат «Алафузова». Еще в нашем списке Рустем Салахутдинов (12) — директор клуба Bash, а также его бизнес-партнер владелец клуба Idol, экс-гендиректор Doctor Club и бывший учредитель клуба «Люксор» (на месте которого и возник Bash) Ильдар Фатхутдинов (20). Знаменитый капитан команды КВН «Четыре татарина» также один из отцов-основателей клубной жизни в Казани, правда, отошедший в последнее время от реальных дел.

Пассионарные орги вечеринок

В этой части списка представители промогрупп и арт-директоры клубных площадок, которые зачастую сами музыканты. Например, Ибрагимов (Ом) (7) — еще одна легенда Ozone pro, он по-прежнему в деле, хотя признается в разговоре, что знает современную молодую клубную публику уже не так хорошо. Вагиз Хусаинов (Bonifacy) (11) — основатель промосообщества BNF, сам играющий на виниле, развивает андерграундное направление с техно-музыкой. Коллеги по цеху отмечают, что BNF — это крепкое сообщество, насчитывающее сейчас порядка 1,5 тыс. последователей, каждый месяц они проводят мероприятия в разных локациях. Тимур Птахин (13) — это не только арт-директор «Соли», но и звезда электронной казанской сцены, некогда участник сообщества Kak? tak и популярной казанской группы Love-Fine. Промоутер Фарид Ахмадиев (15) — идеолог Private Sound, вместе со своей командой пропагандирует интеллектуальную музыку для танцев в жанре minimal. Вечеринки их проходят нечасто, но здесь очень лояльная аудитория, одна из фишек промокоманды — иностранные музыканты, которых они привозят для казанской публики. «Благодаря таким людям все и движется», — отмечают игроки рынка. Нашлось в топ-20 и место для Анара Сафарли (DJ Ted) (18) — бывшего музыкального директора «Рая», промоутера команды Afterparty #1.

Карина Гараева (Karolina Vibe) (16) — диджей из команды Werk, единственная представительница прекрасного пола в нашем списке Карина Гараева (Karolina Vibe) (16) — диджей из команды Werk, единственная представительница прекрасного пола в нашем списке Фото предоставлено Кариной Гараевой

Представители сообщества электронных музыкантов

В этой части рейтинга «БИЗНЕС Online» мы полностью положились на наших экспертов, благо претендентов на попадание в список среди музыкантов и диджеев было немало. Впрочем, Габидуллина (9) — музыканта, диджея, владельца Scratch Dj School — в качестве одной из актуальных звезд казанской сцены называли многие. Кроме того, здесь Ислам Валеев (Malsi Music) (14), делающий ставку на этническое звучание. Этот музыкант подписывает договоры с солидными лейблами, выпускает треки на официальных цифровых площадках. Карина Гараева (Karolina Vibe) (16) — диджей из команды Werk, единственная представительница прекрасного пола в нашем списке. Рамис Магомедов (17) — яркий представитель новой школы электронной музыки, которому прочат большое будущее. Наконец, Глеб Javalavanda (19) — представитель сообщества электронных музыкантов, играющих лайвом на midi и аналоговых синтезаторах, производящих свой собственный и неповторимый звук.