ООО «Фирма «Галерея Вин» была основана в далеком 2005 году. Организация вышла на рынок торговли элитным и не только алкоголем. В 2011 году равноправными учредителями с долей по 50% стали супруги Яков Цейнштейн (на фото) и Ирина Кузьмина ООО «Фирма «Галерея вин» было основано в далеком 2005 году. Организация вышла на рынок торговли элитным и не только алкоголем. В 2011-м равноправными учредителями с долей по 50% стали супруги Яков Цейнштейн (на фото) и Ирина Кузьмина Фото: соцсети

С чего все началось

ООО «Фирма „Галерея вин“» было основано в далеком 2005 году. Организация вышла на рынок торговли элитным и не только алкоголем. В 2011-м равноправными учредителями с долей по 50% стали супруги Яков Цейнштейн и Ирина Кузьмина. Как и все фирмы, ООО брало кредиты под залог имущества, чтобы закупать и реализовывать продукт. Сначала чета Цейнштейн – Кузьмина кредитовалась в Сбербанке, а затем уже перешла на республиканский Татсоцбанк, где взяла кредит на 200 с лишним млн рублей. Залогом стали бутылки с элитным алкоголем со складов «Галереи вин». Выплатить кредит «Галерея» не смогла, и банк был вынужден начать банкротить. В итоге в июне 2018 года организация обанкротилась, в отношении ООО ввели конкурсное производство. Оно было продлено. Конкурсный управляющий — Айгуль Нотфуллина. В порядке конкурсного производства сейчас оспаривается ряд торгов. Но Цейнштейн и Кузьмина посчитали, что банк искусственно обанкротил их детище, после чего они стали разжигать новую волну конфликта.

Бизнес-спор между ООО «Фирма „Галерея вин“» Цейнштейна и Тацсоцбанком Анастасии Колесовой был вынесен в общественную плоскость в феврале 2018 года. Тогда сожгли автомобиль основателя винного бутика Цейнштейна, а соучредитель «Галереи вин» и супруга бизнесмена Кузьмина опубликовала пост на сайте «Эхо Москвы» (закрыт, как и сама радиостанция, после начала спецоперации на Украине) «Террор малого и среднего бизнеса „по-российски“». Там она описала свою версию конфликта с банком, который едва ли не обвинила в искусственном создании задолженности и попытке захвата бизнеса. В качестве одного из основных аргументов она использовала расшифровку записи переговоров с Колесовой. Например, приводились такие слова, которые приписываются предправления банка: «У вас, по вашим данным, по тому, что вы давали нашим залоговикам, на 75 миллионов рублей ТМЦ (товарно-материальные ценности — прим. ред.) больше, когда по факту мы провели инвентаризацию… У нас образовалась реальная дыра, нет этого имущества, с чего, собственно, и началось наше вмешательство в процесс, 75 миллионов бутылок в рублях отсутствует».

Подожженый автомобиль Цейнштейна Подожженный автомобиль Цейнштейна Фото: «БИЗНЕС Online»

Спустя два дня после публикации Кузьминой в аккаунте дочери пресс-секретаря президента РФ Елизаветы Песковой в соцсети «Инстаграм» (суд признал соцсети «Фейсбук» и «Инстаграм», принадлежащие компании Meta, и ее саму экстремистскими организациями, запрещенными в РФ, прим. ред.) вышел пост в защиту «Галереи вин». В нем подробно рассказываются перипетии взаимоотношений между Татсоцбанком и «Галереей вин», в том числе приведены аудиозаписи и расшифровки переговоров между Кузьминой, Цейнштейном, Колесовой и на тот момент начальником юридического отдела банка Артемом Ильдеяркиным. Кстати, вскоре его задержали за тот самый поджог автомобиля, на котором ездил Цейнштейн.

Автомобиль Якова Цейнштейна сожгли 19 января. На следующий день УВД Казани возбудило дело об умышленном уничтожении имущества. В марте подозреваемые в поджоге были задержаны сотрудниками отдела по борьбе с групповой преступностью, а в апреле был задержан начальник правового управления Татсоцбанка (ТСБ) Артем Ильдеяркин: собеседники нашего издания отмечали, что подозреваемые дали показания на него как заказчика. Якобы именно Ильдеяркин попросил их поджечь автомобиль должника: учредители ООО «Галерея вин» задолжали банку порядка 250 млн рублей.

Расследование дела завершилось в конце мая. В УВД Казани утверждали, что фигуранты дела частично признали вину и предприняли меры по возмещению ущерба. По словам Цейнштейна, никто не возмещал ущерб ни ему, ни собственнику автомобиля, а следствие игнорирует истинный мотив преступления — экономический спор между ТСБ и «Галереей вин».

В результате уголовное преследование Ильдеяркина было прекращено по соглашению сторон.

Описывало конфликт и наше издание. 18 февраля 2018 года на страницах «БИЗНЕС Online» была опубликована статья, где описали позицию Кузьминой, опубликованную на сайте «Эхо Москвы». Для этого текста Татсоцбанк предоставил официальный комментарий (аналогичный был опубликован в других СМИ), а юрист банка Ильдеяркин дал дополнительные разъяснения. Свое мнение высказал и Цейнштейн, заявив, что позиция «Галереи вин» была полностью изложена в блоге Кузьминой на «Эхе Москвы».

В течении полутора лет реакции на эту серию публикаций не было ни от одной из сторон. И лишь в декабре 2019 года Цейнштейн и Кузьмина обратились в Арбитражный суд РТ с исковым заявлением о защите деловой репутации более чем на 800 млн рублей. Плюс затраты на адвокатов, работу которых они оценили в 3 с лишним млн рублей.

Параллельно с арбитражным процессом весной этого года возобновилось расследование уголовного дела в отношении Цейнштейна, которого подозревают в многомиллионном мошенничестве. 1 марта Вахитовский районный суд Казани удовлетворил ходатайство следователя об отмене постановления о прекращении уголовного дела. 8 апреля представители Цейнштейна попытались обжаловать это решение через Верховный суд РТ, но тот отклонил их апелляцию.

Цейнштейна подозревают в четырех преступлениях по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере») и ч. 4 ст. 159.1 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере в сфере кредитования») при заключении кредитного договора с АО «Татсоцбанк» на 220 с лишним млн рублей, а также договоров поставок с ООО «Винтаж-м», МКВШ, компаниями «Русь» и «Форт». Общий ущерб достигает четверти миллиарда рублей. Уголовное дело в отношении Цейнштейна прекращали несколько раз. В 2020 году это происходило дважды — 20 апреля за непричастностью бизнесмена к преступлению, но дело возобновили через месяц, и 28 июня, но уже за отсутствием события преступления. Далее дело было возобновлено вновь и последний раз прекращалось 16 декабря прошлого года.

Истцы приводят ряд высказываний Колесовой, Тацсоцбанка и Ильдеяркина, которые, по их словам, наносят им репутационный ущерб. Вот пять высказываний, перечисленных в иске:

  • «Как следствие фактической убыточной деятельности и вымывания из бизнеса оборотных средств, „Галерея вин“ в конце 2016 года перестала исполнять свои обязательства перед поставщиками по срокам оплаты за поставленный товар, накапливая огромные размеры кредиторской задолженности».
  • «С целью точной идентификации финансового положения ООО „Галерея вин“ банком в 2017 году были инициированы внеплановые сплошные проверки залогового имущества и тщательная оценка финансовых документов заемщика с выездом на место ведения бизнеса, в результате чего собственникам компании пришлось признаться в совершении фальсификации отчетности и сокрытии недостачи товарных остатков».
  • «Тщательно проанализировав сложившуюся ситуацию и оценив финансовое положение компании, специалисты банка пришли к выводу, что дальнейшая реструктуризация и продолжение деятельности компании с учетом действий ее собственников приведут только к усугублению ситуации и порождению новых необеспеченных и невозвратных долгов».
  • «Далеко не кризисные явления в экономике последних лет стали причиной плачевного положения компании, а безответственные и преступные действия владельцев ООО „Фирма „Галерея вин“, которые сейчас пытаются представить ситуацию в СМИ в выгодном для них свете, используя неприкрытую клевету и обвинения в отношении руководителей АО „Татсоцбанк“ и банковской системы в целом».
  • В банке назвали нелепыми обвинения в физической расправе и поджоге автомобиля и пообещали отстаивать свою честь и достоинство в суде с предъявлением встречных исков к учредителям ООО «ГВ» в намеренной клевете и попытке переложить с себя ответственность за доведение компании до банкротства на банк. «По фактам необоснованных обвинений в совершении тяжких преступлений руководством Татсоцбанка в настоящее время готовятся соответствующие заявления в правоохранительные органы», — предупреждает пресс-служба банка.

Среди ответчиков оказался также зампредправления банка Сергей Маслаков, чьи интересы сейчас в суде представляет все тот же Ильдеяркин. Последний уверяет, что на данный момент к банку отношения никакого не имеет, работает адвокатом. Сам ТСБ представляет юрист Святослав Каменев.

А еще среди ответчиков оказалось наше издание — хотя оно просто транслировало позиции двух сторон. Суд первой инстанции Татсоцбанк выиграл в сентябре 2020-го. Апелляционный суд утвердил отказ в иске Цейнштейна и Ко в декабре того же года. Но в апреле 2021-го истцы добились кассации в АС Поволжского округа и дело снова вернулось в первую инстанцию (АС РТ) к другому судье, который начал рассматривать его заново. И только к лету 2022-го после года предварительных заседаний дело начали рассматривать по существу.

Ирина Кузьмина описала свою версию конфликта с банком, который едва ли не обвинила в искусственном создании задолженности и попытке захвата бизнеса Ирина Кузьмина описала свою версию конфликта с банком, который едва ли не обвинила в искусственном создании задолженности и попытке захвата бизнеса Фото: «БИЗНЕС Online»

Как пятигорские лингвисты трактовали слово «маржинальность»

В начале 2022 года по ходатайству «Галереи вин» была проведена лингвистическая экспертиза заявлений ТСБ. Выбрали специалистов из Пятигорска, которые увидели в них сплошной негатив. Трактовка экспертов вызывает некоторое недоумение. К примеру, слово «маржинальность», использованное в тексте, было оценено ими как несущее отрицательный смысл. И так практически по всем высказываниям Татсоцбанка, Колесовой, Маслакова и Ильдеяркина.

Но еще более удивительно то, что сам банк занял странную позицию: на одном из заседаний суда представитель ТСБ вдруг заявил, что «не знает», направляло ли его учреждение пресс-релиз, который и служит предметом разбирательства. На вопрос «БИЗНЕС Online», был ли отправлен официальный комментарий, конкретного ответа так и не последовало.

Банк уверяет, что проблемы у «Галереи вин» начались задолго до публикации материала «БИЗНЕС Online». Ключевой момент в выступлениях юриста Каменева — «Галерея вин» скрывала финансовые проблемы от банка, предоставляя неверную бухгалтерскую отчетность еще с 2014 года. В результате это и привело к краху компании и многомиллионным долгам перед банком. Каменев предоставил документы, которые, по его мнению, это подтверждают. Среди них — результат аудита.

Но Кузьминой этот документ, как говорится, не «зашел»: не те подписи, да еще и банк раскрывает коммерческую тайну ее компании. К слову, «Галерея вин» — банкрот. Вопрос коммерческой тайны в данном случае риторический. Такая «перестрелка» стала нормой для этого судебного процесса, который порой напоминает телевизионную передачу «Час суда».

Еще одна важная черта — то, как в суде ведет себя бывший юрист банка Ильдеяркин. На реплики суд выделил каждому выступающему по 10 минут. Банк в этот график с многочисленными документами попросту не вмещается. Тут на помощь ТСБ приходит юрист Ильдеяркин, отдавая банку время своего доверителя Маслакова. Хоть Ильдеяркин официально и не имеет теперь отношения к Татсоцбанку, но вне процесса всегда ходит и обсуждает дело с коллегой Каменевым. Не исключено, что их позиция согласована между собой.

«Галерея Вин» — банкрот. Вопрос коммерческой тайны в данном случае риторический. Такая «перестрелка» стала нормой для этого судебного процесса, который порой напоминает телевизионную передачу «Час суда» «Галерея вин» — банкрот. Вопрос коммерческой тайны в данном случае риторический. Такая «перестрелка» стала нормой для этого судебного процесса, который порой напоминает телевизионную передачу «Час суда» Фото: «БИЗНЕС Online»

Как «Галерея вин» пыталась представить первоисточником своих проблем журналиста

На последнем заседании суда Кузьмина выступала весьма эмоционально. Она заявляла, что никаких преступных действий учредители «Галереи вин» не совершали. «Нет ни одного доказательства, что я довела фирму до банкротства. Никаких — ни косвенных, ни прямых», — говорила она. Что касается клеветы, Кузьмина отметила, что обвинения в поджоге автомобиля руководителей банка сама пресс-служба ТСБ называла «нелепыми». «Я не обвиняла руководство банка в физической расправе и поджоге автомобиля», — в частности, сказала она.

По словам Кузьминой, каждый тезис в ее блоге был подкреплен доказательствами, откуда и были взяты цитаты для материала в «БИЗНЕС Online». «Мы считаем, что высказывание являлось выражением автора, которое распространила редакция», — вдруг заявила Кузьмина. Т. е., с ее слов, первоисточник высказываний, из-за которых и идет многолетний спор, — «БИЗНЕС Online», а никак не сама Кузьмина, которая в своем блоге публиковала расшифровку переговоров с руководством банка.

Далее Кузьмина перешла к событиям 2019 года, когда сгорел автомобиль ее супруга Цейнштейна. Кузьмина напомнила, что следствие установило, что поджог организовал Ильдеяркин. «Как следует из обвинительного заключения, потерпевшему Ахмадуллину (собственнику машины — прим. ред.) был причинен значительный материальный ущерб. Потерпевшему Цейнштейну был причинен моральный вред, выразившийся опасениями за свою жизнь и жизнь своей семьи», — процитировала она.

Заставить «Татсоцбанк» публично признать, что он и его предправления Анастасия Колесова не отвечают за свои свои слова, было бы явной моральной победой Цейнштейна и Ко. Пойти на такое — значит, полностью обнулить репутацию банка, которая создается годами Заставить Татсоцбанк публично признать, что он и его предправления Анастасия Колесова не отвечают за свои слова, было бы явной моральной победой Цейнштейна и Ко. Пойти на такое — значит, полностью обнулить репутацию банка, которая создается годами Фото: «БИЗНЕС Online»

Ильдеяркин: я не я, слова не мои

Еще в сентябре 2020 года Ильдеяркин писал в своем отзыве, что все, что изложено в материале «БИЗНЕС Online» с его слов, правдиво и верно. Сейчас его позиция меняется в корне. На одном из заседаний суда он заявил, что, по его мнению, все его высказывания — это, оказывается, мысли автора статьи. «Почему здесь цитата написана в кавычках, а в другом месте без них?» — примерно так вопрошал он, видимо, не зная понятий «прямая» и «косвенная» речь. То же касается и пресс-релиза: мол, почему он не был опубликован полностью? Таким образом бывший юрист банка пытается уйти от ответственности за свои же слова, правдивость которых он ранее подтверждал: «Я не отрицаю обстоятельство дачи интервью, но дословность и идентичность содержания подтвердить не могу в связи с истечением большого количества времени».

Вообще, Ильдеяркин отказывается не только от своих слов. Часть содержания пресс-релиза банка он почему-то приписывает «БИЗНЕС Online». И это несмотря на то, что тот же самый релиз был направлен и опубликован в других СМИ. Слова Колесовой из расшифровки он также приписывает нашему изданию, при этом указывая, что высказывания Колесовой распространила Кузьмина в блоге.

Позиция самого банка пока остается прежней — мол, высказывания подтверждаются документами, которые ни Кузьмина, ни представители Цейнштейна принимать категорически не хотят. При этом, повторимся, банк так и не ответил на вопрос о существовании пресс-релиза. Отрицать это будет, конечно, сложно с учетом того, как мы уже отметили, что выдержки из документа публиковались разными СМИ. Пойдет ли банк по стопам Ильдеяркина, отрицая очевидное, пока неизвестно, но ТСБ, кажется, в шаге от этого.

Ясно другое — заставить Татсоцбанк публично признать, что он и его предправления Колесова не отвечают за свои слова, было бы явной моральной победой Цейнштейна и Ко. Пойти на такое — значит, полностью обнулить репутацию банка, которая создается годами. Ни одно СМИ не сможет публиковать комментарии организации, которая сегодня говорит одно, а завтра — другое. Да и в глазах партнеров и клиентов такое учреждение будет выглядеть посмешищем. Что победит — страх перед Цейнштейном или здравый смысл, покажет время.