В минувшую пятницу состоялось заседание правления госкомитета РТ по тарифам, которое утвердило тарифы на 2020 год для производителей тепла и сбыта электроэнергииВ минувшую пятницу состоялось заседание правления госкомитета РТ по тарифам, которое утвердило тарифы на 2020 год для производителей тепла и сбыта электроэнергииФото: «БИЗНЕС Online»

Тарифы-2020:тепло ТГК-16 дорожает, но на населении это сразу не скажется

В минувшую пятницу состоялось заседание правления госкомитета РТ по тарифам, который утвердил тарифы на 2020 год для производителей тепла и сбыта электроэнергии. Если посмотреть на сводную таблицу по среднегодовой стоимости тепла, динамика вырисовывается достаточно любопытная. Самая высокая стоимость тепловой энергии предсказуемо у котельных: дороже всех казанские РК «Азино» и «Горки», тарифы которых, с учетом строительства водогрейного котла в целях подключения перспективных нагрузок взлетели аж до 1 015 рублей/Гкал, увеличившись на 19% к уходящему году (без учета инвестпроекта рост всего 1% — до 860 рублей). В 844 рубля/Гкал оценивается тепло РК «Савиново», которая долго возмущала ТГК-16 своей дороговизной и объемом рынка: согласно схеме теплоснабжения Казани, она отпускает в сеть в пиковом режиме 900 тыс. Гкал тепла — больше, чем энергодочка ТАИФа (705 тыс.). 

«Снижение отпуска от более дешевого источника ОАО „ТГК-16“ и повышение отпуска от более дорогих источников тепловой энергии АО „Татэнерго“ фактически нарушают интересы населения, поскольку в конечном итоге приводят к росту тарифов для потребителя», — говорилось в иске ТГК-16 годовой давности, направленном в отношении исполкома Казани и минэнерго РФ с требованием пересмотреть схему теплоснабжения. Но вот что интересно: тариф свежемодернизированной ТЭЦ-3, принадлежащей ТГК-16, на 2020 год утвердили в размере 834 рубля/Гкал — почти на уровне «Савиново», он вырос на 10%. Видимо, сказывается необходимость «отбивать» 14 млрд инвестиций в модернизацию. Кроме котельных, с ТЭЦ-3 на казанском рынке конкурируют «татэнерговские» ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, их среднегодовой тариф подорожал на 3%, утвердившись на уровне 740 рублей за гигакалорию. Так что если еще в этом году разница в стоимости тепла на коллекторе энергогигантов составляла какие-то 36 рублей, на будущий год она вплотную подберется к сотне. 

Самая высокая стоимость тепловой энергии предсказуемо у котельныхСамая высокая стоимость тепловой энергии предсказуемо у котельныхФото: kzn.ru

Самый значительный рост тарифов после котельных демонстрирует Нижнекамская ТЭЦ (ПТК-1), тоже принадлежащая ТГК-16. Цена тепла, вырабатываемого на ней, увеличилась с 582 до 678 рублей за гигакалорию. Если же смотреть в разрезе последних двух лет, тарифы на ней выросли на 46%, на ТЭЦ-3 — на 38%, на РК «Азино» — на 22%, на все остальные казанско-нижнекамские объекты генерации — на 3–7% (не считая ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, умудрившихся подешеветь на 6%).

Стоит отметить, что озвученные тарифы устанавливаются для производителей. На конечные цены для потребителей повлияют еще инфраструктурные расходы и стоимость передачи тепла. Но в любом случае, как сообщил начальник отдела регулирования и контроля тарифов на электрическую энергию Раиль Гайфуллин на заседании правления госкомитета, цены (тарифы) на электроэнергию для населения в первом полугодии 2020 года не вырастут и останутся на уровне 3,78 рубля за киловатт-час, а вот во втором полугодии поднимутся до 3,93 рубля, увеличившись на 3,97%.

«энергоснабжающие организации занимаются фактически энергетическим геноцидом населения и МСБ»

Пятничное рассмотрение тарифов началось с электроэнергии и цен АО «Татэнергосбыт». Необходимая валовая выручка компании (объем средств, необходимых для осуществления регулируемой деятельности в течение расчетного периода) составила на 2020 год 3,122 млрд рублей, которые примерно поровну делятся между населением и прочими потребителями. Вместо тарифов у сбытовой компании — сбытовые надбавки (надбавка к цене приобретаемой электроэнергии с учетом стоимости ее передачи). «Татэнергосбыт» предложил, чтобы в 2020 году сбытовые надбавки составили для населения 36,28 рубля за кВт·ч  в первом полугодии и 42,59 рубля — во втором. Для сетевых организаций надбавки в первом полугодии будут 8,27 и 8,52 рубля за кВт·ч, а для промышленных потребителей они будут зависеть от масштаба поставок.

Такое существенное увеличение нужно, чтобы профинансировать инвестпрограмму «Татэнергосбыта», которая, как сообщил гендиректор компании Рифнур Сулейманов, изначально предполагалась в размере 241 млн рублей. Александр Штром, первый зампред госкомитета по тарифам, сообщил, что минпромторг РТ утвердил эту инвестпрограмму в размере только 103 млн рублей.

— Ваше предложение приводит к значительному росту сбытовой надбавки для населения, соответственно, к росту у Сетевой компании «перекрестки», которые перекладываются дальше на всех других потребителей. Чтобы не допускать этого, принято решение ограничить вашу инвестпрограмму, — объяснил он.

«У нас в инвестпрограмме был заложен 241 млн рублей, а дали только 103 миллиона. Чтобы закрывать разницу, нам надо искать источники», — сообщил гендиректор «Татэнергосбыта» Рифнур Сулейманов«У нас в инвестпрограмме был заложен 241 миллион рублей, а дали только 103 миллиона. Чтобы закрывать разницу, нам надо искать источники», — сообщил гендиректор «Татэнергосбыта» Рифнур СулеймановФото: «БИЗНЕС Online»

— Насколько я поняла, ожидается повышение надбавки на 17 процентов, это приведет к увеличению тарифа по передаче электроэнергии на 4,5 процента при росте общего тарифа для населения в 4 процента. Мне кажется, здесь идет нарушение баланса двух разных компаний. Наверное, когда устанавливается тариф для населения, пропорционально должен делиться и рост тарифов на услуги по передаче, — возмутилась заместитель генерального директора по экономике Сетевой компании Наталья Назарова.

Штром объяснил, что решение одобрить частично инвестпрограмму «Татэнергосбыту» принималось на уровне премьер-министра РТ.

— Решение правительством принято. Если надо выходить с превышением, то будем выходить с превышением, — поставил точку он. Назарову эта точка не удовлетворила, и она пообещала написать обращение в ФАС.

— Сбыт начинает расти на 10–12 процентов в цене за киловатт-час для населения, — подхватил зампред общественного совета при госкомитете, член межотраслевого совета потребителей по вопросам деятельности естественных монополий при президенте РТ Игорь Вечеров. — Рост услуг нам кажется катастрофически чрезмерным.

— Если в разрезе сбытов России посмотреть, у нас довольно небольшая доля, — парировал Сулейманов.

— Вся эта организационная схема, связанная с функционированием рынка электроэнергии и механизмом установления расчетов предпринимательской прибыли и сбытовой надбавки, привела к тому, что у нас цена электроэнергии для значительного уровня потребителей уже превысила таковую цену и в Америке, и в Европе. Сейчас наши энергоснабжающие организации занимаются фактически энергетическим геноцидом населения и МСБ, — экспрессивно заявил Вечеров, но правление госкомитета не убедил: все остальные проголосовали за увеличение надбавки. 

«Нам в будущем году надо будет подключить в многоквартирных домах 19 тысяч индивидуальных и общедомовых приборов учета по всей республике. Из-за этого надбавка и растет. У нас в инвестпрограмме был заложен 241 миллион рублей, а дали только 103 миллиона. Чтобы закрывать разницу, нам надо искать источники. Если мы в каких-то квартирах счетчики не установим, начислять [оплату] мы не сможем. Поэтому мы выносим этот вопрос на заседание совета директоров, который будет в январе», — объяснил после заседания Сулейманов «БИЗНЕС Online». 

«Считаю, что решение о предоставлении ТГК-16 прибыли направлено не против Татэнерго, оно направлено против потребителей, против населения», — отметил Айрат Сабирзанов (справа)«Считаю, что решение о предоставлении ТГК-16 прибыли направлено не против «Татэнерго», оно направлено против потребителей, против населения», — отметил Айрат Сабирзанов (справа)Фото: «БИЗНЕС Online»

«недоремонт будет накапливаться как снежный ком»

Напомним, механизмом расчетной предпринимательской прибыли (РПП) был недоволен не только Вечеров, но и «Татэнерго», чей первый замдиректора Айрат Сабирзанов на прошлой неделе требовал не давать ее никому. Об этом Штром вспомнил и на рассмотрении тарифов ТГК-16. 

— А можно уточняющий вопрос: как они [«Татэнерго»] с точки зрения закона видят эту процедуру [отмены РПП]? — поинтересовался представитель ТГК-16.

— Думаю, что никак: по их желанию исключить что-то у вас мы не имеем права. К нашему величайшему сожалению, сложилась судебная практика, что если регулятор ограничивает право организации на получение РПП, то суды и ФАС встают на защиту организации, — покачал головой Штром.

— Это предусмотренная законом вещь, отказываться от нее нельзя. Я не понимаю, как «Татэнерго» будет это оформлять, — пожал плечами представитель ТГК-16.

Представитель «Татэнерго» хотела прокомментировать, как они видят эту процедуру, но Штром решил, что заседание президиума госкомитета — не место для дискуссий, и оставил без предпринимательской прибыли только «Татэнерго».

Александр Штром: «К нашему величайшему сожалению, сложилась судебная практика, что если регулятор ограничивает право организации на получение РПП, то суды и ФАС встают на защиту организации»Александр Штром: «К нашему величайшему сожалению, сложилась судебная практика, что если регулятор ограничивает право организации на получение РПП, то суды и ФАС встают на защиту организации»Фото: kt.tatarstan.ru

Впоследствии в компании объяснили «БИЗНЕС Online», что с точки зрения ФАС РПП можно давать только там, где нет угрозы превышения предельного тарифа для потребителей. «Но ведь уложиться в предельный тариф можно, снизив тарифы на транспортировку в сетях. При этом сегодня тепловые сети сильно нуждаются в восстановлении — это самое слабое место в системе теплоснабжения, — разводит руками Сабирзанов, констатируя, что перекосы в тарифах на тепловую энергию у различных производителей все больше увеличиваются. — Но это полбеды. Сегодняшнее решение о включении в тариф коллегам прибыли на 2020 год в последующие годы позволит им получать ее автоматически. Таким образом, недоремонт будет накапливаться как снежный ком. В результате сети рискуют получить аварии и их восстановление приведет к росту тарифа для населения».

По мнению Сабирзанова, ТГК-16 было бы разумнее включить прибыль в цену на пар для промышленных потребителей (ТАИФ-НК, «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез»), они для этого имеют полное право, т. к. цена на пар с 2018 года не регулируется. «Прибыль с нефтехимических гигантов была бы справедливой хотя бы еще и потому, что они в 2010 году с передачей Казанской ТЭЦ-3 и Нижнекамской ТЭЦ ТАИФу и последующим повышением тарифа на тепловую энергию для населения в два раза, существенно снизили затраты на пар. Считаю, что решение о предоставлении ТГК-16 прибыли направлено не против „Татэнерго“, оно направлено против потребителей, против населения», — заключил он.

Самому «Татэнерго» днем ранее члены правления серьезно скорректировали цены, урезав долгосрочный (на 2019–2023 годы) тариф на тепловую энергию, поставляемую с коллекторов Набережночелнинской ТЭЦ с предполагаемых 2 715 рублей за гигакалорию до 2 610 рублей. Остальные тарифы и для ТГК-16, и для «Татэнерго» согласовали в соответствии с первоначальными планами госкомитета. 

«Татэнерго» серьезно скорректировали цены, урезав долгосрочный (на 2019–2023 годы) тариф на тепловую энергию, поставляемую с коллекторов Набережночелнинской ТЭЦ с предполагаемого 2715 рублей за Гкал до 2610 рублей«Татэнерго» серьезно скорректировали цены, урезав долгосрочный (на 2019–2023 годы) тариф на тепловую энергию, поставляемую с коллекторов Набережночелнинской ТЭЦ с предполагаемого 2 715 рублей за гигакалорию до 2 610 рублейФото: «БИЗНЕС Online»

«Вы готовы объяснять жителям Нижнекамска, что спокойненько просите поднять тарифы на 10 процентов?»

Интересная картина складывается и с Нижнекамской ТЭЦ «Татнефти», которая несет убытки после проведенной модернизации, а ныне готовится к новым инвестициям по программе ДПМ. Ее необходимая валовая выручка на 2020 год составляет 2,199 млрд рублей (с ростом в 2%), а тарифы на тепло на первое полугодие комитет утвердил в размере 641,62 рубля за гигакалорию, на второе полугодие — 664,54 рубля с ростом в 3,6 процента. Заместитель директора по экономике и финансам Валерий Антонов попробовал было с ними не согласиться и заявил, что компания настаивает на среднегодовом тарифе в 691 рубль, то есть в первом полугодии он должен составлять 658, во втором — 737 рублей.

— Вы готовы объяснять жителям Нижнекамска, что из-за того, что удельники поднялись на 25 процентов, вы спокойненько просите поднять населению тарифы на около 10 процентов? Вы готовы это объяснять? — практически допрашивал его Штром.

— Мы готовы объяснять, что подъем этого тарифа был осуществлен не за счет нас, а за счет второй станции. И все это отлично знают, — не задумываясь, ответил Антонов, имея в виду конкурирующую ТЭЦ ТАИФа в Нижнекамске.

— Извините, по ПТК-1 превышений нет. Более того, мы им точно так же, как вам, планируем снять часть выручки и перераспределить на следующий год, чтобы не допускать роста тарифов, — раскрыл карты запред тарифного комитета.

— Еще раз можно повторить? Средний тариф у ТГК-16 в Нижнекамске — 678 рублей, так? А у нас 651! Вот и вся разница. То есть для населения Нижнекамска разница — 27 рублей, — не сдавался Антонов.

Штром в итоге в очередной раз предложил пересмотреть схему теплоснабжения Нижнекамска. Антонов точно так же в тысячный раз сообщил, что «Татнефть» уже пыталась это сделать, но исполком не пошел им навстречу. «Но дальнейшее распределение цены просто противоречит тому, что нам дал город, и тому, что нам даете вы», — отметил он.

Решение тем не менее было принято. Напомним, что, как уже писал «БИЗНЕС Online», ТАИФ ранее обещал Нижнекамску снизить свой тариф на 2020 год после пересчета планируемых затрат — примерно на 6,5%. Именно поэтому город летом оставил тепловую схему без изменений. Татарстанский арбитраж в декабре отказал в удовлетворении иска «Татнефти» к исполкому города по этому вопросу. 

Пока же цены ПТК-1 только растут — причем сильнее всех прочих (на 46% за два года). При том, что ТЭЦ обеспечивает не только 60% населения города, но и бо́льшую часть промышленности, включая крайне энергоемкий «Нижнекамскнефтехим», значит, она эффективная и тарифы у нее должны быть закономерно ниже, как до этого и было. Даже в этом году гигакалория на ПТК-1 стоила 582 рубля, а на татнефтевской ТЭЦ — 599 рублей. Но, видимо, реальность гораздо сложнее.