• $76.200.34
  • 91.200.74
  • 47.54-0.64
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 312 в закладки

    Алексей Венедиктов: «Мы будем тихо сползать к мракобесию... Закрыл глаза – страха нет!»

    Главред «Эха Москвы» о том, почему санкции — это не «хи-хи», в чем секрет Медведева, а также о дискуссии с Роскомнадзором из-за слова «мудак»

    «Свобода слова сужается — это абсолютно точно. А в соцсетях ответственности все-таки меньше. Но это и хорошо, потому что мы уже зажаты со всех сторон», — говорит главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» он рассуждает о том, почему Путину и Трампу вряд ли удастся договориться, а решения Москвы по ограничению преподавания татарского языка ошибочны, а также делится мнением о феномене Юрия Дудя.

    Алексей Венедиктов:  «Не надо думать, что в США сидят дебилы, они не в первый раз применяют санкции к разным странам, и мы видим, что это сработало» Алексей Венедиктов: «Не надо думать, что в США сидят дебилы, они не в первый раз применяют санкции к разным странам, и мы видим, что это сработало» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «СЛОВО «МОЖЕТ» — САМОЕ ОПАСНОЕ В ЭТИХ САНКЦИЯХ» 

    — Алексей Алексеевич, западные санкции все продолжаются и продолжаются, никто не ожидал новых списков...

    — Ну как не ожидали? Конечно, ожидали. Я в январе был в Вашингтоне, встречался там, а потом приехал сюда и пытался объяснить, как я понимаю эту «телефонную книгу». Я сразу сказал, что санкции — это серьезно, «хи-хи-ха-ха» здесь не работает. Что здесь самое главное? Есть санкции, которые «хирургические», — прямой запрет, отрезать — и всё. А есть санкции, которые «ядовитые». Вы этот яд даже не чувствуете сначала, а потом отнимается один палец, другой палец, потом глаз закрывается, ухо перестает слышать и т. д. Условно говоря, есть глава корпорации, например глава ВТБ Костин, который лично попал под санкции. И любой человек, который подписывает с ним соглашение, может попасть под санкции. Гражданам США вообще запрещено это делать. А президент какого-нибудь зимбабвийского банка 10 раз подумает, если лично Костин подписывает с ним соглашение: может, лучше не надо, а?..  

    — А если вместо Костина будет подписывать кто-то другой из банка?

    — В письме минфина США разъяснено, что, если кто-то действует в интересах или по поручению, тоже может попасть под санкции. То есть это резина такая: может попасть, а может не попасть. И многие подумают: ну его на фиг, мало ли как минфин США на это среагирует! Опасность — в токсичности, если говорить о личных санкциях. И тогда на месте Путина что можно сказать? Костин, спасибо тебе большое, но ты можешь поставить под удар... На мой взгляд, слово «может» — самое опасное в этих санкциях, если говорить о персональных санкциях.

    Если говорить о санкциях в отношении корпораций, то мы видим, что происходит с корпорацией Дерипаски. Где-то можно увернуться, а где-то нельзя. Можно, конечно, «РусАлу» перейти на евро, но завтра будут санкции и по евро. Можно и в юани перевести платежи, но это все непросто. Как мне рассказывали руководители Росвооружения, происходят такие истории: заключаем контракт на поставку какого-то вида вооружения, условно говоря, с Зимбабве, и вдруг у министра обороны этой страны раздается телефонный звонок, например, от третьего секретаря посольства США, который говорит: зачем вам подписывать контракт, ведь вы лично можете попасть под санкции, а вдруг у вас завтра родственник заболеет и ему потребуется лечиться в США или во Франции?.. И всё! Контракт не подписывают или процесс затягивают. Вот в чем опасность токсичности, потому что слово «могут» — это угроза. И когда угроза все время висит над человеком, который принимает решения, конечно, это очень серьезно. И те, кто этого не понимает, как говорит наш министр, дебилы.

    — Выходит, санкции эффективны?

    — Санкции так устроены, что они создают угрозу, и эффективность именно в угрозе.

    — Как в шахматах: угроза нападением — это самое страшное...

    — Абсолютно так! Не надо думать, что в США сидят дебилы, они не в первый раз применяют санкции к разным странам, и мы видим, что это сработало: Иран был принужден к сделке санкциями, а не то, что там новый президент. От Ирана требовали свернуть ядерную программу — это понятно, кодифицировано, потому что он нарушал режим нераспространения.

    «Американцы искренне видят угрозу в России, в политике Путина. Главное для них – это вмешательство в их выборы!» «Американцы искренне видят угрозу в России, в политике Путина. Главное для них — это вмешательство в их выборы!» Фото: ©Максим Блинов, РИА «Новости»

    «ЭТИ САНКЦИИ ОБМЕНЯТЬ НЕ НА ЧТО!»

    — А что требуют от России? Сдаться? Уйти Путину?  

    — Данные санкции основываются на санкциях Обамы, которые он указом ввел 14 марта 2014 года. Но одновременно с этим летом прошлого года был принят закон после якобы кибервмешательства в выборы президента США. Вот это сейчас соединяется. Но как доказать, что мы не вмешивались? Что мы должны сделать? Кого или чего сдать-то?!

    — Неофициально считается, что американцы настаивают на уходе Путина с поста президента России.

    — Вы тоже считаете американцев дебилами, как и Лавров! Перед кем им настаивать, чтобы Путин ушел? Кому требования они предъявляют?

    — Путину.  

    — Ну это даже не смешно... Американские власти признают Путина легитимно избранным президентом, Трамп его с этим поздравил. И весь мир его поздравил и признал.

    — То есть дело не в фигуре Путина?

    — Дело не в его фигуре дело, а в политике. Вернее, дело в том, что они искренне видят угрозу в России, в политике Путина. Давайте поставим себя на их место и представим, что надо сделать, чтобы доказать, что мы им угрозы не представляем. Главное для американцев — это вмешательство в их выборы! С кем бы я ни говорил в Вашингтоне и в американском посольстве в Москве, все отмечают: вы влезли в наши выборы, замахнулись на самое святое! А как доказать, что мы не влезали? Эти санкции обменять не на что! 

    — Но санкции начались до выборов в США!

    — Крым, конечно, был причиной. Они не признают Крым, как не признавали Прибалтику в Советском Союзе. Но эти «токсичные» санкции — это совмещение «крымских» санкций Обамы и трамповского закона, принятого летом 2017 года. И в этом проблема! Я недавно разговаривал с Горбачевым и спросил у него: «Михаил Сергеевич, когда в декабре 1988 года вы выступали в Вашингтоне о разоружении, вы что на что обменяли?» Он ответил примерно так: «Я им сказал: у вас капиталистическая идеология, а у нас коммунистический эксперимент, мы строим социализм с человеческим лицом. Но давайте засунем идеологию в одно место, а на первый план вытащим разоружение и общечеловеческие ценности: свобода передвижения, свобода религий и так далее».

    А сейчас мы что можем засунуть? Вот что мы сейчас можем вместе с ними предложить засунуть и вытащить на первый план? Мы говорим: давайте опять разделим мир на сферы влияния. Американцы отвечают: никогда, Рейган вам уже сказал об этом 30 лет назад. Хорошо. А что тогда? Ну в этом же проблема! В чем переговорная позиция? Но это не я должен придумывать, а Владимир Владимирович с Дональдом Трампом. Но суть в том, что надо садиться в самолет и лететь в Рейкьявик им обоим, чтобы попытаться договориться хотя бы о снижении военной угрозы. Велика возможность случайных военных столкновений, так, может, оттянуть эту ситуацию, а не показывать нам мультфильм, как ракета долетает до Флориды?

    — Так Владимир Владимирович готов для этого — называет Запад партнерами, и Трамп в своем «Твиттере» написал о разоружении...

    — Но самолет у них не стоит на взлете! Это все бла-бла... Справедливо говоря, повестки дня нет. Вот зачем нарисовали, что наша ракета может долететь до Флориды? Сейчас говорят, что Путин про это не знал. Но результат-то какой! Тут же Трампу на стол: русские ракеты в презентации направлены на американскую территорию. И что прикажете делать американскому президенту, какая его реакция должна быть публично? В этом же вся история... Так вот в самолет — и в Рейкьявик!


    «ГЛАВНАЯ ТЕМА — ЭТО ТЕМА ПРЕКРАЩЕНИЯ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЯ»

    — Каков ваш прогноз как аналитика — России придется свою модель менять или что?

    — Мы видели, как Путин несколько раз менял направление. Если помните программу Путина в 2012 году, там не было ни Крыма, ни Донбасса, ни Сирии, ни антиинтернетовских законов, а в последнее 6-летие все это случилось, поэтому анализировать Владимира Владимировича чрезвычайно трудно. Я думаю, на ближайшие несколько лет все будет идти, как оно идет. А в идеологии и лингвистике мы будем тихо сползать к мракобесию. Госдума приняла закон об оскорблениях в интернете. Это такой закон «за Навального»: поскольку Навального все время оскорбляют, он будет закрывать все сайты, начиная с сайта Государственной Думы. На самом деле это «меньше разговаривайте». В первую очередь это связано с такими темами, как мусор в Подмосковье, пожар в Кемерове. Чиновники, как дети, считают: закрыл глаза — страха нет!

    — И во всех бедах винят журналистов и СМИ...

    — Да, и вот в эту сторону идеология будет сползать. А во внешней политике, я повторяю, нечего менять, нечем торговать ни американцам, ни нам, нечего засунуть в интимное место. Это зона ответственности и умения президентов. Вот кто мог подумать в 1983 году, еще при Андропове, когда в Европе рыли бункеры после того, как там США разместили «Першинги», что страх войны исчезнет? Я говорил со многими западными политиками, и они мне говорили: ты не понимаешь, какой у нас был страх перед вашими ракетами, вы просто не понимаете, почему мы так любим Горбачева!..

    Мы сегодня знаем, что в 1985 году наша система уловила запуск американской ракеты, а капитан не доложил, помедлил несколько секунд, поняв, что это ложная тревога — какой-то случайный отблеск приняли за запуск ракеты. А так мог бы дать команду на запуск ответной ракеты — и понеслось бы... Тем самым спас всех нас. Мы на волоске висели! А советские люди ничего об этом не узнали бы, просто ракета на голову упала бы — и нет города... Поэтому главная тема — это тема прекращения гонки вооружения реально, потому что слишком много оружия и случайностей.  

    — «Товарищ Волк» где живет — на Западе или в России?

    — У нас все волки... Конечно, у всех есть свой интерес — и политический, и геополитический. Казалось бы, что нам Сирия? Но Сирия — это база, это влияние, это подходы к нефтяным историям, это возможности работать реально разведкой по исламским террористам. Сирия — это последняя страна, где у нас есть база. Да, есть российский интерес на дальних подступах, мы поэтому бьемся. А у американцев другой интерес, у французов, которые когда-то владели этой территорией как колонией, третий интерес. К сожалению, эти интересы решаются с помощью оружия, а не с помощью договоренностей.  

    «Медведев пользуется огромным доверием у Путина. Именно политическим доверием. По вопросам экономики они спорят. И Медведев чуть ли не единственный, кто может довольно резко возражать Владимиру Владимировичу и по кадрам, и по экономик» «Медведев пользуется огромным доверием у Путина. Именно политическим доверием. По вопросам экономики они спорят. И Медведев чуть ли не единственный, кто может довольно резко возражать Владимиру Владимировичу и по кадрам, и по экономике» Фото: government.ru

    «ГОВОРИТЬ НАДО О ПОКУПАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ»

    — В экономике России какой-то прорыв будет? А если останется Медведев, все будет по-прежнему?

    — Я думаю, Медведев останется, правительство будет искать разные «пируэты», «загогулины», как говорил Борис Ельцин. Самое святое, что было у Владимира Владимировича, — это военный бюджет. Он сокращается, потому что денег собирается меньше. Поэтому заговорили о новых налогах, о повышении пенсионного возраста. «Мешок» стал меньше, поэтому зарплаты у бюджетников — врачей, учителей и даже офицеров — не шибко большие. И в этой связи разговоры про экономику мне кажутся бессмысленными, потому что говорить надо о покупательной способности населения. Экономика есть, а покупательной способности нет, она сокращается... А как она будет увеличиваться, если будут расти цены, налоги и пенсионный возраст?! На мой взгляд, вся экономика должна быть направлена на то, чтобы покупательная способность населения была больше, чтобы люди могли покупать не только еду, но и еще что-то. А ЖКХ как растет! Как сбалансировать эту покупательную способность? И поскольку возможности вливания в экономику, заём в экономику сокращаются из-за санкций, то и будут сокращаться, как бы мы ни изворачивались.

    — Как вы считаете, почему Путин не хочет менять Медведева? Альтернатива же есть: Титов со своей программой, Кудрин с программой, Глазьев...

    — Правительство никакую программу не определяет — у нас президентская республика. Если вы смотрите по телевизору совещания правительства при президенте, вы видите, что их ведет президент, а не премьер. Как мне кажется, премьер осуществляет некую зону безопасности «в случае, если...». То есть это уровень личного доверия президента к премьеру. Знаменитая история: когда Ельцин ложился на операцию под наркозом, реально обсуждалась история «ядерного чемоданчика». Кому отдать, чтобы он вернул, понимаете? И первый документ, когда он очнулся от наркоза, — это указ, возвращающий ему «чемоданчик».

    И в этой связи, я думаю, новый премьер (а я считаю, что новый старый премьер) — это человек, которому Путин абсолютно доверяет «чемоданчик» в случае, если он куда-то улетит, если он за рубежом. Кому Путин поручил рассмотреть различные экономические программы? Главе администрации Антону Вайно, который возглавляет рабочую группу по рассмотрению этих программ. Группу возглавляет даже не премьер, потому что это вторичная история, а первичная история — это структура безопасности власти. И для этого второй человек в стране должен быть абсолютно лоялен первому. И Медведев своим президентством, на мой взгляд, показал абсолютную лояльность, по первой просьбе вернув «чемоданчик». А ведь были люди, которые подталкивали его ко второму сроку. А он еще и главнокомандующий, все права выдвигаться на второй срок у него были!    

    — И Запад уговаривал остаться...

    — Конечно, Запад хотел его, а не Путина. У меня в свое время был разговор с Биллом Клинтоном, и я его спросил: «А вы можете через срок выдвинуть свою кандидатуру на пост президента США?» Он ответил так: «Я об этом даже не думал, хотя Конституция вроде не запрещает». Мы с ним оба пошутили... У Медведева четырехлетний мандат не был провальным, и, конечно, он был более понятен Западу. Но по первому решению они провели эту рокировочку! Поэтому Медведев пользуется таким доверием у Путина. Именно политическим доверием. По вопросам экономики они спорят, я знаю. И Медведев чуть ли не единственный, кто может довольно резко возражать Владимиру Владимировичу и по кадрам, и по экономике. Да, это тандем. Там есть старший и есть младший, но это все-таки тандем. У Путина есть такая замечательная фраза: «Мне это зачем?» Вот давайте примерим эту фразу на премьера и увидим: действительно, а президенту зачем его менять?

    — Очень просто: у правительства во главе с Медведевым швах с экономикой!

    — За экономику у нас отвечает президент! Я же вам уже объяснил: ни одно крупное экономическое решение не принимается без президента. Откройте сайт kremlin.ru и увидите, что все заседания президента в основном по экономике. И он сам принимает решения! У нас суперпрезидентская Конституция. А премьер в рамках решения президента работает. У Медведева есть мнение о пенсионном возрасте, а вот у Путина нет, поэтому до сих пор нет решения. Вот в чем дело!

    — У президента больше времени должно уходить на международную повестку: на западные санкции, Украину, Сирию...

    — А вы на его совещания посмотрите! Он не только за внешнюю безопасность и политику отвечает, но и за экономику. А к кому народ обращается во время прямых линий? К президенту!

    «Дворкович давно хотел на РЖД, и он может быть назначен на РЖД. Дворкович без клана – это никто! Как и любой другой человек в нашей стране» «Дворкович давно хотел на РЖД, и он может быть назначен на РЖД. Дворкович без клана — это никто! Как и любой другой человек в нашей стране» Фото: kremlin.ru

    «УДАР ПО МАГОМЕДОВЫМ — ЭТО ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОГО, ЧТО МЕДВЕДЕВ ИДЕТ НА ПОСТ ПРЕМЬЕРА» 

    — Если Медведев останется, то и состав кабинета министров кардинально меняться не будет, как вы думаете?

    — Сейчас этого никто не знает. Думаю, сейчас президент согласовывает кандидатуру премьера, а сразу после инаугурации, 8 мая, утвердит премьера. Думаю, сейчас они обсуждают конструкцию правительства, но без персоналий. Иначе слишком много людей будет знать, информация утечет. А после майских праздников, мне кажется, начнется формирование правительства. Думаю, для Путина очень важно не потерять людей, которые с ним работают: если этого снимают, то куда его поставить и т. д. То есть это связанные решения, насколько я знаю. Работает кадровая комиссия во главе с Вайно, рассматриваются разные модели. В этом смысле Путин всегда внимателен. Но, может быть, будут и какие-то неожиданности. 

    — Удар по группе «Сумма», арест братьев Магомедовых — это разве не ослабление позиции Медведева, Дворковича?

    — Историю с «Суммой» надо воспринимать как историю, где очень много бенефициаров. Начало было экономическим: ФСБ с 2014 года занималась делами «Суммы» в Калининграде по добыче песка — это понятно. Но есть много бенефициаров, есть политическая составляющая. С Медведевым за 6 лет братья Магомедовы встречались раза три, и то не лично. Политическая составляющая состоит в том, что братья тесно связаны с Дворковичем — они сокурсники, много общались. Это всем известно, никто этого не скрывает. Этот удар по братьям означает, что Медведева оставляют одного, то есть он повисает в воздухе. Вопрос: это усиливает его шанс на назначение премьером или ослабляет? Моя точка зрения — усиливает. У Путина будет человек, который не имеет никакой поддержки — клановой, финансово-политической, у него будет только одна поддержка — это Путин. Поэтому, с моей точки зрения, удар по Магомедовым — это подтверждение того, что Медведев идет на пост премьера. Мне кажется, политическая история — она вот такая. Хотя никто против Путина не идет, но пусть будет так — на всякий случай... Поэтому бенефициары истории «Суммы» в политическом плане — это Путин, который таким образом делает фигуру Медведева абсолютно зависимой от него. На будущее. На всякий случай.

    — Тогда, получается, Дворкович вылетает из правительства? 

    — Дворкович давно хотел на РЖД, и он может быть назначен на РЖД. Дворкович без клана — это никто! Как и любой другой человек в нашей стране — без финансово-промышленной группы, клана, ордена он никто. Россия — корпоративное государство: одни корпорации предлагают на должность премьера Сечина, другие — Чемезова или человека от Чемезова, третьи — Кудрина. Но за всеми ими стоит финансово-промышленный интерес. А за Медведевым теперь нет финансово-промышленного интереса. Чистенький! На месте Путина я его назначил бы.

    «Конечно, были какие-то нарушения на выборах, но они были минимальными» «Конечно, были какие-то нарушения на выборах, но они были минимальными» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ПУТИН ТАКОЙ-СЯКОЙ, НО КРЫМ-ТО ВЕРНУЛ!»

    — Вы лично «надзирали» над чистотой выборов президента РФ — и что увидели? Вы ручаетесь за подсчет голосов в окончательном его виде? А в регионах? Например, в Татарстане? И татарский язык у нас стал необязательным для изучения, договор не продлили, а мы по-прежнему голосуем почти на уровне 90 процентов? Вы верите этому? (Алия)

    — Да, за Москву я ручаюсь. Конечно, были какие-то нарушения, но они были минимальными. Общественной палате Москвы удалось на каждый избирательный участок направить своего наблюдателя. Мы «забодали» четыре участка, где были либо вбросы, либо замена протокола. Кстати, впервые Путин в Москве получил больше половины голосов. Первое — за Москву я отвечаю. Второе — Путин официально получил 56 миллионов голосов. Математик Сергей Шпилькин говорит, что 9–10 миллионов были сомнительными. Хорошо, давайте их вычеркнем всех. Остается 46 миллионов из 109 миллионов избирателей — и это все равно большинство. Более того, на прошлых выборах Путин как раз получил 46 миллионов голосов, и если вычтем из них 9 миллионов сомнительных, по словам математика, голосов, то тогда несомнительных у Путина было 37 миллионов, а сейчас 46. То есть он за 6 лет прибавил 9 миллионов неподозрительных голосов.  

    — Как считаете, почему?

    — Во-первых, у него не было альтернативы. Были люди, которые по своим масштабам были неальтернативны Путину. Почему Навальный на прошлых на выборах в Москве получил более четверти голосов? Потому что он был альтернативен, люди могли выбирать. Сейчас таких персон не было. Во-вторых, внешнее враждебное окружение. В-третьих, крымский эффект никуда не делся. Крым — это была такая мечта, хотя люди, конечно, о нем в явную не думали, но Путин сумел эту мечту превратить в территорию. И очень многие ему были благодарны за это. Путин такой-сякой, но Крым-то вернул! И не для себя, а для всех нас...

    — Вы сказали, что на четырех участках в Москве вы зафиксировали нарушения.

    — На участках заменили протокол итогов голосования — члены комиссии подписали один протокол, а председатель отвез другой.

    — В чью пользу изменения были?

    — В пользу Путина. Но разница суммарно была 953 голоса. Вы знаете, в Москве 7 миллионов избирателей, на выборы пришли, по-моему, 5 миллионов, и вот 953 голоса было приписано Путину...

    — Это была инициатива «снизу»?

    — Это разные истории были. Когда мы разбирались, один председатель сказал нам: я сейчас без работы и подумал, что, если на моем участке будет больше голосов за Путина, мне работу предложат. Ну вот что с этими людьми делать?! А на другом участке женщина сказала, что не знает, почему так случилось. Причем приписали всего 20 голосов Путину. Это зачем, цель какая?! Пусть теперь этим занимаются правоохранительные органы...

    «Если по Конституции РТ татарский язык является государственным, то люди, которые там проживают, должны изучать татарский язык. Объемы изучения, классы, возраст – это обсуждаемо» «Если по Конституции РТ татарский язык является государственным, то люди, которые там проживают, должны изучать татарский язык. Объемы изучения, классы, возраст — это обсуждаемо» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «Я ВПЕРВЫЕ ВИДЕЛ РАСТЕРЯННОГО РУСТАМА МИННИХАНОВА...» 

    — А что касается голосования в Татарстане?

    — У меня, как у бывшего школьного учителя, очень трепетное отношение к языкам. Мне очень легко говорить о проблеме языков, потому что я так же говорю про русский язык на Украине или в Латвии. Там делают то же, что мы сегодня делаем с татарским языком. Я считаю, что это нечестное, несправедливое, неточное решение, хотя очень тонкое. Я смотрел заседание вашего парламента и впервые видел растерянного Рустама Минниханова. Я понимаю, что ему было совсем некомфортно, потому что у него избиратели и те и другие. А как у вас считали голоса на выборах, я не знаю. Чтобы знать, надо сидеть и наблюдать, считать, применять математические модели, смотреть видеозаписи... То, что я делал по Москве.

    Вы поддерживаете отмененную принудиловку по татарскому языку в образовании и другие проекты нынешней региональной власти, имеющие этнократический уклон, сформированный еще Шаймиевым и все более изживающий себя. Это ваша искренняя поддержка как либерала? (председатель общества русской культуры РТ Михаил Щеглов)

    — Я считаю, что люди должны знать государственные языки. Если по Конституции Татарстана татарский язык является государственным, то люди, которые там проживают, должны изучать татарский язык. Объемы изучения, классы, возраст — это обсуждаемо. Я также считаю, что русские на Украине должны изучать украинский язык, в Латвии — латвийский. Что касается обязательного изучения национальных языков в России, думаю, это решение поспешное и неправильное. Оно будет иметь долгие последствия. Мы знаем, как Советский Союз распадался... Развал Российской империи в том числе произошел благодаря абсолютно русофильской деятельности Александра III, который на Украине и в Финляндии запретил местный язык. С языками надо быть очень острожными. Если у нас федеративная страна, если мы признаем право субъектов Федерации на некую государственность, то, мне кажется, люди, которые живут там, должны исполнять законы, которые есть в этом субъекте. Я вообще считаю, что многоязычие — это хорошо. А если ты выбрал эту землю, то изучай ее язык хотя бы ради уважения.

    — А в чем причина такого необдуманного решения? Нет людей, которые это понимают?    

    — Думаю, сейчас уже понимают, но, когда решение принято, оно исполняется. Но татарский язык должен быть в Татарстане! Потому что дети общаются на улице, в школе, а потом вместе работать будут. Так пусть школьную сетку посмотрят — за счет чего ввести татарский язык: сократить часы астрономии или ввести еще два часа нагрузки. Люди, решайте, ведь вы родители! Зачем надо было противопоставлять детей в классе? Помню, в Татарстане в свое время было принято гениальное решение по религии.  

    — Когда в школы не пустили ни ислам, ни православие?

    — Совершенно верно. Минтимер Шаймиев принял такое решение — для всех всё или ничего. Я тогда на совете при министре образования сказал: смотрите, какое решение надо было принять в каждом субъекте! Почему класс должен разбегаться по разным религиям? У меня, например, сын воспитан в православной культуре, у него есть духовник. Мы что, выбрали бы в школе ислам, потому что о православии ему батюшка и мама рассказывают? А вообще, надо давать все четыре религии.

    — Историю религий, как в Татарстане.

    — Да, историю религий. А по языку получается опять деление. На мой взгляд, это глубоко ошибочное решение министерства образования. К сожалению, не первое. Я надеюсь, что все-таки министр исправит ошибку.

    «Ксения Собчак пытается построить партию. Посмотрим, что из этого получится» «Ксения Собчак пытается построить партию. Посмотрим, что из этого получится» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ВОЗМОЖНА РЕКОНСТРУКЦИЯ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНСТРУКЦИИ ОБЩЕСТВА» 

    — Ваша оценка — политические перспективы у Грудинина, у Собчак есть?

    — Честно говоря, я не знаю, как сегодня происходит реконструкция партий. Политика — это дело командное, а не индивидуальное. У Путина есть аппарат государства, плюс аппарат партии, плюс аппарат ОНФ. Внутри КПРФ происходит некоторая турбулентность, которую Геннадий Зюганов пытается подавить. Ксения Собчак пытается построить партию. Посмотрим, что из этого получится. Впереди выборы мэра Москвы, муниципальные выборы в Петербурге. И то, что с «Яблоком» происходит, тоже интересно. И происходящее с партией «Справедливая Россия» тоже интересно. А в «Единой России» идет война между кланом Володина и кланом Турчака — это же факт. Потому в это президентство Путина возможна реконструкция партийно-политической конструкции общества.

    — Радикальная?

    — Не радикальная, конечно, но будет. Зюганову, Жириновскому — за 70 лет, Явлинскому — 66. Через 6 лет что с ними будет? Должно прийти новое поколение и по-новому построить систему. Посмотрим — как. Посмотрим, удастся ли Навальному зарегистрировать свою партию, как он будет баллотироваться. Будем наблюдать.

    — Как вы считаете, Кириенко остается на своем посту с учетом результатов выборов?

    — Надо учитывать задачу, которую ему ставили. Выборы в Госдуму были сделаны так, что «Единая Россия» получила, по-моему, 350 мест. Это была победа Володина, а его — бац! — вон из администрации президента... Я не знаю, какая логика была у президента. Сам сделал — сам и рули? А у Кириенко сейчас вообще большой выбор: во главу «Роснефти», «Газпрома» или «Транснефти». Но мы же не знаем, какую задачу ему поставил президент, доволен ли он итогами выборов. Администрация вообще зависит от президента.

    — Он эффективным политическим менеджером оказался, как думаете?

    — Это зависит от того, какую цель он перед собой ставил. Володин — эффективный менеджер?

    — Да.

    — А его взяли и передвинули! Не связанные вещи...  

    — Володин все-таки получил повышение — стал четвертым человеком в России.

    — Я тоже так считал, но знаю, что он по этому поводу был чрезвычайно расстроен. Он предпочитал остаться на прежнем месте.  

    «На рубеже веков главная угроза стабильности — это шахтеры, стучащие касками. Испугал, купил – не важно! И в этом благодарность Путина Тулееву» «На рубеже веков главная угроза стабильности — это шахтеры, стучащие касками. Испугал, купил — неважно! И в этом благодарность Путина Тулееву» Фото: kremlin.ru

    «ТЕХНОКРАТЫ» — ЭТО ЛЮДИ С БОЛЬШИМ ОПЫТОМ»

    — Назначение Амана Тулеева на должность председателя Законодательного Собрания — это что? Неуважение общественного мнения?

    — Это такая иллюстрация к нынешней ситуации власти: такие ее представители, как Аман Тулеев, полностью растеряли коммуникацию с избирателями. Но он для Путина составляет две ценности. Первая — это непреходящая его лояльность все эти годы. А ведь в 2000 году Аман Гумирович баллотировался в президенты России, Кемеровская область отдала своему кандидату голосов больше, чем Путину. Но после этого — абсолютная личная лояльность. Вторая ценность — Тулеев решил вопрос с забастовками шахтеров. Напомню, на рубеже веков главная угроза стабильности — это шахтеры, стучащие касками. Испугал, купил — неважно! И в этом благодарность президента Путина Аману Гумировичу. И когда Тулеев капризно захотел уйти на пенсию, мне в Кремле сказали, что председатель Законодательного Собрания — это почетная отставка.

    — Нет, это власть!  

    — Это власть. В сентябре в Кемерове будут выборы в Законодательное Собрание. Думаю, Тулеев возглавит список и наберет больше 70 процентов. А общественное мнение — это тяжело измеряемое понятие. Общественное мнение по отношению к образованному классу — да, это постыдное, паскудное, омерзительное решение, безусловно. Но люди же выбирают между стабильностью и нестабильностью. Они выберут стабильность.

    — После отставки Амана Тулеева губернаторов-тяжеловесов осталось всего ничего. Неужели лучше набранные ниоткуда «технократы», которых обучили прыгать с моста и плавать на плоскодонках? Некоторые уже немного поработали, их не видно и не слышно. Вы можете как-то оценить их деятельность на благо своих территорий и России? (Хайруллин Тимур)

    — «Технократы» не ниоткуда, это люди с большим опытом. К примеру, губернатор Пермского края Максим Решетников был в Москве очень успешным вице-мэром по экономике, а потом ему предложили поехать на родину губернатором. Это повышение или понижение? 

    — Понижение, потому что губернаторы сегодня мало что решают.

    — Да, но он не ниоткуда взялся. Или, например, губернатор Новгородской области Андрей Никитин был главой агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. Или, например, Антон Вайно, глава нынешней администрации президента РФ. Он же из семьи партийных работников: его дед был первым секретарем ЦК компартии Эстонии. А сам он мидовский, в Японии служил, а потом работал в управлении протокола президента РФ. 

    — Глава администрации президента — это непубличная должность, а губернатор — это работа с населением, он должен чувствовать регион.

    — А что толку, что некоторые губернаторы проходили через «грязные» выборы? Мы же все стареем, мы уже не видим XXI века... Поэтому я не считаю, что эти «технократы», о которых вы говорите, взялись неизвестно откуда. Это не так. Эти люди имеют опыт организационной работы. Взять, к примеру, губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Это не только охранник Путина, он с нуля создавал войска спецназначения, а это огромная организационная работа — от техники до жилья.

    — Как вы относитесь к его политическим перспективам?

    — Ко всем политическим перспективам я отношусь с вниманием, я за ними наблюдаю.

    — Его называли одним из преемников Путина. Не подтвердилось?

    — Мы же видим, что Путин пошел на четвертый срок, не выдвинул же преемника...

    «Губернатор Тульской области Алексей Дюмин — это не только охранник Путина, он с нуля создавал войска спецназначения, а это огромная организационная работа – от техники до жилья» «Губернатор Тульской области Алексей Дюмин — это не только охранник Путина, он с нуля создавал войска спецназначения, а это огромная организационная работа — от техники до жилья» Фото: kremlin.ru

     «СВОБОДА СЛОВА СУЖАЕТСЯ — ЭТО АБСОЛЮТНО ТОЧНО»

    — Как считаете, свобода слова в России все больше сужается? (Мария)

    — Свобода слова сужается — это абсолютно точно, потому что вводят новые законы. Как говорит Путин, это все защита: новые законы затрудняют распространение информации и мнения. Работа журналистов, особенно тех, которые работают в интернет-СМИ, будет сложнее. Если есть главный редактор, то там есть ответственность, а в соцсетях ответственности все-таки меньше. Но это и хорошо, потому что мы уже зажаты со всех сторон всякими интерпретациями закона.

    У меня недавно возникла дискуссия по поводу слова «мудак». Несколько месяцев назад главный редактор «Новой газеты» направил письмо в Роскомнадзор РФ с вопросом, является ли слово «мудак» нецензурным. И он получил ответ за подписью главы Роскомнадзора Александра Жарова, что это цензурное слово, его можно употреблять. Я недавно рассказывал о своей дискуссии с Дмитрием Песковым, во время которой сказал ему: «Дима, ты вел себя как мудак». На что господин Жаров написал мне письмо: «Леша, в русском языке есть масса синонимов слова „мудак“ для публичной переписки, например, чудак-человек, балда, дурень, ротозей, тютя. Хотя флер у них совсем иной, да...» Это написал мне глава Роскомнадзора. Я еще могу вступать в дискуссию по тому или иному вопросу, а на местах куда побежишь? Только в суд, а суд, понятно, всегда на стороне Роскомнадзора. Это к вопросу о журналистике, чтобы вы понимали... Я считаю, что сужение свободы слова будет.

    — Вот Telegram закрыли... Но почему они не понимают, что новые технологии победить невозможно?!

    — Как раз об этом мы говорили с главой Роскосмоса Игорем Комаровым. Я тоже не понимаю многих вещей, а вот молодые «технократы», о которых мы говорили, это понимают, они внедряют технологический прогресс.

    — Неужели Кремль, Песков не понимают этого?

    — Я сам пользовался Telegram-каналом, а теперь нам сказали, что найдем какие-то альтернативы...

    — Надо оседлать новые технологии, чтобы Россия вперед двигалась!

    — Мы в начале 2000-х оказались если не на равных с США по технологиям, то на втором месте точно: «Яндекс» стали покупать, «ВКонтакте» и т. д. Это могло вывести Россию в число великих держав. А потом включили тормоз. Зачем это сделали?! 

    «Любая технологическая придумка в Роскосмосе имеет свое применение и в военной области. С учетом огромного количества спутников, которые сегодня запускаются, многие имеют двойное назначение» «Любая технологическая придумка в Роскосмосе имеет свое применение и в военной области. С учетом огромного количества спутников, которые сегодня запускаются, многие имеют двойное назначение» Фото: kremlin.ru

    «СТОИТ ОГРОМНАЯ ОЧЕРЕДЬ ЖЕЛАЮЩИХ СТАТЬ КОСМОНАВТАМИ» 

    — Если уж коснулись темы технологий... Вы недавно встречались с руководством Роскосмоса. По вашим ощущениям, космос для России — это только замечательное советское прошлое или не менее успешное будущее? 

    — Руководителю Роскосмоса Игорю Комарову я задал такой же вопрос. Я с ним согласился бы — исследование космоса и из космоса даст нам огромный рывок. Нам — это Земле, потому что космос — штука универсальная. И первый элемент — это новая связь. Мы понимаем, что главные спутники — это спутники связи. Благодаря тому, что у нас сегодня все эти гаджеты, благодаря всяким системам Wi-Fi для интернета и так далее нам надо эту возможность коммуницировать до каждого человека очень быстро. И конечно, космические запуски — это отработка связи. Это первое.

    Вторая история — это то, что Комаров назвал географией, а я называю геолокацией, когда спутники позволяют нам видеть разброс до метра, а некоторые военные спутники — до миллиметра. Это очень важно, например, для кадастра земли, установлении границ участков. Это, что называется, польза-польза. И не будем забывать о безопасности, о военном противостоянии, которое в последнее время часто возникает у России с другими странами. Это информационный канал, который позволяет узнавать о наших противниках больше. Но, повторю, главное — это связь, потому что человек — существо коммуникационное, и космос даст такую возможность.

    Обо всем остальном — пилотируемых полетах на Луну, на Марс и так далее — мы с Комаровым тоже говорили. Но пока это эксперименты. Надеюсь, он весной придет на «Эхо» и об этом подробно расскажет.

    — Что касается оборонных проектов Роскосмоса, они с вами секретами не делились?

    — Секретами со мной не делились, они меня берегут, любят и лелеют, потому что, как только они поделятся со мной секретами, меня тут же украдут. Им это зачем? Но, безусловно, там любая технологическая придумка имеет свое применение и в военной области. Неудивительно, что с учетом огромного количества спутников, которые сегодня запускаются, как принято интеллигентно говорить, многие имеют двойное назначение. 

    — Некоторое время назад в СМИ была информация, что космонавты уходят из отряда, поскольку для них нет работы. Вы об этом Комарова спрашивали?

    — Говорили и об этом. Он мне сказал, что стоит огромная очередь желающих стать космонавтами. И, как на любой работе, особенно на продвижении внутри работы, людям приходится ждать, это правда. Пилотируемых запусков можно посчитать «по головам», а очередь огромная. Да, люди уходят, но люди и приходят. Американская женщина-астронавт полетела в космос в 61 год. Расширение возрастных, физиологических возможностей для полета — это тоже большая задача. Отряд космонавтов переполнен, и очередь туда большая.

    «Юрий Дудь – очень быстро растущий, интересный интервьюер. Он очень вязкий, три раза создал мне зону некомфортности, а это трудно сделать, потому что я готовлюсь к интервью» «Юрий Дудь — очень быстро растущий, интересный интервьюер. Он очень вязкий, три раза создал мне зону некомфортности, а это трудно сделать, потому что я готовлюсь к интервью» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «МНЕ ДУДЬ НРАВИТСЯ»

    — Как вам журналист нового поколения — Юрий Дудь? В чем феномен его успеха? Вы ведь недавно с ним общались...

    — Да, я общался с ним. Юрий Дудь — очень быстро растущий, интересный интервьюер. Кстати, многие высокопоставленные люди его открыли для себя после интервью со мной, потому что им был интересен я, а теперь лучше знают и Дудя. У всех же дети. Дудь растет, посмотрим, что из этого выйдет. Он очень вязкий, три раза создал мне зону некомфортности, а это трудно сделать, потому что я готовлюсь к интервью. И он готовится. Мне Дудь нравится.

    — И ваш сын одобрил ваше участие в интервью...

    — Сын не просто одобрил, а послал, можно сказать! Когда я раздумывал, соглашаться на интервью или нет, он сказал: «Папа, тебе оказана великая честь, а ты кобенишься...» 

    — Чем Дудь как интервьюер отличается, например, от вас или Познера?

    — Для него люди моего поколения — мутанты, фэнтезийные люди. Когда он у меня спросил о Гнойном и Oxxxymiron, я спросил: а это кто? И увидел ужас в его глазах! Я, конечно, знал, что будет подобный вопрос... Дудь работает на свою аудиторию, которая нас не знает, но он не побоялся пригласить меня на интервью, хотя мы для этого поколения как белые носороги. Через неделю после интервью возвращаюсь с работы домой и слышу от парня лет 17–19: «О, это чувак из Дудя!» (Смеется.) Это люди, которые вообще не подозревали о существовании «Эха Москвы» и Венедиктова, некоторые Путина не знают. Например, мой сын до недавнего времени Медведева не знал. А зачем это ему? Зачем им знать Венедиктова? Но Дудь ввел меня в свою аудиторию. Интервью со мной 5 миллионов просмотров набрало! Мне кажется, это большое умение — своей аудитории предложить другого человека. Это очень сильно.


    — Какими вопросами Дудь ввел вас в зону некомфортности?

    — Я к интервью готовился, но не ожидал вопроса про часы Дмитрия Пескова, потому что думал, что это уже все давно объяснено и забыто. И мне пришлось вспоминать, я был не совсем готов к этому вопросу. Но после интервью в доказательство своей правоты я послал ему декларацию Пескова и Татьяны Навки, где у Пескова 20 миллионов, а у Навки — 120 миллионов. У нее более 300 выступлений в год! Она могла столько заработать. И все это задекларировано.

    После объявления из-за «дела Слуцкого» бойкота Думе некоторыми СМИ из них стали увольняться парламентские корреспонденты (из «Дождя», например). Как главред «Эха» что вы им посоветуете? (Силантьев И.)

    — Мы не бойкотируем Думу, но стараемся не цитировать господина Слуцкого, если это не касается важных тем. Мы направляем запросы по поводу господина Слуцкого, а его самого мне не удалось убедить извиниться. Я планирую посадить вместе его и оскорбленную им девушку — пусть они объяснят, почему так получилось. Может быть, мне удастся скорректировать его позицию.

    — Интересно, как вы относитесь к Татьяне Волковой из «Правосудия.нет», знакомы с ней лично? Она реальный человек или группа авторов, скажем, из спецслужб? На кого работает этот сайт? (Елена)

    — Я считаю, что «Татьяна Волкова» — это компетентные люди.

    — Группа товарищей со звездочками?

    — Не знаю. Но компетентность видна.

    «Вот если бы СМИ не рассказали про этот пожар в Кемерово, все эти торговые центры и не проверили бы, они так и продолжали бы гореть по всей России. Назвать это «чернухой» у меня язык не повернется!» «Вот если бы СМИ не рассказали про этот пожар в Кемерове, все эти торговые центры и не проверили бы, они так и продолжали бы гореть по всей России. Назвать это «чернухой» у меня язык не повернется!» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ — ЭТО И ЕСТЬ ХОРОШАЯ НОВОСТЬ»

    — Я часто слушаю ваше радио, но порой хочется выбросить приемник и забыть волну: сплошная чернуха идет — никакого позитива. В чем смысл такого прессинга? Неужели у нас в стране и правда ничего хорошего не происходит? (Ален)

    — В стране происходит очень много хорошего, но, знаете, когда на вас сваливается новость о сгоревших детях в Кемерове, отравленных детях в Подмосковье, изнасилованных детях в Перми, оказывается, что это важно, потому что ваши дети могут оказаться на их месте. Мы как предупреждение. Я считаю, что СМИ должны так работать: пляж, море, солнце, люди купаются, а мы сидим на вышке и видим, что надвигается туча, гроза, цунами, наше дело — предупредить об этом людей. Можете нас не слушать, но мы видим это, мы пограничники! И мы сразу говорим: ребята, надвигается проблема. Вот если бы СМИ не рассказали про этот пожар в Кемерове, все эти торговые центры и не проверили бы, они так и продолжали бы гореть по всей России. Назвать это «чернухой» у меня язык не повернется!

    Конечно, любая новость — это дискомфорт, потому что она вносит изменение. Сидишь в кресле, а тут вдруг объявляют похолодание или жару. Кому-то это может показаться плохой новостью, потому что менять что-то придется. Мы просто сообщаем новости, а вывод для себя вы сами делайте. А вообще предупреждение — это и есть хорошая новость.

    — Что у вас вызывает улыбку? (Дмитрий)

    — Что у меня вызывает улыбку? Нетривиальное поведение моих сотрудников.  

    — Вы вообще веселый человек, все интервью улыбались... Откуда силы на это?

    — Я по жизни оптимистично настроенный.  

    — Алексей Алексеевич, спасибо вам за интересный разговор!

    Венедиктов Алексей Алексеевич родился 18 декабря 1955 года в Москве. Окончил вечернее отделение исторического факультета Московского пединститута (1978). Одновременно с учебой в вузе пять лет работал почтальоном. По окончании вуза 20 лет работал учителем истории в школе.  

    С августа 1990 года работает на радиостанции «Эхо Москвы» — начинал с должности газетного обозревателя и корреспондента.

    С 1998 года — главный редактор радио «Эхо Москвы».

    С 2002 года — президент телекомпании «Эхо-ТВ».

    А вы чувствуете, что свободы слова становится меньше?
    Татьяна Завалишина, Рашид Галямов
    Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
    Видео: Амир Сафин
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 312